PDA

Просмотр полной версии : Преступления против мирного населения в ЧРИ



Страницы : [1] 2 3 4

Baskurt
01.12.2010, 06:25
Материалы, свидетельствующие о преступлениях против гражданского населения в период двух чечено-российских войн: фото и видео факты, отчеты правозащитных организаций и пр.

Много тысяч чеченцев прошло через фильтрационные лагеря, или побывали какое-то время в местах расположения войск, в комендатурах, временных отделах и т.д. в качестве задержанных. Хотелось бы услышать их свидетельства.

Могут быть те, кто стали свидетелями вскрытия массовых захоронений, или кто участвовал в перезахоронениях.

В общем, приветствуются все свидетельства, касающиеся массовых убийств, братских могил, массовых задержаний, пыток и т.д.

Материалы с пропагандистских ресурсов (КЦ и пр.) прошу не постить в этой теме, даже если есть ссылки на серьезные источники.

Baskurt
01.12.2010, 06:37
Сообщения средств массовой информации

Около 18:10 21 октября 1999 г. в некоторых районах Грозного прогремели взрывы; по сообщению корреспондента Ассошиэйтед Пресс Марии ЭЙСМОНТ, были убиты 118 и ранены более 400 человек.

А.БАБИЦКИЙ: Мы поехали в 9-ю городскую больницу, … и там мы застали чудовищную картину: залитые кровью полы и огромное количество раненых. Раненых, убитых, и умирающих прямо на наших глазах людей подвозили каждую секунду. Автобусы, микроавтобусы, легковые машины. Весь внутренний дворик больницы был заставлен машинами с тяжелоранеными людьми, которых не успевали вносить в больницу. Я скажу, что насчитал около тридцати человек, и не всегда было понятно, кто просто ранен, а кто уже мертв.

Хасин РАДУЕВ: Все ракеты взорвались в центральной части города, на Центральном рынке, торговые ряды которого функционируют практически круглосуточно - погиб 61 человек. В мечети поселка Калинина в часы вечерней молитвы оказалось около 60 человек. 41 погиб. Одна из ракет взорвалась во дворе единственного в Грозном действующего родильного дома. Жертвами стали 13 женщин и 15 новорожденных малышей. Еще 7 человек погибли от осколков на стоянке перед зданием роддома. Много раненых у Главпочты, где на автостоянке в момент взрыва находились несколько автобусов с пассажирами.

Жительница Грозного Наталья ЭСТИМИРОВА в это время садилась в автобус 7-го маршрута неподалеку от бывшего здания почтамта. Услышав со стороны роддома звук взрыва и увидев ползущее оттуда бурое облако кирпичной пыли, пассажиры и бросились прятаться от обстрела в развалины напротив почтамта. Не успели они укрыться, как сверху над ними прогремели новые взрывы. Руины устояли, но те, кто не был защищен сверху перекрытиями, получили множественные осколочные ранения (Интервью H.Эстимировой М.Замятину и А.Черкасову, Москва, “Мемориал”, 25.10.1999)

В телевизионных репортажах на следующий день были показаны разрушения на рынке и деформированные металлические обломки - по словам чеченцев, фрагменты ракет “земля-земля” –“огромные, полутораметровые осколки, маркированные цифрами и буквами кириллицей” (А.Бабицкий).

По словам заведующего отделением реанимации 9-й городской больницы г.Грозного, только туда “поступили где-то в 17:15-17:20 [учитывая разницу по времени с Москвой в один час - прим. сост.] около 65-70 человек” раненых (НТВ, Сегодня, 22.10.1999).Списки погибших были неполны, так как родственники забрали многие тела для похорон, и неизбежно пополнятся, так как около ста раненых находятся в критическом состоянии. На следующий день начальник оперативного управления чеченских вооруженных сил Мумади САЙДАЕВ говорил о 137 погибших и свыше 250 раненых (Интерфакс).

Baskurt
01.12.2010, 06:44
Комментарии должностных лиц РФ

Руководитель Российского информационного центра Александр МИХАЙЛОВ в интервью утренней программе новостей телеканала НТВ заявил, что ни одного боевого вылета на Грозный самолеты федеральных сил накануне не совершали, не применялись и тактические ракеты земля - земля. МИХАЙЛОВ не исключил, что взрыв в Грозном стал результатом теракта, подготовленного самими боевиками.

Руководитель Центра общественных связей ФСБ Александр ЗДАНОВИЧ в интервью Радио России заявил, что Федеральная служба безопасности РФ не имеет отношения к взрывам в центре Грозного, в том числе на городском рынке, заметив, что у ФСБ “имелись данные о том, что на рынке складировалось оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества. Более того, боевики, считая, что по скоплению людей не будет нанесен удар ни авиацией, ни артиллерией, складировали там большое количество боеприпасов. Поэтому мы не исключаем, что мог произойти самопроизвольный подрыв боеприпасов, приведший к гибели людей”.

Александр ВЕКЛИЧ, начальник объединенного пресс-центра федеральной группировки войск на Северном Кавказе, в интервью телеканалу ОРТ заявил, что в четверг в районе рынка в Грозном была проведена спецоперация против торговцев оружием.

Отвечая на вопрос, не пострадали ли в ходе “спецоперации” мирные люди, ВЕКЛИЧ сказал:
“Вы знаете, в темное время суток мирные люди не ходят по рынку, где продается оружие бандитам и террористам, а сидят дома. Поэтому, там если и были пострадавшие, это были пострадавшие те, кто продает оружие и боеприпасы бандитам, обеспечивает их”.

На пресс-конференции в Хельсинки председатель Правительства РФ Владимир ПУТИН сказал:
“Могу подтвердить, что действительно имел место какой-то взрыв в Грозном на рынке. Но хочу обратить внимание представителей прессы на то, что имеется в виду не просто рынок в общепринятом смысле этого слова, имеется в виду рынок вооружений - так это место в Грозном называется. Это база оружия, склад оружия. И это место - один из штабов бандформирований. Мы не исключаем, что взрыв, который там произошел, является результатом столкновений между противоборствующими группировками”.

Вместе с тем, он отрицал причастность федеральной стороны к происшедшему, и фактически дезавуировал слова А.ВЕКЛИЧА:
“Есть информация о том, что проводилась какая-то спецоперация со стороны федеральных сил. Да, такие операции проводятся регулярно, есть основания полагать, что такая операция проводилась и вчера, но это никакого отношения не имеет к событиям, происшедшим в Грозном”.

Наконец, начальник организационно-мобилизационного управления Генштаба РФ генерал-полковник ПУТИЛИН заявил:
“Никакие удары в это время по Грозному не наносились, и вооруженные силы к этому делу непричастны. В связи с тем, что Грозный в настоящее время не контролируется Вооруженными силами России, подтвердить объективность первого заявления, которое было сделано, объективной возможности пока не представляется”.

Baskurt
01.12.2010, 06:50
По словам генерала АУШЕВА, в Ингушетии и Северной Осетии слышали, как пролетали эти ракеты, которые, по всей вероятности, были пущены с базы 58-й армии близ с.Тарское на территории Северной Осетии. Он выразил сомнение, что решение об ударах по Грозному могло быть принято на уровне командующего армией:

Р.АУШЕВ: Нет, на самом верхнем. Все принимается на самом высоком уровне. … применялись ракеты “земля -земля” …, в принципе, носители ядерного оружия. Когда вопрос обсуждался, какие силы и средства будут задействованы, … когда операция планировалась, там дали добро. Я думаю, что президент об этом знает. Кто возьмет на себя ответственность без президента использовать ракетные войска?

Наконец, 26 октября 1999 г. в теллевизионной программе Евгения КИСЕЛЕВА “Глас народа” (телеканал НТВ) командующий группировкой федеральных сил “Запад” генерал-майор Владимир Владимир ШАМАНОВ признал, что взрывы в Грозном 21 октября произошли в результате ракетного удара, нанесенного федеральными войсками.


http://www.memo.ru/hr/news/gr-10-99.htm#_VPID_5

Baskurt
01.12.2010, 06:51
Утро 22 октября
http://sphotos.ak.fbcdn.net/hphotos-ak-snc3/hs478.snc3/26199_104195336287305_100000905172724_36440_3769017_n.jpg

Baskurt
01.12.2010, 06:56
http://s04.radikal.ru/i177/1004/8b/5f9af5de4f12.jpg

Зелимхан Гиреев:

21 октября я, мой брат Асланбек и наш знакомый на машине марки "Жигули" поехали на центральный рынок запастись продуктами. Это было около в 16.30.

Людей, как в мирное время, на базаре было много. Асланбек сразу пошел в сторону рыбных рядов. Я шел по другим рядам и услышал взрывы; один за другим прозвучало несколько очень сильных взрыва. Я повернулся и ощутил сильный свист в правом ухе. Я этот свист ощущал потом около недели. Позже, ухаживая за братом, я иногда засыпал у его постели, и этот свист будил меня. Одновременно сотни осколков зарикошетили вокруг. Я вспомнил о брате и побежал к нему. Кругом кричали и плакали женщины, везде раненые, оторванные руки и ноги, кровь. Я видел труп человека, которому оторвало голову. Тело лежало отдельно, голова отдельно. Мне кажется, люди не понимали, что с ними произошло. Некоторые раненые с разорванными конечностями стояли с каким-то странно-спокойным видом. Некоторые были без сознания.

Мне было не очень страшно, хотя в ту войну я был мальчишкой, но многого насмотрелся. У вещевых лотков стоял мой брат. Левую руку, точнее то, что от нее осталось, он придерживал правой. Он весь был в крови. Шея и лицо сгоревшие, с ободранными кусочками кожи. На левом виске открытая рана. На лице не было ни миллиметра нормального цвета кожи, все лицо в ранках. Кусок нижней губы оторван, в оба глаза попали осколки. Я его схватил на руки, сказал ему, что это я (он уже ничего не видел) и побежал к машине через залитых кровью людей, куски шифера и дерева.

Мы повезли Асланбека в девятую больницу. По дороге он сказал: "Не мучайте себя и меня, оставьте меня, дайте мне умереть". Он уже понял, что ослеп. Он не стонал, в какой-то момент сказал, что устал и попросил меня подержать его раненую руку. А потом, освободившейся здоровой рукой прислонил мою голову к своему плечу. Наверное, так ему было легче.

В девятой больнице врачи даже не стали ничего спрашивать, сразу обработали раздробленную кость, вытащили осколки из плеча, зашили раны на лице. Когда мы уже перенесли Асланбека из операционной в палату, к больнице стали подходить машины и автобусы, наполненные раненными людьми. Их было сотни, большинство - женщины и дети".

Baskurt
01.12.2010, 06:57
Малика Юнусова:

"Мы с мужем торговали продуктами с 1996 года. У меня четверо детей, в возрасте от 14 до 5 лет.

21 октября рано утром, как обычно, мы пришли на рынок. Наплыв людей был очень большой, как до войны. До этого дня Грозный обстреливали, говорят глубинными бомбами тоже. Поэтому еще 18 числа я детей отправила к родственникам в с. Катыр-Юрт. Все произошло, когда муж пришел с послеобеденного намаза. Подойдя ко мне, он рассказал, что после молитвы задремал, ему приснился умерший двоюродный брат. Испуганный муж сказал, что это к несчастью. Я ответила, что вечером съездим проведать родных в Катыр-Юрт, хотела его успокоить. То, что с нами может что-то случиться, я не допускала. Но муж торопил меня, все время говорил: "Собирайся, поехали домой".

Я на рынок носила походную печку, на бензине. Я приготовила поесть, чтобы вечером уйти сразу домой. Поели. Муж с другом отошли от лотка, стояли чуть сзади меня. Где-то в 16.30 я услышала шум, звук такой, что звенит в ушах. Это не гром. Я даже не испугалась. Это не гром, неизвестно что. Я подняла глаза и увидела, что в воздухе появилась какая-то труба. Из нее вылетел шар, красный такой, как во время заката солнца. Он разорвался на моих глазах. И сразу такой страшный грохот. Я испугалась, меня оглушило.

Месяцев пять после этого у меня была частичная потеря памяти. Труба упала прямо на рынок. А разорвавшийся шар за какое-то мгновение превратился в осколки и люди без головы, без рук, без ног, с разорванными животами стали падать на землю.

Я ничего не слышала, я только видела все это глазами. Помочь я никому не могла, моя правая рука была переломлена. Там было не до помощи. Там все подряд, проходящие, стоящие, торгующие, - все лежали. Один на второго падал. Трое лежали на моем муже. Они все трое умерли, а он остался живой.

Я не слышала ни криков, ни стонов, я видела разевающиеся рты, гримасы людей. Кто еще живой двигался, тут падал. Я сложила свою руку, отошла от стола, побежала сзади стола. Я не находила мужа, искала. Я просто искала куртку, в которую он был одет. Отошла метров на 20. Я переступала через мертвые тела, а потом поскользнулась на крови, упала и каталась в ней, потому что не могла подняться. Кожаную куртку мужа я увидела в пяти метрах от своего стола. Я подошла, потрогала его, встряхнула, он посмотрел на меня. И мы поняли, что мы живы. Мы разговаривали как немые люди, ничего не слышали оба. Он меня схватил обеими руками, с ним ничего не случилось. А те двое, которые оттолкнули моего мужа (двое мужчин и женщина), от них только кусочки остались.

Муж схватил меня, у меня так болела после этого рука. Мы бежали, не зная куда. Базар стоял на трамвайной линии. Поворот трамвайной линии (мы жили на остановке Заводской), сосед прибежал, он бежал к рынку, узнав про взрыв. Он встретил нас, поймал машину. На остановке, помню, стоял желтый автобус. Меня отвезли к 9-й больнице, туда же после нас подъехал и желтый автобус. Он был полностью забит пассажирами, но в живых остались только одна женщина, маленький мальчик и шофер еле живой вышел оттуда. Остальных потом вытаскивали, они все были мертвы.

Автобус стоял на остановке, все люди в нем там и погибли. Я видела это сама. Я о себе забыла. Этих людей вытаскивали и укладывали на ступеньки, ведущие внутрь больницы. Все было занято, и ступеньки, и проход. Врачи не знали, кого тронуть, кого взять и кому помочь. Они говорили, не стойте, увозите всех, нет свободных мест. За полчаса люди умирали.

Потом меня повезли в центральную республиканскую больницу, там я успела до наплыва людей. У меня убрали осколки вживую, без обезболивания. Но и здесь пошел наплыв людей. Я не могу пересчитать, сколько их там умерло.

Утром 22 октября город бомбили уже самолеты. Родные приехали за мной около шести утра. До рассвета продолжались поступления и операции. Мне сказали, что доставят в Назрань, но дороги были перекрыты. Меня отвезли в Катыр-Юрт. Потом повезли в больницу Ачхой-Мартана. Прятали от военных патрулей, постов. Для них все раненные - боевики и снайперы. Лечили меня в Ачхой-Мартане.

У меня была соседка, тоже из Катыр-Юрта. Она торговала вместе со мной. Раиса, шестеро детей у нее было, седьмым была беременна. Во время обстрела рынка она погибла".

Baskurt
01.12.2010, 07:00
http://i052.radikal.ru/1004/d8/f0d0e459bf86.jpg

Baskurt
01.12.2010, 07:04
http://s54.radikal.ru/i143/1004/d2/0769fd3b742b.jpg

http://cs450.vkontakte.ru/u11209626/59935470/x_b0465edd.jpg

Baskurt
01.12.2010, 07:13
http://www.youtube.com/watch?v=QIxMv40Z2Hg

В этом фильме есть кадры сделанные сразу после ракетного удара.

Baskurt
01.12.2010, 07:23
Представитель общества “Мемориал” А.Н.МИРОНОВ с 9 по 12 октября 1999 г. находился в Чечне.

При посещении горного села Элистанжи МИРОНОВ зафиксировал зону сплошных разрушений (300 на 800 м). По словам местных жителей, разрушения возникли 7 октября около 12 часов дня в результате бомбардировки с большой высоты. Характерной особенностью разрушений является взаимное перекрывание зон поражения отдельных боеприпасов. Таким образом, имела место ковровая бомбардировка.

34 человека из числа погибших, похоронены на кладбище в с.Элистанжи; согласно списку, составленному со слов местных жителей, это в основном женщины и дети. Кроме того, тела погибших в Элистанжи беженцев из других сел, укрывавшихся там (число их не установлено), были увезены родственниками для похорон на родовые кладбища. Относительно небольшое число погибших объясняется редкой застройкой села, где дома разделены обширными садами и огородами.

В больницах г.Шали и Грозного представитель “Мемориала” беседовал с ранеными из с.Элистанжи (всего около 20 человек). Из них лишь один взрослый мужчина, а остальные - дети и женщины.

В селе Элистанжи и его окрестностях наш наблюдатель не обнаружил никаких объектов, которые можно было бы принять за военные.


http://www.memo.ru/hr/news/gr-10-99.htm#_VPID_5

Baskurt
01.12.2010, 07:24
http://s07.radikal.ru/i180/1004/73/76a3b875537e.jpg

http://s006.radikal.ru/i213/1004/e2/22d80f524ff1.jpg

Baskurt
01.12.2010, 07:29
Неполный список погибших в Элистанжи

1. Аппазов Рамзан, пенсионер, ветеран ВОВ, кавалер многих орденов. - [75 лет];
2. Арцуев Артур - 16 лет [17 лет];
3. Арцуева Таиса - 13 лет [10 лет];
4. Арцуева Шамсан - 13 лет [Шамса, 15 лет];
5. Арцуев Рахман - 12 лет [Рахьман, 7 лет];
6. Арцуев Заур - 7 лет [9 лет];
7. Арцуев Шамсуда - 11 лет [Шамсудди];
8. Гехаев Адам - пенсионер [62 лет];
9. Гехаева Айшат - пенсионерка [60 лет];
10. Гехаева Эпси - пенсионерка [79 лет];
11. Гехаева Хижан - пенсионерка [71 год];
12. Дурдиева Зина - домохозяйка [43 лет];
13. Дудаев Супьян - 50 лет [51 год];
14. Дудаев Усман - 44 года [42 года];
15. Дудаев Аслан - 16 лет [26 лет];
16. Дудаев Рахман - 12 лет [Рахьман, 14 лет];
17. Бабаева Мадина - домохозяйка [Габаева, 43 года];
18. Мухмадов Ислан - 18 лет [Ислам, 25 лет];
19. Мухмадова Малкан - 22 года, студентка [25 лет];
20. Надаев Сар-Али - 18 лет [25 лет];
21. Осупова Имани - 21 год [20 лет];
22. Петирова Сацита - 14 лет [Пектирова];
23. Исмаилова Тоара - пенсионерка [Тоар, 71 год];
24. Саитова Эсет - домохозяйка [Сапатова, 38 лет];
25. Саитов Ислам - 4 года ;
26. Чуманов Ислам - 15 лет [Чумаков, 10 лет];
27. Халезатов Адам - 4 года [Хазатов, 8 лет].

6 человек старше 60 лет, 7 – дети моложе 14 лет, 11 – женщины; только 8 из них хотя бы по одному из источников условно могут быть названы мужчинами “боеспособного возраста” – от 14 до 60 лет.

Согласно списку раненых, поступивших 7 октября в хирургическое отделение Шалинской центральной районной больницы, из 35 человек 11 – дети до 14 лет, 3 – старше 60 лет. Из взрослых - от 15 до 60 лет - раненых 11 человек - женщины и 8 – мужчины. По сообщению Н.ЭСТИМИРОВОЙ, предоставившей список, к 21 октября общее число погибших и умерших от ран составило 48 человек.

memo.ru

Baskurt
01.12.2010, 07:57
http://s57.radikal.ru/i155/1004/bf/00db279dd33c.jpg

http://i003.radikal.ru/1004/f4/a1a8e7f25a9d.jpg

Baskurt
01.12.2010, 08:00
http://img2.immage.de/edit_04079c91411995....jpg

http://s47.radikal.ru/i116/1004/21/2b32909a2a44.jpg

Baskurt
01.12.2010, 08:08
Мемориал: «гуманитарный корридор» с массовыми захоронениями (Чечня)

26 октября российские средства массовой информации распространили сообщение о том, что с 29 октября будут открыты "гуманитарные коридоры" для выезда мирных жителей Чечни либо в Ингушетию, либо в северные районы Чеченской Республики. Многим беженцам казалось наиболее предпочтительным выехать в северные районы, уже занятые российскими войсками.

29 октября около девяти часов утра колонна беженцев проследовала через село Петропавловское и направилась по шоссе в сторону станицы Горячеисточненская, примыкающей к райцентру - крупному селу Толстой-Юрт. На окраинах этих двух населенных пунктов уже располагались позиции российских войск. Когда колонна автомашин приблизилась к Горячеисточненской, по ней без предупреждения был нанесен артиллерийский удар. Огонь, по-видимому, велся с артиллерийских позиций федеральных войск, расположенных на высотах у села Виноградное, на северо-восток от Горячеистоненской.

В течение четырех часов военные не пропускали к месту обстрела колонны местных жителей, которые хотели оказать помощь попавшим в беду людям. Лишь после того, как глава администрации станицы Горячеисточненская сумел договориться с военными, на помощь пострадавшим выехала грузовая машина с молодыми людьми из села Толстой-Юрт, которые сумели вывезти раненных и часть тел убитых.

Однако группа из пяти напуганных детей, которыми руководил семнадцатилетний юноша, еще на протяжении пяти суток без пищи и теплых вещей скрывалась от обстрелов в холмах. Лишь 3 ноября они вышли к станице Горячеисточненская, где им оказали первую помощь.

В результате обстрела погибли не менее двадцати трех беженцев, еще семь человек позже скончались от ран в больнице. Среди погибших были, как минимум, пять детей. Несколько десятков человек получили ранения.

Возможно, что погибших было больше. Точно установить их число не возможно. Часть погибших местные жители похоронили на кладбище села Толстой-Юрт, часть тел родственники вывезли для захоронений в другие населенные пункты Чечни. Те тела, которые не удалось вывезти с места трагедии сразу, военные зарыли вместе с разбитыми автомашинами. Лишь 2 и 3 июня 2000 г. одно такое захоронение было вскрыто родственниками погибших.

Подробности: http://www.regnum.ru/news/polit/1023370.html#ixzz16pk7YH2x

Baskurt
01.12.2010, 08:10
http://i044.radikal.ru/1004/4b/32267c9ea607.jpg

http://i038.radikal.ru/1004/b6/1da17f906fe8.jpg

Baskurt
01.12.2010, 08:20
У Умар-Али Дамаева, во время бомбардировки села Ригах Чеберлойского района погибла вся семья (жена и 5 детей)

http://i062.radikal.ru/1004/8b/f6076577e22d.jpg

Baskurt
01.12.2010, 22:53
http://sphotos.ak.fbcdn.net/hphotos-ak-snc3/hs458.snc3/26199_104195456287293_100000905172724_36468_5855736_n.jpg

http://sphotos.ak.fbcdn.net/hphotos-ak-snc3/hs478.snc3/26199_104193869620785_100000905172724_36399_1711250_n.jpg

Baskurt
01.12.2010, 22:56
http://sphotos.ak.fbcdn.net/hphotos-ak-snc3/hs458.snc3/26199_104196892953816_100000905172724_36522_6444287_n.jpg

http://dic.academic.ru/pictures/wiki/files/69/Evstafiev-chechnya-killed-in-truck.jpg

Baskurt
01.12.2010, 22:57
http://s001.radikal.ru/i195/1002/e4/07276f3ba819.jpg

http://k.foto.radikal.ru/0701/9c5d987554c2.jpg
http://k.foto.radikal.ru/0701/f7492514358b.jpg

Baskurt
01.12.2010, 22:58
http://k.foto.radikal.ru/0701/f362d796a654.jpg

http://k.foto.radikal.ru/0701/36b7cc0580a5.jpg

http://rb.foto.radikal.ru/0707/77/3954db424b89.jpg

Baskurt
01.12.2010, 23:05
http://content.foto.mail.ru/community/voinavchechne/2/i-13.jpg

http://content.foto.mail.ru/community/voinavchechne/2/i-14.jpg

Baskurt
01.12.2010, 23:09
http://content.foto.mail.ru/community/voinavchechne/2/i-81.jpg

ул. Садовая. 22 декабря 1994 г. Бомбовый удар по скоплению автомобилей на светофоре.
http://chechna.com/_ph/5/2/826931887.jpg

Baskurt
01.12.2010, 23:14
http://s54.radikal.ru/i146/1008/08/9cfc5eefbcdb.jpg

http://s50.radikal.ru/i127/1008/47/fa6a41e504a2.jpg

Baskurt
01.12.2010, 23:15
http://s001.radikal.ru/i194/1008/fd/e77c619f1bc5.jpg

http://i081.radikal.ru/1008/c7/798dcc971a66.jpg

Baskurt
01.12.2010, 23:17
http://s05.radikal.ru/i178/1007/d0/5dfa2ed7852d.jpg

http://i067.radikal.ru/1008/bc/fedb23525866.jpg

Bourne
01.12.2010, 23:20
После всего этого у них хватает наглости назвать нас террористами, и в первую и во вторую войну они убивали всех подряд - детей, женщин и стариков.

Baskurt
02.12.2010, 01:41
http://s47.radikal.ru/i117/1008/90/05c9bbe7169d.jpg

http://s001.radikal.ru/i195/1008/8e/9556d7fd0386.jpg

винторез
02.12.2010, 02:24
http://s47.radikal.ru/i117/1008/90/05c9bbe7169d.jpg

http://s001.radikal.ru/i195/1008/8e/9556d7fd0386.jpg

Ни чё се :shok: да это прям как сцена из голивудских фильмов про Армагеддон! На первой фотке как будто астероид падает.

Baskurt
02.12.2010, 02:29
Ни чё се :shok: да это прям как сцена из голивудских фильмов про Армагеддон! На первой фотке как будто астероид падает.
Скад или Точка. Такими же по рынку долбанули.

berglam
02.12.2010, 22:09
Россию обязали выплатить рекордный штраф пострадавшим в Чечне


Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге оштрафовал Россию на рекордные 1,72 миллиона евро. Такую сумму Россия должна выплатить за гибель 24 жителей Чечни при бомбардировках в феврале 2000 года. Истцами выступили 29 жителей Чечни, которым не удалось добиться желаемого результата в российских судебных инстанциях, сообщает ВВС. http://www.newsru.com/russia/02dec2010/record.html

berglam
02.12.2010, 23:20
ракеты летели из астрахани тоже, с "капустин яра", особенно в ночь при выходе из грозного.

http://military.tomsk.ru/i/284/177/zweWFwJWO1.jpg


Оперативно-тактический ракетный комплекс 9К72 (Scud-B) (http://www.flot2017.com/file/show/none/15059)

Kamil
02.12.2010, 23:27
я был на месте где упала первая из тех 5-ти ракет что были пущены в октябре 1999 г.на Грозный, я даже на память взял оттуда себе осколок,мы от эпицентра насчитали 300 шагов,кучность осколков была ну наверное, каждые 15 см,также видел то что было на базаре после того как ракета там взорвалась и помню как сейчас слова путина,что в результате успешной операции была уничтожена база боевиков

Daymohk
02.12.2010, 23:28
http://saveimg.ru/pictures/02-12-10/cd5bdda3b7d82aa5bf383cdcc5bdef8f.jpg
http://saveimg.ru/pictures/02-12-10/7284a8fcc3f9e9451f57f7555cb38a35.jpeg

Kamil
02.12.2010, 23:32
http://lifeinschool.narod.ru/project/004/img/beslan28.jpg

Daymohk
02.12.2010, 23:33
http://saveimg.ru/pictures/02-12-10/62d1ea5bc7c618d09ecb6421b370d809.jpg (http://saveimg.ru)
http://saveimg.ru/pictures/02-12-10/748f2c9a95d3d6e324f2f58a8442ebef.jpg (http://saveimg.ru)

Kamil
02.12.2010, 23:33
http://www.memo.ru/hr/hotpoints/chechen/samashki/Vygonaja.JPG

Вся первая чеченская война была военным преступлением преступлением по своей форме. Мирное чеченское население целенаправленно уничтожалось в ходе войны. Российская армия неадекватно и неоправданно применяла силу в результате чего гибли в основном мирные жители, при этом подобные последствия осознавались российским военным руководством, а значит их действия были преднамеренными и направлялись на уничтожение именно мирного населения. Во время боевых действий происходили целенаправленные погромы и резня чеченского гражданского населения, в частности во время Самашской резни в 1995 году. Российские военные нередко прибегали к захвату заложников из числа мирных чеченцев, в частности в Грозном в августе 1996 года. После завершения боевых действий правозащитниками было найдено множество массовых захоронений чеченцев, среди которых было немало людей со следами пыток и издевательств. В фильтрационных лагерях созданных русскими держались преимущественно мирные чеченцы, подвергавшиеся нечеловеческому обращению, пыткам и убийствам. Российские военные нередко похищали чеченских жителей и затем требовали выкуп у их родственников. Обеими сторонами конфликта практиковались пытки и казни военнопленных.

Kamil
02.12.2010, 23:40
http://profcartoon.com/news/wp-content/uploads/2007/08/4250.jpg

Kamil
02.12.2010, 23:48
Смертельный поход за черемшой. Подробности "случайной" гибели мирных жителей в ходе спецоперации


11-12 февраля 2010 года в лесном массиве на границе Чеченской Республики и Республики Ингушетия, в окрестностях ингушских сел Аршты и Даттых, проводилась спецоперация. По итогам операции силовики отчитались об уничтожении крупного отряда боевиков, отрицая при этом возможные жертвы среди гражданского населения.

Между тем, уже днем 12 февраля из региона начали поступать сообщения, что в ходе операции погибло много мирных жителей. 13 февраля сотрудники Правозащитного центра "Мемориал" посетили село Аршты. 14 февраля в Ачхой-Мартановском районе Чечни сотрудники ПЦ "Мемориал" и Human Rights Watch опросили несколько десятков свидетелей событий. Можно уверенно утверждать, что в зоне проведения спецоперации находилось большое число мирных жителей. По крайней мере четверо из них были убиты. Правозащитникам удалось выяснить обстоятельства их гибели.

Подробности:

11 февраля рано утром окрестности сел Аршты и Даттых Сунженского района Ингушетии были объявлены зоной проведения контртеррористической операции (КТО). Решение о проведении операции было принято Оперативным штабом по Республике Ингушетия.

По официальным сообщениям, между селами Аршты и Даттых была обнаружена большая группа боевиков. В течение дня в этом районе была слышна стрельба, по лесному массиву наносились ракетные удары с воздуха. Активные действия, прекратившиеся с наступлением темноты, с рассветом 12 февраля возобновились.

В течение этих двух суток поступала противоречивая информация о количестве блокированных боевиков и понесенных ими потерях. По данным, озвученным различными официальными источниками, в блокированном районе мог находиться отряд численностью от 15 до 25 человек. После первого дня спецоперации говорили о 10 или 11 убитых, к ночи 12 февраля цифры выросли до двух десятков. Посетивший 12 февраля зону КТО президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров заявил о 18 убитых членах НВФ[1]. По словам прокурора Ингушетии Юрия Турыгина, среди убитых опознаны: Исраилов, «бывший личный охранник лидера вооруженного подполья Доку Умарова», житель г. Аргун; Дзейтов, «главарь вооруженного бандподполья в Сунженском районе», житель с. Бамут; Иса Ферзаули, «находившийся в розыске»; Беслан Хациев, Беслан Махаури, Шамиль Гадамаури и Хасмагомед Султыгов, житель ст. Орджоникидзевской[2].

Однако уже 12 февраля стали поступать сообщения о том, что среди погибших в зоне КТО могли оказаться мирные жители из окрестных сел, собиравшие в лесу черемшу.

Позже сведения о жертвах среди мирных жителей подтвердил пресс-секретарь президента РИ Калой Ахильгов. В интервью радиостанции «Эхо Москвы» он сказал: «С территории проведения спецоперации было вообще выдворено около 70 местных жителей, которые занимались сбором лесного чеснока… Четверо из них, к сожалению, попали под обстрел и погибли. Эти жертвы не входят в те 18 человек боевиков, которые были убиты в ходе спецоперации»[3]. В интервью РИА Новости о том же говорил и сам президент Евкуров[4].

Для выяснения обстоятельств гибели людей 13 февраля во второй половине дня в с. Аршты выехали сотрудники ПЦ «Мемориал». Они опросили нескольких местных жителей, которые сказали, что среди односельчан пострадавших нет, однако есть погибшие среди жителей Ачхой-Мартановского района Чечни, в том числе и несовершеннолетние.

На юго-восточной окраине селения Аршты сотрудники ПЦ «Мемориал» видели семь трупов взрослых людей, шесть из которых были упакованы в спальные мешки. Возможно, это были опознанные тела убитых боевиков.

14 февраля сотрудники ПЦ «Мемориал» и Human Rights Watch работали в Ачхой-Мартановском районе Чечни. Они опросили несколько десятков человек, в том числе и родственников погибших, и чудом выжившего свидетеля трагедии. Это позволило уточнить обстоятельства гибели людей и ответить на вопрос, почему эти люди оказались в зоне проведения спецоперации.

10-11 февраля большая группа жителей Ачхой-Мартана и близлежащих сел (всего около 200 человек) выехала на автобусах и грузовых машинах в граничащий с Ингушетией лесной массив для сбора черемши[5]. Предварительно жители получили от главы администрации Ачхой-Мартановского района письменное разрешение, которое обеспечивало свободный проезд людей и транспортных средств в зону сбора черемши. Родственники погибших предъявили правозащитникам поименные списки на официальном бланке с печатью, выданные районной администрацией.

Представители ПЦ «Мемориал» и Human Rights Watch установили обстоятельства гибели мирных жителей Ачхой-Мартановского района.

11 февраля Шамиль Катаев (1991 г.р., проживал по адресу: с. Орехово (Янди-Котар) Ачхой-Мартановского р-на, ул. Садовая) поехал собирать черемшу вместе со своим другом Мовсаром Татаевым (1988 г.р., проживал по адресу: с. Ачхой-Мартан, ул. Щорса, д. 20) и с еще двумя жителями Ачхой-Мартана – братьями Арби Мутаевым (1990 г.р.) и Адланом Мутаевым (1993 г.р.).

Как рассказал правозащитникам Адлан Мутаев, выживший после спецоперации и находящийся в ачхой-мартановской больнице, около трех часов дня 11 февраля все четверо двигались к выходу из леса с полными мешками черемши. Неожиданно в них стали стрелять из автоматического оружия из-за бугра. Шамиль Катаев и Мовсар Татаев были ранены. Братья Мутаевы пытались бежать. Шестнадцатилетный Адлан был ранен в ногу, но смог укрыться в яме, и подошедшие военные его не заметили. В течение двух суток Адлан прятался от военных, забравшись в глубокую канаву, где бил родник и протекал ручей. Затем он самостоятельно, несмотря на огнестрельное ранение и обморожение конечностей, стал выбираться из леса. Местные жители нашли его недалеко от опушки.

Арби Мутаев тоже пытался спрятаться, но был схвачен военными – вооруженными людьми славянской внешности в камуфляжной форме. Со слов местных жителей, военные под дулом автомата приказали Арби тащить своих еще живых товарищей. Шамиль просил военных его не убивать. Когда Арби уже не мог поднять друзей, ему на глаза надвинули шапку, после чего раздались выстрелы. Военные оставили трупы лежать на снегу. Арби Мутаева забрали с собой, водили по лесу, полураздетого, подвергали издевательствам. Освободили Арби только на вторые сутки.

Два дня в лесной массив в окрестностях с. Аршты никого не допускали, трупы и раненых не выносили. Наконец 13 февраля жители Ачхой-Мартана, чьи родственники не вернулись домой со сбора черемши, по согласованию с сотрудниками правоохранительных органов поехали в зону проведения спецоперации. Они прочесали лес и нашли тела убитых Шамиля Катаева, Мовсара Татаева, Рамзана Сусаева (1969 г.р.) и Мовсара Дахаева (1992 г.р.).

На теле Шамиля Катаева были множественные огнестрельные ранения, во лбу – пулевое отверстие (см. фото). Из кармана куртки Катаева исчезли паспорт, мобильный телефон и разрешение на сбор черемши. Шамиль Катаев отправился собирать черемшу, чтобы заработать денег и провести электричество в дом, где он в крайней бедности проживал с отцом и четырьмя братьями и сестрами (младшей – 10 месяцев). На теле друга Шамиля, Мовсара Татаева, было три огнестрельных ранения и несколько ножевых ранений, в том числе на спине и в области паха (правозащитникам было передана видеозапись тела, сделанная до ритуального омовения). Обоих похоронили в Ачхой-Мартане родственники Татаева, так как у семьи Катаевых не было средств на похороны.

Рамзан Сусаев, со слов родственников, был убит выстрелом в грудь. У него также «вся левая сторона обстреляна, разодрана спина и сломана левая рука, на правой стороне – тоже огнестрельное ранение». 13 февраля старший брат Сусаева с пятнадцатью односельчанами выехал на поиски. Он обнаружил тело в лесном массиве и сам привез его домой вместе с лежавшим рядом полным мешком черемши и прикрепленной к мешку тяпкой для сбора. Мешок был предъявлен правозащитникам (см. фото). По словам родственников, до похорон к ним приезжали представители прокуратуры, осмотрели и сфотографировали тело.

Мовсар Дахаев (1992 г. р., проживал по адресу: г. Ачхой-Мартан, ул. Мамакаева, д. 36) был убит тремя выстрелами в спину. Родственники сказали, что «Мовсар в первый раз пошел за черемшой, за компанию с ребятами. Ему интересно было, мать упросил отпустить. Утром, как в лес пришли, он свою фотографию на телефон сделал, она у нас сохранилась (см. фото). Военные объясняют, что ребята попали туда, где находились боевики, и случайно пострадали, но из наших никто не знал, что там идет спецоперация, никого не предупреждали…» Между тем, глава администрации Ачхой-Мартановского района утверждает, что жители были проинформированы о проведении спецоперации в лесном массиве[6].

Правозащитники опросили в общей сложности несколько десятков жителей Ачхой-Мартана, включая родственников погибших, а также нескольких сборщиков черемши. Все они говорили, что никто их не предупреждал о проведении в этих лесах спецоперации и что они беспрепятственно проехали через все посты вплоть до лесного массива. Кроме того, как говорят опрошенные сборщики черемши, до того, как их начали обстреливать, они не слышали никаких звуков боя: огонь по ним открыли неожиданно, с близкого расстояния, – из засады, в упор.

Со слов опрошенных жителей стало известно, что еще один жителей села, Майр-Али Вахаев (1965 г.р.), до сих пор не вернулся со сбора черемши. Тело его не найдено, о его судьбе ничего не известно.

Калой Ахильгов сообщил, что по состоянию на 15 февраля нет заявлений от жителей республики о гибели или исчезновении их родственников в зоне «спецоперации». В то же время жители Ачхой-Мартановского района Чечни подали в районную администрацию шесть заявлений о людях, не вернувшихся из леса.



Возможно, список жертв неполон. Собранные «Мемориалом» сведения не являются исчерпывающими. Однако уже сейчас можно уверенно утверждать, что люди в лесу погибли не в результате ошибки артиллеристов или вертолетчиков. Нет также никаких подтверждений того, что «боевики использовали их в качестве живого щита» (такую информацию сообщил РИА «Новости» представитель оперативного штаба по Ингушетии[7]). Собранные сведения, показания выживших свидетелей, характер пулевых и ножевых ранений позволяют утверждать, что люди были расстреляны в упор и, возможно, добиты.

Необходимо расследовать как сами эти убийства, так и причины, по которым сотни людей оказались в зоне смертельной опасности.

Правозащитники продолжают выяснять обстоятельства происшедшего 11-12 февраля.
http://www.memo.ru/2010/02/15/movd.jpg
Мовсар Дахаев

http://www.memo.ru/2010/02/15/ras.jpg
Рамзан Сусаев
http://www.memo.ru/2010/02/15/movt.jpg
Мовсар Татаев

источник (http://www.memo.ru/2010/02/15/1502101.htm)

berglam
02.12.2010, 23:54
Преступления против мирного населения Чечни
Как убивали мирных чеченцев .Будем мочить в сортире. (с) В.В. Путин.источник http://www1.disput.az/index.php?showtopic=190496

Kamil
02.12.2010, 23:55
http://www.warchechnya.ru/KP/15.jpg

Kamil
02.12.2010, 23:56
http://i059.radikal.ru/0908/d4/49871c6b7c4b.jpg

http://photopicture.us/chronicles/images/96.jpg

archie
03.12.2010, 22:30
http://s42.radikal.ru/i097/0905/55/0f9657224096.jpg

Daymohk
03.12.2010, 22:35
http://s014.radikal.ru/i328/1012/42/3e6d74097299.jpg (http://www.radikal.ru)
http://s04.radikal.ru/i177/1012/6e/541469e43b2c.jpg (http://www.radikal.ru)

Путник
03.12.2010, 22:56
октябре 1999 г. наземная боевая операция велась в равнинной и предгорной частях Чеченской Республики полным ходом. При этом массированные неизбирательные удары, а также прямые удары по гражданскому населению и гражданским объектам (включая ковровые бомбардировки густонаселенных жилых районов) осуществлялись ежедневно. 7 октября около полудня ковровой бомбардировке было подвергнуто село Элистанжи Веденского района, в котором в этот период отсутствовали какие-либо военные объекты. В ходе бомбардировки было убито 34 человека из числа местных жителей и неизвестное количество жителей других сел и ранено не менее 33 человек. Из неполного списка погибших (27 человек) усматривается, что 6 из них старше 60 лет, 7 – дети от 4 до 13 лет, 11 – женщины, и только 8 человек могут быть отнесены к «мужчинам боеспособного возраста» – от 14 до 60 лет. Согласно списку раненых, поступивших 7 октября в хирургическое отделение Шалинской центральной районной больницы, из 33 человек 11 – дети до 14 лет, 3 – старше 60 лет, из числа остальных – 11 женщин. По данным на 21 октября, общее число погибших и умерших от ран составило 48 человек. В период с 18 по 20 октября авиаудары, неизменно сопровождавшиеся гибелью гражданских лиц, наносились по райцентрам Ачхой-Мартан, Урус-Мартан, Шали, Старопромысловскому району г. Грозного, населенным пунктам Гехи, Гехи-Чу, Орехово, станице Первомайская и др. Кроме того, фактически каждый день в небе над Чечней военные самолеты и вертолеты работали в режиме так называемой «свободной охоты».

Путник
03.12.2010, 22:58
22 октября, федеральные силы полностью перекрыли административную границу между Чечней и Ингушетией. На трассе Ростов – Баку, по которой из Чечни непрерывно выходили колонны беженцев, был оборудован контрольно-пропускной пункт «Кавказ-1». Организацией и деятельностью этого КПП руководил его комендант – полковник Анатолий Николаевич Хрулёв (впоследствии генерал-лейтенант, командующий 58-й армией), назначенный Владимиром Шамановым, и подчинявшийся лично ему как командующему оперативной группировки «Запад». Как позже писал корреспондент Радио Свобода Олег Кусов, «имя ''Хрулёв'' стало именем нарицательным, символом полного военного беспредела»

Из материалов решения Европейского суда по делу «Исаева и др. против России» следует, что в тот же день 29 октября около 11 часов к беженцам на КПП «Кавказ-1» вышел старший офицер (по-видимому, тот же Хрулёв) и заявил, что сегодня «коридор» открыт не будет, и что информации о том, когда его откроют, у него нет. Затем он приказал гражданским лицам очистить пространство перед блокпостом и вернуться в Грозный. Когда колонна растянулась по трассе «Ростов-Баку» на 12 километров, в небе появились военные самолеты и начали наносить по ней ракетные удары. Всего было выпущено 12 неуправляемых ракет С-24 «воздух – земля» по шесть с каждого самолета, что составляет полный боекомплект. Машины, в том числе грузовик Чеченского Комитета Красного Креста с соответствующей символикой на крыше, были поражены прямым попаданием. В результате, по сведениям МККК, на трассе в районе селения Шаами-Юрт погибло 25 и было ранено свыше 70 гражданских лиц. 24 февраля 2005 г. Европейский суд по правам человека в связи с данными событиями признал Российскую Федерацию ответственной за нарушение Статьи 2 (право на жизнь) Европейской конвенции.

Путник
03.12.2010, 23:01
В этот же день примерно в 40 километрах от этого места, в районе станицы Горячеисточненская с позиций российских войск артиллерийскому обстрелу была подвергнута другая колонна беженцев (в основном детей, женщин и стариков), следовавших на машинах, на каждой из которых были закреплены белые флаги. Затем в течение примерно четырех часов военные не подпускали местных жителей к месту расстрела колонны, причем огонь (в том числе снайперский) не прекращался. Лишь после того, как глава администрации Горячеисточненская сумел договориться с военными, те дали два часа на эвакуацию раненых и убитых (однако огонь все равно не был полностью прекращен). В результате не менее 24 гражданских лиц, из них пятеро детей, были убиты, еще 7 человек позже скончались в больнице от ран. Несколько десятков человек получили ранения.

Путник
03.12.2010, 23:02
31 октября военная авиация сделала около 100 самолето-вылетов, 1 ноября бомбардировкам подверглись около 20 населенных пунктов, а 2 ноября была разбомблена 2-я детская больница в городе Грозном[30]. Проход для гражданских лиц в Ингушетию был открыт лишь 2 ноября, при этом пропуск через КПП осуществлялся крайне медленно, по нескольку сот человек в день. К этому времени на чеченской стороне скопилось уже около 5 тысяч беженцев, вынужденных ночевать под открытым небом. Среди них, по информации Президента Ингушетии Руслана Аушева, только 1 ноября имели место, как минимум, четыре смертельных случая вследствие неоказания медицинской помощи

3 декабря 1999 г. полковник Хрулёв вновь перекрыл КПП «Кавказ-1». Радио Свобода сообщило: «В разговоре с заместителем министра внутренних дел Ингушетии Али Дударовым Хрулев заявил, что на пост не подается в достаточном количестве электроэнергия, и поэтому он работать не может. Поскольку разговор был столь долгим, Али Дударову удалось понять, в чем дело: под Урус-Мартаном сегодня ночью погибло около 200 российских военнослужащих, а те, кто попал в плен, были вырезаны. Полковник Хрулев в конечном счете сказал: «Они режут наших людей»»

Daymohk
03.12.2010, 23:03
http://s008.radikal.ru/i306/1012/54/5f2654b04af0.jpg (http://www.radikal.ru)

Путник
03.12.2010, 23:04
Страшная трагедия разыгралась 4-6 февраля в селе Катыр-Юрт, в котором к этому моменту находилось не менее 25000 гражданских лиц. Помимо местного населения здесь скопилось большое количество перемещенных лиц, так как российская сторона в одностороннем порядке объявила данный населенный пункт «безопасной зоной». Село было блокировано и подвергалось ковровой бомбардировке и обстрелу с 80.30 утра 4 февраля до 6 февраля. При этом, по показаниям многочисленных свидетелей, командующий операцией генерал Владимир Шаманов отдавал приказы не выпускать гражданское население из села, а единственный «коридор», который в итоге все-таки был открыт для гражданских лиц, подвергался прицельной бомбардировке с воздуха и обстрелу, в результате чего погибло и было ранено множество людей, включая детей. Анализируя показания свидетелей и высших военных командиров, планировавших и осуществлявших данную операцию, Европейский суд по правам человека пришел к выводу, что «жители Катыр-Юрта были «наказаны» за очевидное нежелание сотрудничать с [российским] военным руководством»

Согласно показаниям местных жителей, производивших впоследствии захоронение трупов, и того больше (более 300).

Daymohk
03.12.2010, 23:05
http://s002.radikal.ru/i198/1012/48/6f00bbc87d06.jpg (http://www.radikal.ru)

Путник
03.12.2010, 23:06
Первый по времени случай, получивший широкий резонанс в средствах массовой информации, относится к событиям декабря 1999 г. в селении Алхан-Юрт. 1 декабря части и подразделения федеральных сил оперативной группировки «Запад», находившиеся под командованием и эффективным контролем генерал-майора Владимира Шаманова, преодолев ожесточенное сопротивление противника и понеся большие потери, овладели селом. Первые убийства были совершены именно в этот день. Тогда же, согнав большинство жителей на окраину, военные приказали им покинуть населенный пункт, после чего он был блокирован. Однако в Алхан-Юрте все-таки осталось около 500 человек. В последующие дни, вплоть до 18 декабря, российские военные организованно грабили и сжигали дома, а также убивали жителей и насиловали женщин. Организация «Хьюман Райтс Вотч» установила обстоятельства убийства девятнадцати и ранения трех гражданских лиц, а также изнасилования четырех женщин. Однако сами авторы доклада признают, что сведения в нем могут быть неполны, так как организации было отказано в доступе на место событий. Особенно это касается изнасилований, в свете крайней табуированности данной темы в традиционном чеченском обществе.

11 декабря группа жительниц Алхан-Юрта сумела встретиться с Владимиром Шамановым и сообщить ему о совершаемых его подчиненными преступлениях. Однако тот отказался их слушать, и, по словам участников встречи, выгнал через десять минут после начала разговора, оскорбляя и угрожая расстрелом. Но сведения о преступлениях уже просочились в прессу. 17 декабря в село прибыла комиссия во главе с вице-премьером российского правительства Николаем Кошманом. На видеозаписи, сделанной охраной одного из членов комиссии, были зафиксированы и места складирования награбленного имущества, и загруженные им военные грузовики, а также пьяные военнослужащие, грозившие расстрелять и самого вице-премьера. Позднее фрагменты этой видеозаписи были продемонстрированы по российскому телевидению. Разразился скандал.

Путник
03.12.2010, 23:08
Чудовищная акция организованной резни гражданского населения была учинена в одном из районов Грозного – поселке Новые Алды 5 февраля 2000 г., на следующий день после того, как российские войска установили над ним контроль. Преступники – предположительно сотрудники ОМОН ГУВД г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области и военнослужащие 245-го Гвардейского мотострелкового полка МО РФ[57] – в течение нескольких часов убили здесь не менее 46 гражданских лиц, включая десять стариков старше 65 лет и семь женщин. Кроме того, рядом с поселком на улице Подольской в тот же день (и, по-видимому, бойцами тех же подразделений) было убито еще 5 представителей гражданского населения (четверо из них – члены одной семьи, включая 67-летнего старика, женщину на девятом месяце беременности и годовалого мальчика)[58]. По обоим эпизодам Европейский суд по правам человека признал нарушение Российской Федерацией статьи 2 Конвенции (право на жизнь). Еще пять человек были убиты 5 февраля в соседнем поселке Черноречье (подробно см. раздел 30.4.3 (а)).

Так же, как и в Алхан-Юрте, убийства в Старопромысловском районе и Новых Алдах сопровождались изнасилованиями и повальным разграблением и сожжением домов гражданских лиц; так же, как и в Алхан-Юрте, никто из преступников не был привлечен к уголовной ответственности. В ряде случае солдаты ссылались на приказ убивать под страхом расстрела в случае невыполнения приказа. Другим жертвам они заявили: «Выселять вас будем. Вам коридор, сволочи, давали?». В ряде случаев имеются ясные свидетельства того, что убийцы ссылались на приказ не оставлять никого в живых. Так, со слов чудом выжившей после расстрела жительницы Старопромысловского района Елены Гончарук, российские военные перед суммарной казнью 19 января 2000 года заявили жертвам: «Зачем вы здесь остались? Раз вы решили остаться, то вы боевики. Это вам не 95-й год, на этот раз мы пришли сюда с приказом смести все, что растет и движется. Ваш город восстановлению не подлежит, мы его сравняем с землей и вас вместе с ним» (по данному эпизоду Европейским судом также было установлено нарушение Россией ст. 2 Конвенции)

Путник
03.12.2010, 23:10
В феврале 2001 года «благодаря» процветавшей в ОГВ (с) коррупции, в дачном поселке, непосредственно примыкающем к территории военной базы, было обнаружено самое крупное в Чечне захоронение жертв внесудебных казней. Фактически оно представляло собою свалку трупов, хаотично разбросанных по улицам и домикам дачного поселка. Некоторые из жертв, по всей видимости, были убиты здесь же. Палачи не особенно утруждали себя сокрытием улик. Въезд в поселок был перекрыт блокпостом, охранявшимся сотрудниками ОМОН. Именно их корыстолюбие стало причиной обнаружения могильника: первый труп они показали и позволили забрать родственникам за 3 тысячи долларов. После этого сюда потянулись сотни людей, что искали по всей Чечне своих исчезнувших близких. Тогда часть тел вывезли на Грозненскую базу МЧС для опознания.

Постепенное становление и развитие этой практики приходится на 2000-2001 гг. К концу 2001 – началу 2002 года она достигает апогея жестокости: в этот период блокада сел, тотальное задержание больших групп населения по поло-возрастному признаку, пытки, убийства, насильственные исчезновения, не говоря уже о грабежах, являлись неизменным атрибутом почти всех подобных акций.

Однако убийства и насильственные исчезновения практиковались представителями российской стороны не только в целях «военной необходимости». Абсолютная безнаказанность приводила к тому, что они стали для многих представителей силовых структур просто стилем ежедневного поведения: похищали и убивали из корыстных побуждений, из чувства этнической ненависти и просто «для развлечения». Особенно тяжелая ситуация сложилась в горных селах, вблизи которых находились крупные военные гарнизоны, и куда практически не могли попасть независимые наблюдатели.

Путник
03.12.2010, 23:14
1-18 декабря 1999 г. в селе Алхан-Юрт Урус-Мартановского района Чеченской Республики. Этот эпизод расследован в еще меньшей степени, чем события в Новых Алдах и в Старопромысловском районе. Едва ли не единственным источником информации о данных событиях является предварительный доклад правозащитной организации «Хьюман Райтс Вотч», опубликованный в апреле 2000 г

Организация «Хьюман Райтс Вотч» установила обстоятельства убийства 19 и ранения 3 гражданских лиц, а также изнасилования четырех женщин. Однако сами авторы доклада признают, что сведения в нем могут быть неполны, так как организации было отказано в доступе на место событий: обстоятельства устанавливались путем раздельного опроса перемещенных лиц в Ингушетии и сличения полученных от разных лиц свидетельств.

17 декабря 1999 года представитель Президента РФ в Чеченской Республике вице-премьер Николай Кошман и Малик Сайдулаев, один из известнейших промосковских чеченских лидеров, посетили Алхан-Юрт, родное село Сайдулаева, для расследования сообщений о преступлениях. Большая часть визита была отснята на видеопленку сопровождением Сайдулаева. На записи видно, как «Кошман и Сайдулаев идут по опустошенному селу, выслушивая обезумевших от горя сельчан, рассказывающих им о расстрелах без суда и следствия, грабежах, сожженных домах и других преступлениях, совершенных российскими солдатами. Когда Кошман и Сайдулаев шли по селу, они обнаружили несколько тайников с награбленным российскими солдатами добром, включая палатку, набитую одеялами и коврами, и военный грузовик, полностью загруженный видеомагнитофонами и другими электротоварами. В одном месте среди украденных солдатами вещей Сайдулаев нашел свои собственные тарелки и, показывая их Кошману, сказал: «Эти тарелки из моего дома». <…> Когда Кошман выходил из дома, где он осматривал награбленное добро, стоявшие недалеко солдаты начали угрожать расстрелять его, очевидно, не зная, что они обращались к вице-премьеру. Генерал-майор Ваха Ибрагимов, выходивший из дома вслед за Кошманом, кричит на солдат, объясняя им: «Вы хоть знаете, с кем разговариваете? Это вам не женщин мучить!». Солдаты оказались в нетрезвом состоянии и поначалу отказывались представиться Кошману и Ибрагимову, несмотря на то, что получили непосредственный приказ. Видно, что Кошман поражен доказательствами жестокостей, представленных ему в Алхан-Юрте. «Я клянусь вам всем, что я видел, что в Гудермесском районе, на севере, я нигде не видел ничего подобного. Если собрать все это село, ничего подобного не было совершено больше нигде», – говорит он местным жителям. Когда местный житель предложил, что командующего надо отдать под суд, Кошман быстро соглашается: «На этот счет нет никаких сомнений. То, что я увидел, не сравнится ни с чем, что я когда-либо видел», «В селе все разрушено, за исключением этой улицы»».

К уголовной ответственности за преступления в Алхан-Юрте никто так и не был привлечен.

Путник
03.12.2010, 23:17
В июне 2001 г. массовость и жестокость облав еще более усиливается. 5 июня очередная облава прошла на центральном грозненском рынке. К ее проведению было привлечено около 100 единиц бронетехники и военных грузовиков, рынок был блокирован по всему периметру. В течение двух часов было задержано, по разным оценкам, от 500 до 700 мужчин: документов не проверяли (иногда при попытке предъявить паспорта их рвали и выкидывали), с каждого торгового ряда задерживали по 20 человек. Задержания сопровождались избиениями и разграблением: были разграблены ряды, где продавались продукты, сигареты и спиртные напитки. Всех задержанных на грузовиках доставили в район цирка, где был организован временный фильтрационный пункт.

Путник
03.12.2010, 23:18
1-го июля в селе Серноводск на фугасе подорвался милицейский УАЗ, погибли пять милиционеров. Вскоре к месту происшествия подъехали военные и задержали двух молодых людей, которые неподалеку пасли скот. Вначале их хотели расстрелять на месте, но вмешался участковый милиционер. Тем не менее военнослужащие увезли пастухов, с тех пор об их судьбе ничего неизвестно. Рано утром 2-го июля в Серноводск вошли подразделения федеральных сил и начали «зачистку»: врывались во дворы, выгоняли из дома хозяев, забрасывали гранатами чердаки и подвалы, забирали все, что им понравилось из имущества, ломали и резали мебель, «заготавливали провиант»: убивали кур, индюков, баранов, даже выкапывали картошку и грузили все это в БТРы. В центре села военнослужащие расстреливали личный и государственный транспорт, если хозяева не успевали вовремя заплатить выкуп. Из одного дома были вывезены даже дизельный электрогенератор и насос для выкачивания воды. Несмотря на то, что в селе военнослужащим никто не оказывал сопротивления, гранатами забросали дома Мовсаровых, Баташевых, Саламовых, Арсанукаевых, Рамазановых, Сайдулаевых, Альтамировых. Все сотрудники поселкового отделения милиции и сотрудники ГАИ были разоружены и задержаны военнослужащими. Главу администрации села Ваху Арсамакова и главу администрации Сунженского района Хизира Витаева военнослужащие в начале «зачистки» заперли на ключ в их служебных кабинетах и не позволяли им выйти оттуда в течение десяти часов. Во всех дворах задерживали мужчин от 14 до 60 лет, но некоторым удалось откупиться. Для избежания задержания была установлена такса: если все документы были в порядке и прописка местная – 200 рублей; если прописка не местная (в основном перемещенные лица) – 500 рублей; если просрочено временное удостоверение или не все фотографии вклеены в паспорт – 1000 рублей. Не смогли откупиться около 700 человек: их вывели на поле между селами Серноводск и Самашки, приказали всем (даже 90-летнему старику А.-К. Губаеву) лечь ничком на землю и натянули им на головы рубашки. За малейшее движение били прикладами по голове. У задержанных отбирали деньги, снимали кольца, часы, у некоторых портили документы, удостоверяющие личность. На допрос водили в палатку, установленную тут же. Допрашиваемых жестоко избивали, особенно тяжело пришлось тем, у кого на теле были какие-либо шрамы, даже полученные в детстве. Некоторых пытали током, надевая на пальцы металлические кольца с подсоединенными к ним проводами, натравливали служебных собак. К двум часам ночи следующих суток отпустили большинство задержанных, однако более сотни увезли в Ачхой-Мартан во Временный отдел внутренних дел. Два человека «исчезли».

По данным Анны Политковской, опубликованным в «Новой газете», «68 мужчин, живущих в Серноводске, заявили [в прокуратуру] об изнасиловании их военнослужащими, проводившими карательную акцию, но не нашли должного понимания. И тогда 48 из них обратились уже к Аслану Масхадову с требованием разрешить им стать камикадзе и расплатиться за унижения терактами. Но и Масхадов ответил им категорическим отказом. И тогда двое из них попытались покончить жизнь самоубийством.

Baskurt
05.12.2010, 19:55
http://sphotos.ak.fbcdn.net/hphotos-ak-ash1/hs478.ash1/26199_104196902953815_100000905172724_36524_3629656_n.jpg

http://sphotos.ak.fbcdn.net/hphotos-ak-snc3/hs458.snc3/26199_104196922953813_100000905172724_36529_7824386_n.jpg

Baskurt
05.12.2010, 19:57
http://imgs1.kavkazcenter.com/photo/genocide/foto64.jpg

http://img62.imageshack.us/img62/74/035zk8.jpg

Baskurt
05.12.2010, 19:57
http://img62.imageshack.us/img62/861/031ee3.jpg

http://img236.imageshack.us/img236/6601/050xi7.jpg

Baskurt
05.12.2010, 20:03
Это в селении Хо. Вернее, не в самом селении, а на спортбазе по классической гребле. "Голубое озеро" по нашему называется. Туда съежались все беженцы. Думали что очень высоко и далеко. То есть, безопасно. А 23 февраля прилетели самолёты и всех на хрен. Под авиабомбёжкой сгорели 15 человек. Ну, в основном, дети, конечно. И женщины. Девочка потом умерла. Она так сильно обгорела. Кожа отвалилась, только кости торчали. Уже не могла кричать. представляете. "Врачи без границ" оказывают, в основном, только первую помощь. Нет средств. Мать никуда не могла поехать. У неё не было ни денег, ни одежды. Я ей дала пятьдесят тысяч, и они уехали в город.
http://sphotos.ak.fbcdn.net/hphotos-ak-ash1/hs478.ash1/26199_104193896287449_100000905172724_36407_3643945_n.jpg

Этот мальчик Миша Епифанцев. Я что-то снимал на окраине Грозного, в Черноречье. Мимо меня поехала машина и чеченец, который был за рулём, увидев, что я с фотоаппаратом, показал мне этого мальчика. Мальчик лежал в машине уже с оторванными ногами. Чеченец нашёл его и повёз в больницу. Я успел снять на моторе несколько кадров. А на следующий день нашёл этого мальчика в больнице в Урус-Мартане. Там уже была его мать. ...Потом шведский корреспондент Гуннар Юхансон из крупнейшей вечерней газеты Скандинавии написал серию материалов о Мише. Шведы создали фонд имени Миши. Собрали много денег на его лечение, протезирование и реабилитацию до совершеннолетия. А также - на оказание помощи другим детям. Пострадавшим.
http://imgs1.kavkazcenter.com/photo/photobook/velengurin/pic8.jpg

http://www.crimean.org/forum/forum_posts.asp?TID=8506&PN=86&TPN=6

Baskurt
05.12.2010, 20:07
http://i039.radikal.ru/0801/d4/b77c1b8cb95c.jpg

http://content.foto.mail.ru/community/voinavchechne/2/i-63.jpg

Baskurt
05.12.2010, 20:08
http://dimapics.com/pics/858.jpg

http://dimapics.com/pics/1412.jpg

Baskurt
05.12.2010, 20:09
http://dimapics.com/pics/1054.jpg

http://dimapics.com/pics/849.jpg

Baskurt
05.12.2010, 20:09
http://dimapics.com/pics/848.jpg

http://dimapics.com/pics/852.jpg

Baskurt
05.12.2010, 20:10
http://dimapics.com/pics/1410.jpg

http://dimapics.com/pics/864.jpg

Baskurt
05.12.2010, 20:11
http://dimapics.com/pics/859.jpg

http://i066.radikal.ru/0908/c2/ee9e7fa0dbb3.jpg

Baskurt
05.12.2010, 20:12
http://i002.radikal.ru/0908/78/cf83586e553c.jpg

http://s55.radikal.ru/i147/0908/12/3ce524cedeeb.jpg

Baskurt
05.12.2010, 20:13
http://s13.radikal.ru/i186/0908/d8/b4bdf117f069.jpg

http://s39.radikal.ru/i084/0908/d5/c5c6b7189771.jpg

Baskurt
05.12.2010, 20:14
http://i045.radikal.ru/0908/44/fe10351f19d1.jpg

http://i010.radikal.ru/0908/5b/994e74f47815.jpg

Baskurt
05.12.2010, 20:14
http://s51.radikal.ru/i134/0908/28/bebe6e282547.jpg

http://s15.radikal.ru/i188/0908/94/8463219eb027.jpg

Baskurt
05.12.2010, 20:15
http://s51.radikal.ru/i134/0908/f9/37e6720242e2.jpg

http://i008.radikal.ru/0908/7b/bbae2fa1994f.jpg

Baskurt
05.12.2010, 20:16
http://s52.radikal.ru/i137/0908/fa/9e0f36c815bf.jpg

http://i060.radikal.ru/0908/1e/40757ac1a7ea.jpg

Baskurt
05.12.2010, 20:16
http://s52.radikal.ru/i138/0908/22/1f4998671b2b.jpg

http://i010.radikal.ru/0908/1a/e2f6cc0a8623.jpg

Baskurt
05.12.2010, 21:25
Майора ФСБ (ныне полковник) Мовсара Хамидова спутали с мирным жителем. В результате чекист на себе испытал все ужасы российского плена.

http://2004.novayagazeta.ru/nomer/2004/49n/n49n-s16.jpg
Вице-премьер Чечни, бывший начальник отдела по борьбе с терроризмом, знает на собственном опыте, что такое «зачистки»

От крови и пота большой бумажный пакет из-под макарон, надетый на голову Мовсура, промок и разорвался на уровне носа. И он мог кое-что видеть. На полу БТРа, прямо перед ним, лежало голое тело молодого человека с разрезом в груди, прикрытым каким-то белым матерчатым бантиком. Из раны торчал скальпель. БТР сильно тряхнуло, зажатые за спиной в наручниках кисти рук Мовсура хрустнули, голова невольно подалась назад, и, ударившись о броню, Мовсур в очередной раз потерял сознание…

Начальник отдела по борьбе с терроризмом Управления ФСБ по Ингушетии майор Мовсур Хамидов 29 декабря был на совещании в Моздоке, где политики и генералы приняли решение взять Грозный штурмом до Нового года. Сразу после совещания Мовсур решил проскочить на машине домой, чтобы вывезти детские вещи и семейные фотографии, кое-какие документы. Это давно задуманное дело он все время откладывал из-за невероятной динамики событий последних двух месяцев. Теперь уже откладывать было некуда…
Штурм Грозного застал Мовсура в его собственном доме — начались ураганный артобстрел и бомбовые удары авиации.
Вместе со старым другом, бывшим капитаном милиции Асланом Нанахаевым, они спрятались в маленьком погребе во дворе. Кое-как продержались до утра. Раздался стук в ворота. И вдруг крик: «Не двигаться, руки за голову!». Пока Мовсур открывал калитку, сосед Азамат, зашедший за друзьями, уже оказался на земле — его зверски избивали российские военные. «Ребята, мы же свои», — Мовсур предъявил удостоверение офицера ФСБ и тут же получил удар прикладом в голову.
Придя в себя, он не обнаружил ни своих документов, ни личного оружия. Руки в наручниках затянуты за спиной.
«Я — майор ФСБ. Отведите меня к старшему офицеру». В ответ Мовсур услышал пьяную нецензурную брань. Через некоторое время их действительно куда-то повезли. Выяснилось — на консервный завод, где был расположен штаб генерала Рохлина. Мовсура завели в какую-то большую комнату. Во главе длинного стола сидел командир объединенных отрядов ОМОНа генерал-майор милиции Воробьев, рядом — в зеленом армейском свитере командир Волгоградского корпуса генерал-лейтенант Лев Рохлин.
Мовсура посадили на табуретку. Генерал Воробьев подошел к нему и, представив к виску наган с барабаном, спросил: «Сколько людей в твоей банде? Где держите позиции? Какое оружие?».
«Я — офицер ФСБ. Начальник отдела по борьбе с терроризмом…».
В этот момент Воробьев нажал на спусковой крючок, раздался щелчок — осечка. Генерал снова крутанул барабан нагана и вновь приставил его к виску Мовсура. «Подожди, — сказал ему Рохлин и, обращаясь к Мовсуру, произнес: — Если ты, сука, не будешь отвечать на вопросы, я тебя расстреляю!».
Мовсур заорал: «Я — офицер! Сотрудник госбезопасности!». И тут же Рохлин ударил его прикладом автомата по голове. «Расстрелять его!» — приказал Рохлин.
Его, Азамата и Аслана отвели к какому-то кирпичному забору. Мовсур не мог стоять на ногах, и его приперли большими аккумуляторами к стенке, на головы надели бумажные мешки.
В этот момент начался обстрел. То ли боевики стреляли, то ли свои же по своим. Кого-то из расстрельной команды ранило, кого-то убило.
Мовсур потерял сознание, очнулся он уже в БТРе. Тринадцать часов колонна в несколько «КамАЗов» и «Уралов», в которых штабелями лежали друг на друге связанные по рукам и ногам живые и мертвые люди, ехала из Грозного в Моздок. Мовсуру повезло. Его, полуживого, везли в БТРе. Если бы он находился в «КамАЗе», то наверняка бы умер, как и те десятки людей: кто-то задохнулся или был раздавлен, находясь под телами других.
На месте, куда привезли людей, стояли «вагоны-заки».
Так был организован Моздокский фильтр-пункт, первым обитателем которого стал майор ФСБ Мовсур Хамидов. Его вывели из БТРа и пинками, с криком: «Первый, пошел!» поволокли в «вагон-зак». Самостоятельно подняться в эту свою новую тюрьму Мовсур не мог — не было сил. В первом вагоне их было 57 человек, а всего было несколько вагонов.
Периодически заключенных водили на допросы с применением пыток. Среди тех, кто пытал Мовсура, были и офицеры ФСБ.
Так прошло несколько дней. Офицеру ФСБ Корнееву, который еще в советские времена служил вместе с Мовсуром Хамидовым в Грозном, тогда еще в Управлении КГБ, удалось найти своего товарища в Моздокском фильтрационном пункте.
Корнеев доложил об этом руководству в Москву и получил команду «немедленно освободить майора Хамидова», который считался до того то ли погибшим, то ли без вести пропавшим.
Однако потребовалось еще несколько дней, чтобы первый узник Моздокского фильтрапункта получил свободу, так как без подписи тогдашнего министра внутренних дел России генерала Ерина из «фильтра» никого не выпускали.
«Хамидов, на выход с вещами!» — скомандовал охранник утром 6 января 1995 года. Первая мысль, возникшая не только у Мовсура, но и у его коллег по несчастью, — «на расстрел». Мовсур попрощался и еще раз попросил, если кто останется жив, сообщить о его судьбе родным.
Однако совершенно неожиданно, выйдя из «вагона-зака», Мовсур Хамидов сразу же попал в объятия подполковника ФСБ Юрия Корнеева. «Здесь большинство таких, как я». — «С ними разберутся». — «Без Аслана и Азамата я отсюда не уйду».

Обойдя вагоны, Мовсур нашел Азамата, но Аслана нигде не было… Только через несколько месяцев на специальном кладбище в Моздоке в могиле под № 4 были обнаружены останки Аслана Нанахаева, которого в январе довезли до Моздока в том самом злополучном «КамАЗе» уже мертвым… Он не задохнулся, как многие другие, а был застрелен.

продолжение (http://2004.novayagazeta.ru/nomer/2004/49n/n49n-s27.shtml)

Baskurt
07.12.2010, 11:30
http://www.corbisimages.com/images/0000303637-015.jpg?size=67&uid=e715d659-1dfd-496f-85ba-3b40a74a5304&uniqID=ea7c5c93-6d91-447d-b672-033534b645c6

Руман
07.12.2010, 15:54
Погибшие после налета авиации русские граждане
http://yuglive.ru/uploads/images/00/00/01/2010/11/26/86ca937be5.jpg

Slim
14.12.2010, 14:30
Майора ФСБ (ныне полковник) Мовсара Хамидова спутали с мирным жителем. В результате чекист на себе испытал все ужасы российского плена.

кстати, о рохлине. я встртечал человека, которого в начале первой войны взяли когда он пересекал уже занятый федералами консервный завод.
он рассказывал, что с ним там был товарищ, которого сам рохлин у него на глазах забил прикладом до смерти.
смерть в день рождения своего сына-дауна, от руки своей же жены(или телохранителя, кто знает), из пистолета, подаренного за "боевые заслуги" в чечне, стала очень показательным исходом для этой твари.

Kamil
14.12.2010, 22:46
http://g.io.ua/img_aa/large/0072/65/00726506.jpg

http://g.io.ua/img_aa/large/0072/65/00726505.jpg

http://g.io.ua/img_aa/large/0072/65/00726504.jpg

Daymohk
18.12.2010, 02:12
http://www.youtube.com/watch?v=LTSr5XqF8j4

Baskurt
18.12.2010, 09:00
http://www.lenizdat.ru/f/a0/ru/images/08_08/genocide-scan-010big.jpg

Baskurt
18.12.2010, 11:49
Фрагмент тактической ракеты.
http://www.bulletin.memo.ru/b19/pix/2.jpg

Массовое захоронение в Гойском
http://www.bulletin.memo.ru/b19/pix/3.jpg

Baskurt
18.12.2010, 12:42
Депутат Государственной Думы РФ А.Е.Шабад приехал в Шали через два часа после окончания бомбардировки:

«Я видел три места бомбардировок. Одно — автомобильный рынок, где было большое скопление народа, в основном мужчин. Это рынок в пригороде. Он находился отдельно от города, на подъездах к нему, так что было хорошо видно скопление людей. Другое место — рынок в самом городе Шали, обычный базар, какие есть везде. Бомба была сброшена в центр этого рынка, там была свежая воронка. Человек 50 было убито сразу. И третье место — районная больница. По свидетельству главного врача, там было убито 25 человек из числа проходивших лечение и из числа персонала. <...>

Эта бомбежка была направлена просто на уничтожение людей. При этом использовались шариковые бомбы. Они взрываются в воздухе, и шрапнель летит вниз. Я говорю об этом потому, что видел, как люди, находившиеся в канавах, в углублениях, все равно поражались этим огнем. Автомобили, которые стояли на рынке автозапчастей, были плотно изрешечены этими фрагментами [шариковой шрапнелью], просто превращены в сито. Самолеты сделали несколько заходов — несколько раз бомбили. Убитых людей я видел даже на расстоянии метров 100 от эпицентра. Все кругом было залито кровью".

Показания А.Е.Шабада подтверждаются свидетельствами как жителей Шали, так и корреспондентов11, ставших непосредственными свидетелями бомбежки. Самолеты наносили бомбовые удары по Шали несколько раз в течение полутора-двух часов. Например, второй удар по авторынку был нанесен после того, как к месту взрывов первых бомб сбежались люди для оказания помощи пострадавшим. Многочисленные свидетели, в том числе и врачи больницы, подтверждают, что при налете на Шали использовались кассетные шариковые бомбы.

Гибель людей в этих случаях нельзя отнести к результатам неприцельных бомбардировок — целью федеральных сил являлись именно гражданские объекты. Одновременный характер атак (в предшествующие дни атаки на расположенные в глубине Чечни населенные пункты не проводились), большое число жертв среди мирного населения, поражение именно невоенных целей дают основания предполагать, что эти атаки носили демонстрационный характер и были предприняты для устрашения населения лояльных Дудаеву районов.

memo.ru

Baskurt
18.12.2010, 12:56
Представителями НМПО была точно установлена гибель 103 жителей села, в том числе 13 девушек и женщин и 20 мужчин старше 61 года.

Самая распространенная причина гибели мужчин 7 и 8 апреля — расстрелы на месте задержания, как правило, сразу после входа военнослужащих в дом или во двор, иногда после избиений. Так погибли: Ваха Азиев, Юнус Алиев, Адлоб-Вахаб Ахметов, Мухид Байалиев, Иса Боршигов и Хизир Хажбекаров, Али Бунхоев, Сажид Дадаев, 61-летний Салавди Закиев, Султан Индербаев, Мусаит Исаев, Захар Кабилов, Шарафутдин Кишмахов, Висит Кубиев, Ваха Шамсаев, Хумид Лумаханов, Вахид Магомадов, Саид-Хасан Мазуев, Супьян Минаев, Саид-Ахмет Нажаев, 69-летний Саид-Хасан Сурхашев, Ширвани Тахаев, 60-летний Абдул-Азим Урузов, Солсбек Хамзаев, Мовлади Хушпаров, Хасан Цагуев, Хоза Цатишаев, русские жители Алексей, Геннадий и Николай.

http://www.memo.ru/hr/hotpoints/chechen/itogi/Trupy3.JPG
Самашки, ул. Выгонная, 53. Тела расстрелянных 8 апреля 1995 г. Исы Боршигова и Хизира Хажбекарова. Так во дворах домов жители села были вынуждены хоронить погибших.
Фотография Людмилы Вахниной. 12 апреля 1995 г.

Baskurt
18.12.2010, 13:00
Садулла Юсупов, проживающий в доме № 75 по Выгонной ул., пожилой человек, глава семьи, рассказал, что он свою семью отправил в начале апреля из села, а сам не успел выехать на автобусе из Самашек 7 апреля до начала обстрела. Вот выдержки из его рассказа:

«Соседняя улица погорела, а наша улица еще не горела ночью [c 7 на 8 апреля]. Шум, гам, туда-сюда, а оказывается, они дошли до школы в нашем селе, там укрепились, бой прекратился. Освещающие ракеты были как днем. Редкие солдаты бегали по дорогам. <...> »Слава Богу, может быть, это закончится", — мы думали. Утром еще нет войны. Солнце немножко поднялось. В десять часов утра тут побежали солдаты <...> Они кричали нечеловеческим голосом матом, матюгали, кричали: «Выходите, суки!» и к каждому дому подходили, стреляли <...> Они с западной стороны к нам бежали. А потом до меня очередь дойдет, думаю. Забежал в подвальчик маленький, тут прижался. У меня подвал был очень маленький <...> Как он подходит, по ногам я слышу. А я прижался к правой стенке, где я сидел, маленький нарчик я поставил специально, чтобы отдыхать, сидеть, когда опасное положение. Тут он очередь дал, вот шуба, которая была подстелена подо мной, он полностью сеткой сделал. А потом собрался уйти, его товарищ подоспел. Когда тот отошел, он ему говорит: «Может, еще кто живой там остался». Он вернулся, гранату бросил, а за ней колечко кругленькое забросил. Это оказывается у него какой-то замок. «Ну, все, — я думаю,— теперь мне капут. Спокойно надо умереть». Я даже не боялся тогда. Грохнула граната. Нары, которые были с двойными досками, пополам поломались, меня оглушило. Под нарами взорвалась. На плечо что-то ударило, на ноги что-то ударило. Я на колени упал. Оглох совсем. <...> А потом они отошли. Думаю, ушли. Ногу проверил, туда-сюда шевельнул: нога цела, не поломалась, чего-то попал, черт с ним. Из руки чуть кровь идет"2

Далее С.Юсупов рассказал о том, как на улице он увидел тела шестерых убитых людей (в том числе двух стариков и одной женщины)22

Юзбек Шовхалов, старейшина села Самашки, проживающий по адресу: ул.Кооперативная, д.3:

«Прихожу домой [7 апреля], мне говорят: идут танки, БТРы, все, что у них есть. Сзади машины идут, солдаты. Я говорю: »Ребята, семьи, залезайте в подвал". А я стою на улице. Идет. «Дай боевиков». Я говорю: «Боевиков нет здесь». «Ты, пошли со мной». Мы проходим по комнатам в моем доме. Второй раз приходят другие. Мне не говорят: иди. Идет он. Очередь, какая-то автоматная. Они выходят, я захожу — прострелено два телевизора... Первые были молодые, второй раз в черном одеты были, я не знаю, кто они такие, по возрасту лет 25–30. Агрессивно настроены. Целую ночь мы не спали, целую ночь стрельба, стрельба.

Второй день [8 апреля] утром, часов в девять, я выхожу на улицу, идет прямо колонна, прямо по нашей Кооперативной улице. Бронетранспортеры <...> Стреляют из крупнокалиберных пулеметов. В тот дом, где живут <...> Или дом сжигают, или дом погибает <...> Сено, солома, заносят и сжигают. Сами уходят <...>

Выхожу. «Где боевики?» Я говорю: «Боевиков нет, и вообще в селе нет боевиков». «Выходите все из подвала!» Там человек восемь в подвале собралось. Кто поднимется, они их прямо по голове, по морде, где там нельзя ударить, ударяют, они падают. «Раздевайтесь!» Они раздеваются. Наполовину. Рубашку, штаны. «Обувь снимайте». Проверяют там, носили они автомат или нет. Смотрят потертости. Никто из них автомат не носил. Все ребята молодые, всех я их знаю, ни один из них автомат не имеет. «Ложитесь». Уводят и кладут на перекресток на асфальт. Меня загоняют назад в подвал, жену, дочь, еще двух племянниц, в общем, человек шесть нас сидит <...> Раз я вижу, что идет дым, невозможно даже сидеть. Тогда я подымаюсь оттуда, выбиваю крышку, выбегаю вот с этими ожогами, бегу, думаю, хоть фляга там стояла с водой. Нет, они вынесли ее, пьют воду. Все сидят с той стороны улицы, сидят, смеются, щелкают семечки, щелкают орехи, у кого-то дома нашли, кушают компоты, я там с семьей сгораю. Ну, думаю, скот, наверно, не убили. Прихожу, четыре коровы убили автоматами и гранатами, постреляли овец"23.

Baskurt
18.12.2010, 13:02
Абдурахман Чиндигаев, 1952 г.р., проживающий по ул.Шарипова, 46, и Салавди Умаханов, пожилой мужчина, проживающий по ул.Шарипова, 41, сообщили, что вечером 7 апреля они вместе с Мусаитом Исаевым, 1924 г.р., и Насруддином Базуевым, 1948 г.р., находились в доме по адресу ул.Шарипова, 45. При приближении военнослужащих федеральных сил все четверо забились в кладовку, находящуюся на первом этаже. Войдя во двор, военнослужащие сразу бросили в примыкающее к этой кладовке помещение гранату. Далее, по словам Умаханова, события развивались так:

«Тут через минуту, даже, может, раньше, открывают дверь: »Живой кто есть?" Есть, выходим [во двор]. Их было четыре человека. «Суки, ложитесь! Суки, ложитесь!» Мы легли. Нас обшарили. Тут сзади один кричит, мне говорит: «Там остался кто?» Я говорю: «Нет». «Бери заложников» — сзади кричит. Меня заводят обратно туда. Никого нет. Выходим. «Суки, в яму! Суки, яма!» Нас загоняют туда [в яму в гараже для ремонта автомобиля]. Машина стоит как тогда стояла. Насруддин первым залез. Вон туда встал, туда, к стене. Да, да, к дальней стене. Мы втроем тут стоим. Я говорю: «Нас убивать сюда ставят». Ну, я почитал там молитву. У нас эти стоят, солдаты. Муса говорит: «Ребята, не стреляйте. Скотину кормить надо... Не стреляйте». <...> Исаев на третью ступеньку шагнул. Двое солдат... Наставили на него автомат. Толкали туда его так. Да, он не успел спуститься. Моментом оттуда автоматную очередь ему дали. Мы только спустились и только нагнулись — эти вторую пустили очередь"

После этого военнослужащие ушли. Исаев был убит, Базуев и Умаханов ранены (Базуев погиб на следующий день). Позже другими военнослужащими дом был подожжен26.

Множество людей были ранены осколками гранат, брошенных в комнаты и подвалы жилых домов. Эти ранения оказались смертельными для Залубы Явмирзаевой, 96-летнего Мовсара Оспанова и 66-летнего Джунида Шуипова. Раненные осколками гранаты отец и дочь — Насруддин Базуев и Раиса Масаева — были затем добиты.

Во время конвоирования задержанных жителей Самашек из села для «фильтрации» (см. раздел 3.6) были застрелены три человека — Абдурахман Шамсаев (он был ранен, и его несли на носилках), Балавди Ахметов и Рамзан Жантаев.

memo.ru

http://www.memo.ru/hr/hotpoints/chechen/samashki/Sladkrwi.JPG
Место расстрела четверых русских жителей с.Самашки. Комната в доме 135 по ул.Пролетарской. Ясно видны следы от пуль на стене, кровь на полу. Важно подчеркнуть, что ни на внешних, ни на внутренних стенах никаких следов боя нет. Фото В.Лозинского; апрель 1995 г.

Baskurt
18.12.2010, 13:03
Через год после вышеописанных событий, в марте 1996 г., федеральные войска вторично провели операцию по установлению контроля над Самашками, однако на этот раз встретили упорное сопротивление со стороны крупного вооруженного формирования ЧРИ. Бои в селе продолжались более недели. 17 марта военнослужащими федеральных войск в ходе «зачистки» контролируемого ими участка на южной окраине села было совершено преднамеренное нападение на мирных жителей. Около 40 сельчан, укрывавшихся в подвале дома Мухаддина Алачиева (ул.Калинина, 16), были выведены солдатами во двор. После проверки дома солдаты вышли со двора и кинули туда три гранаты «лимонки». В результате 17 человек были ранены (среди них — 9 женщин и 2 ребенка): Ваха Байсаев, Елена Байсаева, Иса Байсаев, Ислам Байсаев (девяти месяцев), Мадина Байсаева (десяти лет), Муса Байсаев, Шайман Гичиева, Залуба Жабиева, Газик Молачиева, Алпату Мусиханова (восьмидесяти лет), Зарган Насипова, Саид-Али Насипов, Муча Умаров, Тесбулат Умаров, Шумисат Умарова, Бакисат Эльсанова, Зарган Эльсанова. Для Бакисат Эльсановой и Шайман Гичиевой эти ранения оказались смертельными27.

memo.ru

Baskurt
18.12.2010, 13:15
http://www.memo.ru/hr/hotpoints/chechen/samashki/Trupy02.JPG
Шестидесятитрехлетний Джунид Шуипов был смертельно ранен в результате взрыва гранаты, брошенной 8 апреля во двор его дома (ул.Выгонная, 49). Полтора часа спустя он умер от потери крови. Фото Л.Вахниной; 12 апреля 1995 г.

http://www.memo.ru/hr/hotpoints/chechen/samashki/Trupy04.JPG

http://www.memo.ru/hr/hotpoints/chechen/samashki/Trupy00.JPG
Тело неизвестного мужчины (фамилию погибшего установить не удалось), лежащее на улице Степной у дома 102. Фото Л.Вахниной; 12 апреля 1995 г.

Baskurt
18.12.2010, 13:51
http://www.memo.ru/hr/hotpoints/CHECHEN/ITOGI/Vehicle.JPG

Шоссе Ростов-Баку 3-4 км от шали. В этой машине ехали гражданские люди.

Фотография Руслана Ямалова.

Riddler
19.12.2010, 22:03
Дала къахетам болб, Дала гешт долд, йирза меттиг даькъал йойла царн!

Baskurt
21.12.2010, 15:22
http://s004.radikal.ru/i206/1012/45/7aae94bbcbef.jpg

http://s51.radikal.ru/i133/1012/f8/47357158ad54.jpg

Baskurt
21.12.2010, 15:23
http://s52.radikal.ru/i137/1012/e3/987f63196be5.jpg

http://s005.radikal.ru/i209/1012/8e/8ed1e73ed7e9.jpg

http://s008.radikal.ru/i306/1012/0a/62454f441ca9.jpg

Baskurt
21.12.2010, 15:26
http://s011.radikal.ru/i316/1012/67/4f98d17cfcab.jpg

http://i048.radikal.ru/1012/b3/d63aeeb5ed62.jpg

Baskurt
21.12.2010, 15:27
http://i068.radikal.ru/1012/f4/62490cfac62a.jpg

http://i048.radikal.ru/1012/be/953567ac2733.jpg

Baskurt
21.12.2010, 15:28
http://img2.immage.de/edit_04079c91411995....jpg

http://s004.radikal.ru/i207/1004/7b/a8ec83eb1393.jpg

Baskurt
21.12.2010, 15:28
http://s45.radikal.ru/i107/1004/78/b2e1d0ac24d9.jpg

Отрезанная голова чеченца в ведре
http://s006.radikal.ru/i214/1004/88/d0a95f9484d3.jpg

Baskurt
21.12.2010, 15:29
http://i072.radikal.ru/1004/22/4845ed17e524.jpg

http://s57.radikal.ru/i156/1004/73/8339bdae7846.jpg

http://s004.radikal.ru/i205/1004/97/9050bd38b10c.jpg

Baskurt
21.12.2010, 15:34
2 мая 2001 года

В ночь на 2 мая на территории центрального рынка г. Грозный российскими военными убиты трое охранников камер хранения.
Один из них, Бислан Абусолтович Абубакаров, 1968 г. р., житель хут. Харьковский Шелковского р-на, умственно неполноценный от рождения. Днем он играл на балалайке и просил подаяние, ночью – помогал сторожить камеры хранения.
При осмотре трупа выяснилось, что живот в области печени и ноги были прострелены. Выстрелы, по-видимому, производились с близкого расстояния. Из-за действующего в городе «комендантского часа» оказать раненому соответствующую медицинскую помощь не представилось возможным. Около 3.00 он скончался.
Второй убитый, Абдул-Муталиб Абдурахманович Жабраилов, 1955 г. р., житель с. Катыр-Юрт Ачхой-Мартановского р-на, работал по договору в одной из грозненских организаций, занимающейся разбором разрушенных зданий. Платили там мало и поэтому, сторожа по ночам камеры хранения, он подрабатывал на рынке.
На его трупе также имелись следы огнестрельного ранения, но смерть наступила, вероятнее всего, от удара ножом в сердце.
У Абдул-Муталиба Жабраилова остались четыре дочери в возрасте от 2 и до 14 лет.
Третий погибший являлся жителем ст. Червленная Шелковского р-на. Его фамилию и имя установить не удалось. Единственное, что можно сказать о нем, так это то, что он также работал на разборке зданий и ночевал на рынке.
После убийства сторожей военные взломали двери камер хранения и унесли оттуда наиболее ценные вещи.

Абубакаров Бислан
http://i025.radikal.ru/0801/23/d668e63272dc.jpg


Жабраилов Абдул-Муталиб
http://i029.radikal.ru/0801/86/0379f2cc9d95.jpg
В этот же день жители Грозного, возмущенные убийством охранников рынка, организовали акцию протеста. На перекрестке ул. Мира и просп. Победы и у разрушенного здания центрального универмага они забаррикадировали дорогу: завалили ее металлическим и строительным хламом, сгоревшими холодильниками, кузовами разбитых легковых автомашин, и препятствовали проезду военного и гражданского транспорта. Люди потребовали от властей найти виновных в убийстве трех мужчин, а также прекратить систематические «зачистки» рынка, сопровождающиеся грабежами и насилием над продавцами и покупателями.

Мемориал

Baskurt
21.12.2010, 15:36
13 января 2001 года

Около 17.00 российские военные захватили, а затем жестоко убили жителей с. Побединское Грозненского (сельского) р-она Беслана Сайгаевича Ибрагимова, 1972 г. р., Руслана Зайндиевича Юсупова и Валида Моилдиевича Хасанова, оба последних – 1975 г. р.

http://i041.radikal.ru/0801/9a/b39a85326008.jpg

Все эти люди проживали по соседству друг с другом на ул. Победы. В тот день на грузовике ГАЗ-53 («автолавка»), они выехали в сторону Сунженского хребта по направлению к с. Самашки Ачхой-Мартановского р-она. Отец Валида Хасанова владел там кошарой, на которой находились запасы корма для домашнего скота. Его-то они и собирались привезти.
По дороге туда в 4-5 километрах от соседнего с. Радужное их нагнали российские военные. Они были на двух БТРах (по другим данным, на одном БТРе и автомобиле «Урал»). Молодые люди были остановлены, затем высажены из автомобиля и после пыток и избиений убиты.
Местные жители нашли их тела лишь утром 14 января. Осмотрев останки Руслана Юсупова, они установили, что ему были нанесены огнестрельные ранения в голову, в живот и в сердце. Пальцы рук у него оказались сломанными. На трупе Валида Хасанова отсутствовала часть черепа. А тело Беслана Ибрагимова разорвано взрывом на части.
У всех убитых руки и ноги были скручены проволокой. Военные поместили трупы этих людей в автомобиль ГАЗ-53, который затем взорвали.
По неподтвержденной информации, в тот же день, возможно, теми же самыми военными совершены убийства и в с. Закан-Юрт Ачхой-Мартановского р-она.
ПЦ «Мемориал»

Baskurt
21.12.2010, 15:39
Бомбовый удар по скоплению машин у светофора по ул. Садовой. 22 декабря 1994 г.


http://www.youtube.com/watch?v=_61gQJng8NA&feature=player_embedded

Marcos
21.12.2010, 16:37
Январь 1995. Грозный.

http://www.corbisimages.com/images/0000303369-008.jpg?size=67&uid=667fce4f-5c14-4237-b1ad-d39699e8378a&uniqID=c9ba7586-a205-4300-9b15-c6ac19098237

Marcos
21.12.2010, 16:48
http://www.corbisimages.com/images/0000358993-006.jpg?size=67&uid=deee1f4d-d549-4161-96b0-47899cbdf389&uniqID=3c7581ad-1673-4965-abfb-1d20ea364ebf

http://www.corbisimages.com/images/0000358993-008.jpg?size=67&uid=c2ce522e-0ec9-48c6-a7b0-981998b0a30c&uniqID=42560a8c-d37f-4997-b141-f489cebd3887

http://www.corbisimages.com/images/0000358993-005.jpg?size=67&uid=48c9f0a1-578c-49cc-9673-6faf1a5fb456&uniqID=026076ae-9bf5-4925-b931-31f81f6473ce

October 07, 1999

ELISTANDJI, TCHETCHENI

PHOTOGRAPHER
Antoine Gyori

Aslanbek
22.12.2010, 16:10
http://www.youtube.com/watch?v=Lfk-lY82tMc

Baskurt
22.12.2010, 23:12
http://www.youtube.com/watch?v=y5XNO1TBexA&feature=grec_index

SVD
22.12.2010, 23:40
http://www.youtube.com/watch?v=Ag-TBHHgb6Q&feature=related

Baskurt
23.12.2010, 05:49
http://rb.foto.radikal.ru/0707/f1/88fe8a542cd2.jpg

http://rb.foto.radikal.ru/0707/51/1227520370cc.jpg

Baskurt
23.12.2010, 05:50
http://rb.foto.radikal.ru/0707/c1/ef1e62b6a8e5.jpg

http://rb.foto.radikal.ru/0707/9c/87433925bbb4.jpg

Baskurt
23.12.2010, 05:58
http://rb.foto.radikal.ru/0707/99/b58ddf9d6aa6.jpg

http://img160.imageshack.us/img160/7236/015bx3.jpg

Baskurt
23.12.2010, 06:03
http://img58.imageshack.us/img58/3885/055tx2.jpg

http://rr.foto.radikal.ru/0708/88/ce1dc056fb9f.jpg

http://rb.foto.radikal.ru/0708/01/70df578ffa7c.jpg

Baskurt
23.12.2010, 06:11
http://rb.foto.radikal.ru/0708/30/5cbcd251b0b0.jpg

Baskurt
23.12.2010, 06:22
Около 5.00 г. Аргун был обстрелян из танковых орудий. Один из снарядов попал в д. 43 на ул. Шоссейная. В результате последовавшего затем взрыва погибла Нурсет Масаева, 1960 г. р., мать четырех детей. Осколочное ранение получил и ее муж.
С раннего утра в г. Аргун началась «зачистка», длившаяся более трех дней. Все это время город оставался блокированным для въезда и выезда из него гражданского транспорта и людей.
Спецоперации предшествовала дерзкая акция боевиков. Поздно вечером 10 марта они захватили местную телевизионную студию и в течение 40 минут транслировали на город собственную программу. В нее был включен сюжет об обнаруженном в дачном поселке вблизи Ханкалы захоронении тел убитых людей, многие из которых ранее были задержаны сотрудниками российских силовых структур.
Последовавшие за этим события пополнили список тех, кто был задержан, а потом найден убитым.

«Зачистка» началась с того, что около 7.00 российские военные, прибывшие на трех автомашинах «Урал» и четырех БТРах, оцепили д. 10/б на ул. Гагарина. Выбив дверь, они ворвались в одну из квартир и задержали ее хозяина, Руслана Висхаджиева, 1951 г. р., и гостившего у него шурина, Али Сайдалиевича Лабазанова, 1955 г. р. Документами задержанных военнослужащие даже не поинтересовались.
Во время предыдущей «зачистки» Аргуна, которая была проведена 23 декабря 2000 года, прибывшие на двух БТРах военные увезли сына Руслана Висхаджиева, Аслана, 1978 г. р . (Сноска 1: 11 сентября 2001 года Аргунская межрайонная прокуратура по ст. 126 ч. 2 (похищение человека) УК РФ возбудила уголовное дело № 45100. 11 ноября 2001 года оно было приостановлено согласно ст. 195 УПК РСФСР («в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого»). Постановление это вскоре было отменено прокуратурой ЧР, следствие по уголовному делу возобновили вновь. Однако 29 декабря 2002 года на том же основании его снова приостановили.)
Всего, по утверждениям очевидцев, за эти дни из города увезены около ста семидесяти человек. Среди них, в частности, оказался Сайд-Магомед Дикиев, мастер спорта СССР по самбо и дзюдо. Он был задержан на той же ул. Гагарина около 8.30 11 марта.
В первый день «зачистки» около 11.00 военные захватили и увезли в неизвестном направлении Абдул-Вахаба Яшуркаева. Как рассказали родственники, перед этим они уже трижды врывались к нему: 3 марта около 3.00, затем 4 марта, примерно в 2.00, и 8 марта. Во время последнего посещения военные избили хозяина дома, но задерживать не стали. Все три раза, кроме него самого, они интересовались и сыном, Рустамом Яшуркаевым, 1971 г. р., пропавшим без вести еще в 1999 году при неизвестных для семьи обстоятельствах.
12 марта около 5.00 вместе с Муслимом Бациевым из дома матери российские военные увезли гостившего у нее ее брата, Саламу (Турпал-Али) Арцухаева. Обоих увезли в крытом грузовике в сторону комендатуры. Через два дня последнего освободили, а его племянник - исчез.
В тот же день, к вечеру, был задержан Шамиль Ахмадов. Однако, в отличие от целенаправленных, по-видимому, захватов этот человек попал в поле зрения военных случайно. Как рассказала мать Тамуса Ахмадова, около 16.00 он вышел из дома. В это время по ул. Новой, где он проживал, проезжал БТР с замазанными грязью бортовыми номерами. Находившиеся на броне военные заметили стоявшего в тапочках Шамиля Ахмадова и решили задержать его. Как и остальные, он был отвезен в комендатуру (стоявшие на посту военные подтвердили матери, что он находится именно там), но потом его следы затерялись.

Baskurt
23.12.2010, 06:25
Сотрудники ПЦ «Мемориал» посетили Аргун сразу же после его разблокирования и записали имена и дату задержания этих и некоторых других жителей города:
1. Али Сайдиевич Лабазанов, 1955 г. р., 11 марта;
2. Руслан Мадагович Висхаджиев, 1951 г. р., 11 марта;
3. Али Махмудович Эльдиев, 1970 г. р., 11 марта;
4. Абдул-Вахаб Сулимович Яшуркаев, 1940 г. р., 11 марта;
5. Сайд-Магомед Магомедович Дикиев, 1968 г. р., 11 марта;
6. Исмаил Мусостович Хутиев, 1982 г. р., 12 марта;
7. Магомед (Мохьмад) Дакаев, 1974 г. р., 12 марта;
8. Муслим Умарович Бациев, 1976 г. р., 12 марта;
9. Абдул-Малик Газалиевич Товзарханов, 1963 г. р., уроженец с. Махкеты Веденского р-она проживавал в доме своей тещи, Шапаат Гайрбековой – матери другого задержанного Аюба Гайрбекова, 12 марта;
10. Аюб Бибулатович Гайрбеков, 1978 г. р., 12 марта;
11. Шамиль Сайд-Хасанович Ахмадов, 1975 г. р., 12 марта;
12. Хизир Курбанов, 1951 г. р., 12 марта;
13. Саламу (Турпал-Али) Арцухаев, 1964 г. р., 12 марта;
14. Руслан Межидов, 12 марта;
15. Аслан Русланович Висхаджиев, 1978 г. р., 12 марта;
16. Аслан Дудугов;
17. Дудугов, 1974 г. р.;
18. Мусостов, 1970 г. р.;
19. Саламу Арцыханов;
20. Аюб Нушаев, 1978 г. р., 12 марта;
21. Хас-Али Баргаев, 1951 г. р., 13 марта;
15 марта горожане, обеспокоенные за судьбу задержанных людей, организовали рядом с военной комендатурой митинг протеста.
17 марта в Аргун прибыли прокурор Чеченской Республики Всеволод Чернов и заместитель мэра Грозного Бислана Гантамирова. Вскоре большинство задержанных во время «зачистки» жителей были освобождены. Однако о судьбе одиннадцати людей, увезенных, как предполагают родственники, на вертолете с территории бывшей пилорамы долгое время ничего не было известно. Их имена:
1. Шамиль Сайд-Хасанович Ахмадов;
2. Исмаил Мусостович Хутиев;
3. Муслим Умарович Бациев;
4. Сайд-Магомед Магомедович Дикиев;
5. Абдул-Малик Газалиевич Товзарханов;
6. Аюб Бибулатович Гайрбеков;
7. Али Сайдиевич Лабазанов;
8. Али Махмудович Эльдиев;
9. Руслан Межидов;
10. Руслан Мадагович Висхаджиев;
11. Абдул-Вахаб Сулимович Яшуркаев.
Их родственников во властных структурах города и республики «успокоили», объяснив, что спецоперация проводилась официально, в присутствии сотрудника военной прокуратуры.

Их родственников во властных структурах города и республики «успокоили», объяснив, что спецоперация проводилась официально, в присутствии сотрудника военной прокуратуры.
Кроме того, и сами эти люди сумели быстро выяснить, что в задержании их родственников, в частности, Аюба Гайрбекова и его зятя (мужа сестры) Абдул-Малика Товзарханова принимал участие некий Майстренко, то ли подполковник, то ли полковник ФСБ. Он, по некоторым данным, командовал военными, прибывшими в город на двух автомобилях «Урал».
При задержании Абдул-Вахаба Яшуркаева военнослужащих сопровождал БТР с бортовым номером 141. В захвате же большинства других исчезнувших жителей города, в частности, Сайд-Магомеда Дикиева, Руслана Висхаджиева, Али Лабазанова, Шамиля Ахмадова, Абдул-Малика Товзарханов, Ислама Товсултанова и других, принимали участие военные, прибывшие на БТРах с номерами 1507 и 7507.

Baskurt
23.12.2010, 06:26
Через несколько дней четверо задержанных - Ислам Хутиев, Муслим Бациев, Аюб Гайрбеков и Абдул-Малик Товзарханов - были обнаружены мертвыми на российской военной базе в Ханкале (Сноска 2: См. сообщение за 19 марта.). Трупы еще двух человек – Абдул-Вахаба Яшуркаева и Шамиля Ахмадова – найдены значительно позднее в захоронении на территории аргунского элеватора (Сноска 3: В 2001 году в Аргуне ходили слухи, что тела остальных «исчезнувших» захоронены рядом с элеватором, на территории, где в то время размещалась российская войсковая часть. Эта информация исходила от сотрудников российских силовых структур, но обследовать место предполагаемого захоронения, военные тогда не позволили. 28 февраля 2002 года, утром, мальчишки, пасшие скот на окраине Аргуна рядом с элеватором, увидели, как бродячие собаки, разрыв землю, вытаскивают на поверхность человеческую ногу. Пастухи тут же сообщили об увиденном женщинам, стоящим у здания городской комендатуры. Вскоре о происшествии возле элеватора стало известно родственникам людей, пропавших после задержания российскими военными. В тот же день они собрались у комендатуры и потребовали у гражданских и военных властей города допустить их в указанное место для эксгумации возможно имеющегося там захоронения. Митинг у комендатуры продолжался и на второй, и на третий день. И только 2 марта 2002 года около 16.00 они были приглашены на опознание трупов. Прокурор Аргунской межрайонной прокуратуры Ростислав Викторович Тимшин объяснил потом, что саперам понадобилось почти три дня для того, чтобы очистить от мин дорогу к захоронению. Рядом с элеватором были обнаружены три могилы, глубина которых не превышала полуметра. Две из них уже оказались разрытыми собаками. Кости людей, которых там похоронили, были обглоданы, в могилах отсутствовали головы или черепа от них. Не было там и одежды, по которой еще возможно было бы провести опознание. У трупа в третьей могиле так же не оказалось головы. Края раны на его шее были рваными. Но по характерным послеоперационным шрамам на теле Залпа Яшуркаева опознала в убитом своего мужа Абдул-Вахида Сулимовича Яшуркаева, 1940 г. р., похищенного российскими военными во время «зачистки» 11-14 марта 2001 года и затем «исчезнувшего». По мнению Р.В. Тимшина, все три трупа принадлежали людям, убитым в одно и тоже время. На это косвенно указывает и такой факт: некоторые из людей, присутствовавшие на эксгумации утверждали, что один из найденных трупов, по всей видимости, принадлежал Шамилю Ахмадову. Однако однозначно этого родственники тогда не признали).
Судьба остальных пяти человек, задержанных в ходе мартовской 2001 года «зачистки» города и не отпущенных в первые же после ее завершения дни, оставалась не выясненной и к началу 2003 года (Сноска 4: По факту похищения Руслана Висхаджиева, Муслима Бациева, Али Эльдиева, Али Лабазанова, Абдул-Вахаба Яшуркаева, Шамиля Ахмадова, Абдул-Малика Товзарханова, Аюба Гайрбекова, Ислама Товсултанова Аргунской межрайонной прокуратурой 23 марта 2001 года возбуждено уголовное дело № 45031 по ст. 126 п.п. «а», «ж» УК РФ (похищение двух и более лиц, совершенное группой лиц по предварительному сговору); 11 мая 2001 года дело было передано в военную прокуратуру в/ч 20102.
26 апреля 2001 года в этой же прокуратуре согласно ст. 126 ч. 2 УК РФ возбуждено уголовное дело № 45043 по поводу похищения Сайд-Магомеда Магомедовича Дикиева. Исходя из ст.195 УПК РСФСР 26 июня того же года оно было приостановлено).

Baskurt
23.12.2010, 06:27
Из рассказа Мусы Махмудовича Эльдиева, 42 лет, уроженца г. Аргун, проживающего и работающего в Москве, брата исчезнувшего Али Эльдиева (записан сотрудником Радио «Свобода» Владимиром Долиным 29 марта 2001 года):
«...Родители мои живут в Аргуне, они 11 марта мне позвонили в Москву днем, около 14.00, и сказали, что забрали моего младшего брата, Эльдиева Али Махмудовича, (р. 29 апреля 1970 г., двое детей - шести лет и пяти месяцев). Он чинил и перепродавал машины, а в основном ухаживал за нашим больным отцом. У меня больной отец, у него инсульт, шесть лет он лежит, его лечили в Москве...
Утром брат пошел за лекарством. За три дома до нашего его остановили, поставили к забору, обыскали, натянули на голову куртку и увели - не мотивируя ничем. Свидетели говорили, что он объяснял: отцу лекарство несет...
В тот момент в Аргуне проводилась так называемая «зачистка», и его забрали, забрали помимо него еще пятерых парней с соседней улицы. Трое вернулись вечером. А 12-го еще забрали ребят, 13-го снова забрали ребят. Да, дня три-четыре шла эта «зачистка».
12 марта я был уже в Аргуне, и вот с 12-го моего брата мы не можем найти. Приезжал прокурор Чечни Чернов, мы обращались в комендатуру, говорили с военными, опрашивали очевидцев.
Есть люди, которые рядом с ним находились после задержания. Они ничего не видели - на головах были так называемые «пакеты», завязаны глаза были. Вывели моего брата, вывели еще некоторых - они помнят по фамилиям, а минут через сорок остальных отпустили. Яшукаев (Яшуркаев) не вернулся, ему лет 60-62, и брат мой не вернулся.
Мы говорили с человеком, который допрашивал брата, мы встречались с ним неофициально, это сотрудник ФСБ. Он помнил этого парня, который говорил, что у него отец болен, и он нам сказал: «Да, я его допрашивал, он был с паспортом, прописан и живет в Аргуне, за ним ничего криминального не было, ни по линии ФСБ, ни по линии ГУБОПа, его забрали у нас внутренние войска».
16-го, когда нам сказали, что в морге появились тела, поехали, кто не мог найти после 13-14-го. Мы выяснили, что не вернулись с этих «зачисток» 12 человек, из них четверых нашли мертвыми в р-оне Ханкалы, есть снимки, есть свидетельства – засвидетельствовано все это в Аргуне, в прокуратуре и везде. По этому делу, по убийству этих четырех, возбуждено уголовное дело. Их нашли в р-оне Ханкалы. Говорят, после их захоронение было в Пригородном. Сделали фотографии.
27 марта мы прилетели в Москву, обращались к Каламанову, Аслаханову, в представительство Кадырова - все бесполезно».

Baskurt
23.12.2010, 06:28
Рассказы родственников жителей города, найденных впоследствии убитыми в Ханкале (записаны сотрудником ПЦ «Мемориал»)
Мадина, сестра Аюба Гайрбекова и жена Абдул-Малика Товзарханова:
«У него (Сноска 5: Т.е. у мужа. По вайнахским (чеченским и ингушским) обычаям при посторонних людях жена не называет мужа по имени) на руках была девочка. Они сказали: «Отдай ребенка и выходи!» Он хотел показать паспорт, но ему сказали: «Не нужен нам твой паспорт!» Он сначала шапку надел, потом отдал шапку моей матери.
Один (военный) был в маске, в которой только глаза видны. Закрыл нас здесь с матерью, не давал выходить. Но я выскочила на улицу с девочкой. Военный мне крикнул: «Застудишь ребенка!» Я ему сказала: «У него пятеро детей, не уводите его!»
Я не видела, что брата тоже забрали, он от нас чуть дальше стоял. «Урал» же поставили так, чтобы сразу можно было выехать.
Их было несколько человек. Мы не слышали, как они вошли. Они проверили подвал, весь дом, потом вошли во времянку, где мы с мужем жили. Все перевернули. Забрали мою золотую цепочку. Мама хотела забраться на «Урал», они обозвали ее грязным словами, хотели прикладом ударить. Сказали: «В комендатуре разберемся»«.

Шапаат, мать Мадины и Аюба Гайрбекова:
«…Там было несколько нормальных людей. Они стали в доме занимать позиции, куртку сына не давали взять, думали, наверное, там оружие. Я сказала им: «Почему вы так себя ведете, мы же не боевики, у нас и оружия нету». Они чуть-чуть остепенились. Когда их схватили (Аюба Гайрбекова и ее зятя, Абдул-Малика Товзарханова), они спросили, есть ли в доме еще мужчины.
Их было человек двадцать на двух почти новых «Уралах». Форма на них была пятнистая, что-то сумбурно-грязное. Сами высокие. Ростом под два метра, как и мой сын.
Заскочили еще к двум соседям, везде во второй дом (через дом). Сказали, что это обычная проверка. Поехали они в сторону Гудермеса, а потом направо. В расположение элеватора. Я схватила паспорт и побежала следом, но было поздно. Поехала в милицию, где нам всем сказали, что в три часа невиновных выпустят.
Я обращалась к Кадырову. Он вместе с отцом Аюба (с ее мужем) в хадж ездил. Передала через секретаршу. Сама искала пути освободить его, даже с помощью денег. Мой сын не боевик, он вместе со мной работал в доме детского творчества. Один метр девяносто (сантиметров) ростом, девяносто килограммов весил».

Мадина:
«Он был очень строгий, даже чересчур. Соблюдал чеченские обычаи, и в то же время от мамы ни на шаг не отходил.
А мой муж ни на какую работу не хотел выходить пока постоянной власти не будет. После первой войны он немного работал в охране парламента. Надо было поддерживать и детей от другой его жены, поэтому пришлось на работу пойти. Ничего он не заработал, ничего не сделал…»

Марет, мать Муслима Бациева (Сноска 6: По неподтвержденной информации, в конце марта 2001 года в результате боестолкновения с российскими военными погиб Руслан Бациев, другой сын этой женщины. ПЦ «Мемориал» этот случай не описан):
«Перед тем, как его забрали, он пришел ко мне ночевать. С мужем мы в разводе, он живет у отца.
Утром ему нужно было куда-то идти, он просил разбудить его в пять часов. Я разбудила, но он опять лег спать. Потом я услышала топот ног, разговоры. Выглянула в окно и увидела солдат. Я думала, просто проходят. Но потом они встали у нашего дома.
Я испугалась, разбудила Муслима. Он посмотрел в окно и сказал: «Мама, они через забор перепрыгнули». Я пошла открывать им дверь.
Они спросили мужчин. Забежали, приказали сыну лечь на пол и стали везде шарить. Потребовали паспорт, один стал искать его в куртке. Потом перестал, крикнул на Муслима, чтобы он выходил.
Я сказала: «Подождите, паспорт здесь». Муслим отдал им паспорт, а они все равно его забирают. Я сказала: «Куда вы его забираете?». На улице мой отец говорит: «Это мой внук, куда вы его забираете, он же ни в чем не виноват». Они ему ответили, что отвезут только до милиции. Там якобы разберутся и через час отпустят.
Отец сказал мне: «Дай ему куртку какую-нибудь, они же в ямы бросают». Я побежала за курткой. Но меня к сыну не пустили, забрали куртку с собой. Было два «Урала», номеров не было видно, борта были опущены.
Забрали и моего брата. В этот же день мы пошли в комендатуру. Нам сказали, что тем, кого привезли двенадцатого числа, еще повезло. Они все здесь. А тех, кого привезли до этого, куда-то увезли.
Когда освободили брата, он сказал, что до обеда их держали где-то под навесом. Потом его увели, а сына и Хутиева (Исмаила Хутиева) оставили там.
Моего брата из комендатуры отпустили на третий день. На второй день вызывали на допрос. Допрашивающий сказал, что забрали их из-за другого моего брата, который якобы обвиняется в убийстве солдата. Но его здесь не было.
В комендатуре не уточнили, когда произошло это убийство, в каком месте. А брата уже третий год нет дома.
До обеда задержанные были на территории элеватора, там военные устроили комендатуру. Они были связаны, глаза им тоже завязали и они не видели друг друга, могли только чувствовать.
Брат говорит, что его почти не били. Его спрашивали про другого брата».

ПЦ «Мемориал»

Baskurt
23.12.2010, 06:43
19 марта 2001 года
В с. Пригородное Грозненского (сельского) р-она на автомобиле «Урал» прибыли три сотрудника МЧС. Собравшимся вокруг местным жителям один из них сообщил, что необходимо срочно предать земле трупы четырех мужчин, которые были обнаружены в дачном поселке недалеко от Ханкалы. Сделать это согласились около 20 человек. Сотрудники МЧС отвезли трупы на кладбище, выгрузили там, а затем незамедлительно покинули населенный пункт (Сноска 7: Важно отметить, что на кладбище с. Пригородное 10 марта, спешно, еще до завершения процесса опознания родственниками, были похоронены тела 38 убитых людей, найденные в дачном поселке «Здоровье» в феврале и марте 2001 года).
Сразу после их отъезда, дорогу, связывающую с кладбищем, перекрыли российские военные. Они прибыли туда на одной БМП и нескольких грузовых автомобилях. Отказываясь отвечать на вопросы и, ссылаясь на приказ, военные не пропустили людей, желавших принять участие в захоронении трупов.
Однако несколько человек прошли на кладбище по другой дороге. Они пронесли туда фото и видеоаппаратуру. Перед тем, как опустить трупы в могилу, жители Пригородного сфотографировали их и сделали видеосъемку.
На телах неизвестных присутствовали следы вскрытия - от шеи до паховой области. Кроме того, на двух из них в области ключицы и в плечевых суставах имелись разрезы. По утверждению местных жителей, производивших захоронение, у убитых оказались вскрытыми и черепные коробки (на сделанных ими фотографиях этого, однако, не видно). Трупы весьма грубо и неаккуратно были зашиты.
Жители Пригородного отметили, что в области брюшной полости у них имелись дырки, проделанные, по всей видимости, при помощи специального хирургического инструмента. Явных признаков избиений и пыток на трупах не оказалось, но они были полностью обнажены.
21 марта фотографии и видеофильм с изображением тел были доставлены в назрановский офис ПЦ «Мемориал».
23 и 24 марта в убитых были опознаны следующие люди:
1. Исмаил Мусостович Хутиев, 1982 г. р.;
2. Муслим Умарович Бациев, 1976 г. р.;
3. Аюб Бибулатович Гайрбеков, 1978 г. р.;
4. Абдул-Малик Газалиевич Товзарханов, 1963 г. р.
Все они были задержаны российскими военными в ходе «зачистки» г. Аргун 11-14 марта . До обнаружения трупов, несмотря на многочисленные обращения в различные официальные инстанции, включая прокуратуру, о местонахождении этих людей ничего не было известно.
Через некоторое время родственники перезахоронили убитых. Однако повторное вскрытие проводить не захотели.

Baskurt
23.12.2010, 06:44
Эта трагическая история получила широкую известность в Чечне, став своего рода зримым подтверждением задолго до этого циркулировавших слухов о том, что российские военные похищают людей с целью изъятия у них внутренних органов. Во многом, это объяснялось теми вопросами, которые легко могли возникнуть и возникали у любого непредвзятого человека после ознакомления с фотографиями трупов и их видеозаписью, широко разошедшихся впоследствии по республике. Вот лишь некоторые из них:
1. Откуда трупы были доставлены в Пригородное?
2. Кто и почему производил их вскрытие?
3. Что явилось причиной смерти этих людей?С целью получить ответы на некоторые из возникших вопросов 10 апреля в Москве старшим научным сотрудником ПЦ «Мемориал», врачом Александром Викторовичем Соколовым был проведен анализ видеозаписи. Ниже приводится ее полный текст:
«31 марта 2001 г. мной был проведен предварительный анализ видеозаписи, полученной 29 марта 2001 г. из офиса ПЦ «Мемориал» в Назрани. Настоящий текст основан на результатах этого анализа и адаптирован для людей, не имеющих медицинского образования.
Со слов лиц, от которых была получена пленка, видеозапись содержит внешний осмотр тел и сцену захоронения 4 человек. Они были задержаны в ходе «зачистки», проводившейся 11-14 марта в г. Аргуне и затем убиты. Их тела были доставлены сотрудниками МЧС к кладбищу села Пригородное.
Как мне стало известно, позже в Чечне некоторые люди начали утверждать, что из тел были извлечены разные органы, которые использовались для пересадок и, что якобы существует специальный механизм по вывозу человеческих органов из Чечни с территории военной базы в Ханкале.
Комментарий, сопровождающий запись, соответствует вышеприведенному утверждению. При этом неизвестный автор комментария настаивает, ссылаясь на мнение местных врачей, что направление производства разрезов на трупах не соответствуют следам, остающимся после патологоанатомического исследования, так как сделаны в противоположном обычному направлении и, что выражение лиц слишком спокойное для умерших.

Baskurt
23.12.2010, 06:46
Задержанные 11 марта 2001 г. в Аргуне:
1.Гайрбеков
http://i020.radikal.ru/0712/b4/afe1d5d5e1cd.jpg

2.Бациев
http://i008.radikal.ru/0712/5a/791c61de8bcd.jpg

3 Товзарханов
http://i035.radikal.ru/0712/46/65ba2279c88a.jpg

4. Хутиев
http://i028.radikal.ru/0712/74/7ebcaf96d4ea.jpg

При просмотре видеозаписи можно придти к следующему.

1. Качество видеозаписи, условия освещения и длительность записи достаточно хорошие. Вместе с тем практически отсутствуют крупные планы, показывающие детали возможных повреждений на трупах, вследствие чего, снижается достоверность изложенных далее описания и выводов. Так же следует указать, что данные, полученные при просмотре фото- или видеоматериала, носят в обычной ситуации лишь дополнительный характер по сравнению с непосредственным осмотром.

2. На видеозаписи зафиксированы обнаженные тела 4 мертвых мужчин разного возраста.
Сохранность тел хорошая, она не может служить препятствием для идентификации умерших. Относительно давности смерти, можно отметить, что признаков мумификации или значительных следов разложения не отмечается. Вместе с тем, на всех трупах уже видны следы посмертных изменений тканей. Таким образом, в обычных условиях нахождения трупа, давность смерти может соответствовать указанным в устном сообщении срокам.

3. На теле, лежащем в ряду слева, в области ключицы видно ровное круглое отверстие с прокрашенными в коричневый цвет краями и окружающими кожными покровами (на фотографии метка А). Такое прокрашивание может быть результатом антисептической обработки, а отверстие примерно соответствует стандартному месту установки подключичного катетера (Сноска 8: Катетеризация подключичной вены является врачебной процедурой и делается, чаще всего, в реанимационных отделениях стационаров, в тех случаях, когда необходимо многократное внутривенное введение препаратов в течение нескольких дней). Вместе с тем, появление подобного отверстия может быть следствием огнестрельного ранения, которое затем также подверглось обработке. При этом качество съемки не позволяет сделать однозначный вывод. На этом же теле в правом мезогастрии видны нечеткие следы двух отверстий (метка Б), подобные тем, которые возникают при установке катетеров для промывания брюшной полости, при этом из-за неполного обзора тела при записи нельзя сказать, производилась или нет операция на органах брюшной полости.

4. Общий вид и расположение разрезов на трупах не соответствует прижизненным органосберегающим хирургическим манипуляциям и характерны для патологоанатомического секционного исследования. При этом направление производства разрезов, в отличие от их расположения, может зависеть от личных привычек лица (часто не врача, а санитара), производящего секцию и условий подхода к прозекторскому столу. Изменение выражения лица умерших достаточно известно, как разглаживание черт лица и описано не только в медицинской, но и в художественной литературе. Оно объясняется снятием посмертного спазма лицевых мышц и началом процесса разложения тканей.

5. В связи с отсутствием на видеозаписи видимых внешних повреждений, могущих быть причиной смерти, установить причину смерти не представляется возможным. Можно предположить, что некоторые из умерших проходили лечение в стационаре. Этим же и объясняются видимые следы патологоанатомического исследования.
Никаких данных в пользу версии об извлечении органов с целью последующей трансплантации анализировавшаяся видеозапись не содержит».

Однако и сам этот анализ породил новые вопросы. В частности, известно, что разрезы от подбородка до лонного сращения не производятся на живом человеке. Но если вскрытие сделал паталогоанатом, то почему трупы не были маркированы и помещены в морг или холодильную камеру до выяснения личности и передачи родственникам?.. Кроме того, Александр Соколов, констатировав, что «видимых внешних повреждений, могущих быть причиной смерти» на видеозаписи нет, высказал мнение, что некоторые умершие могли бы проходить «лечение в стационаре».
К этому времени тела уже опознали и даже перезахоронили. Поэтому было ясно, что данное предположение никак не соответствует действительности, так как Аюба Гайрбекова, Муслима Бациева, Абдул-Малика Товзарханова и Исмаила Хутиева российские военные увезли из Аргуна 12 марта совершенно здоровыми. С момента задержания и до времени доставки их тел в с. Пригородное прошла ровно неделя. И хотя, как пишет, исследовавший видеозапись врач, на трупах «признаков мумификации или значительных следов разложения не отмечается», на них все же имеются следы посмертных изменений.
Другими словами, из анализа вытекает, что по времени смерть, если не всех четырех, то некоторых из этих людей наступила практически сразу после задержания российскими военными и доставки их в Ханкалу.

Это подтвердили и последовавшие в дальнейшем события. В мае 2001 года сотрудники ПЦ «Мемориал» встретились со следователем военной прокуратуры, который сообщил, что 13 марта 2001 года при патрулировании окрестностей российской военной базы в Ханкале военнослужащие увидели в водосточном арыке разрытую землю. Посчитав, что в этом месте может быть заложен фугас, они позвали саперов.

Но вместо фугаса там были найдены четыре тела с огнестрельными ранениями в голову сзади и в спину. Их эксгумировали в присутствии сотрудников военной прокуратуры, обмыли, а затем доставили в пункт приема и обработки погибших ОГВ (с), который находился там же, в Ханкале.

По факту обнаружения тел с признаками насильственной смерти военной прокуратурой было возбуждено уголовное дело № 14/33/0132-01. 14-16 марта силами прикомандированных судмедэкспертов из 124 СМЛ (специальная медицинская лаборатория, г. Ростов-на-Дону) были проведены вскрытие и аутопсия тел, после чего 19 марта их передали для захоронения в МЧС ЧР.

Таким образом, в окрестностях главной военной базы только за один месяц найдено два захоронения. Напомним, что в конце февраля и начале марта в дачном поселке вблизи Ханкалы были обнаружены более пятидесяти тел, принадлежавших жителям республики, захваченным сотрудниками российских силовых структур.

ПЦ «Мемориал»

Baskurt
23.12.2010, 06:52
Вечером в карьере для добычи гравия у с. Новые Атаги Шалинского р-она обнаружены трупы Хамзата Майрбековича Хасарова, 1975 г. р., и Ахмеда Вахитовича Заурбекова, 1973 г. р., отца трех малолетних людей.
Первый из них - уроженец Старых Атагов, его дом находится на ул. Аргунская, Второй жил в том же селе у родственников; принадлежавшая ему квартира в Грозном была разрушена в ходе боевых действий еще в начале 2000 года.
Молодых мужчин задержали 14 января при возвращении к себе домой из Новых Атагов. Спросив на это разрешение, они пошли по перекидному мосту через реку Аргун, разделяющей эти два населенных пункта. Однако другие военные, стоявшие по другую сторону моста, схватили и увезли их, предположительно, в районную комендатуру в г. Шали. По крайней мере, захваченные во время «зачистки» и доставленные туда же односельчане утверждали, что видели там обоих еще 19 января.
Хамзата Хасарова и Ахмеда Заурбекова начали искать на второй же день после их «исчезновения», то есть уже 15 января. Первым делом родственники пошли в комендатуру Шалинского р-она, однако там им заявили, что ничего не знают о людях с подобными фамилиями. Затем они обратились к военному коменданту республики генералу Ивану Бабичеву и командованию ОГВ (с) РФ в Чечне.
До 27 января поиски велись достаточно интенсивно. За это время родственники побывали в изоляторах временного содержания и в местах дислокации воинских частей. Военные с главной российской базы в Чечне, даже «успокоили» обратившихся людей, сказав, что задержанные живы, и обещая освободить их за денежное вознаграждение.
Обрадованные этим известием, они готовили для выкупа деньги, когда останки молодых мужчин нашли в карьере. По всей видимости, они были убиты 20 или 21 января и тогда же вывезены в карьер. 22 января выпал снег, а под найденными телами его не было.
Руки убитых были связаны за спиной. У обоих отрезаны несколько пальцев рук и уши. С оставшихся пальцев выдернуты ногти. В головы произведены контрольные выстрелы с близкого расстояния. С правой щеки одного из них до костей острым предметом была срезана (скальпирована) кожа.

Фото:
1. Заурбеков;
2. Хасаров;
3. Общий план.

http://i021.radikal.ru/0712/1f/e9fd487b4bb7.jpg
http://i013.radikal.ru/0712/15/141733cbf33b.jpg
http://i009.radikal.ru/0712/ff/3b1180bff91f.jpg

ПЦ «Мемориал»

Baskurt
23.12.2010, 06:54
В ночь на 8 марта в г. Грозный убиты Асланбек Аббасович Умаров, 1966 г. р., и его жена Яха, 1965 г. р. Они были хозяевами небольшого кафе, открытого в квартире одного из домов на просп. Победы.
Соседи обнаружили Яху Умарову, лежащей у порога собственной квартиры, дверь от которой выходит на улицу. Видимо, она была убита ударом какого-то острого предмета в висок.
У Асланбека Умарова имелись раны на запястьях рук, верхняя часть туловища была покрыта большими пятнами засохшей крови. Убитого, возможно, пытали. Его голова была обожжена до такой степени, что виднелись кости черепа.
Соседи утверждают, что в ночь убийства супругов Умаровых они слышали шум подъехавшего к их дому БТРа.

http://i022.radikal.ru/0712/5a/6503a842d247.jpg
http://i019.radikal.ru/0712/53/e38160e78f51.jpg

ПЦ «Мемориал»

Baskurt
24.12.2010, 01:13
На рассвете в с. Алхан-Кала Грозненского (сельского) р-на российское командование начало «зачистку».
За два дня до этого населенный пункт со всех сторон оцепили воинские подразделения и бронетехника. Въезд и выезд гражданских лиц был прекращен. А ранним утром 18 июня произошел массированный обстрел окраин и жилых кварталов Алхан-Калы. От подошедших войск местные жители и так не ждали для себя ничего хорошего. Но то, что случилось на деле, затмило самый мрачный из всех их прогнозов.
Операция началась с того, что в районе Сунженского хребта и на некоторые улицы населенного пункта с вертолетов высадился десант.
На ул. Нурадилова десантирование произошло около 8.30, одновременно с этим туда же подъехал и «Урал» с военными. Избивая, они выволокли из ближайшего дома и посадили в грузовик Беслана Баймасханова. Среди тех, кто его задерживал, был и человек в маске. Вероятнее всего, указывавший военным, где проверки необходимо проводить особенно тщательно. Скорее всего, это был информатор из числа местных жителей.
Таким же образом из дома родителей забрали и 16-летнего Валида Лемаевича Берсанова. Уже после обеда военные вернулись и задержали его старшего брата, 19-летнего Лом-Али Лемаевича Берсанова.
С той же ул. Нурадилова увезли Мусу Салмановича Амирова, 1978 г. р., студента чеченского государственного университета, и 20-летнего Алмана Тутуевича Базаева. На ул. Ленина задержали Руслана Магомедовича Довлетукаева, а на ул. Новой – Хасана Мехтиева, 17 лет.

http://s57.radikal.ru/i156/1004/73/8339bdae7846.jpg

За один день военные захватили в Алхан-Кале 157 человек. А за всю операцию - не менее 700. Всех их содержали в комендатуре села, где был оборудован временный фильтропункт. Подвешивая на турнике и избивая, доставленных сюда людей допрашивали, пытаясь, как объяснялось, выяснить, где находится Арби Бараев и члены его группировки. К вечеру задержанные были отпущены, за исключением Мусы Амирова, Алмана Базаева, Руслана Довлетукаева, Хасана Мехтиева и Умара Исакова (последнему военные при задержании подкинули рожок с патронами от автомата).

Baskurt
24.12.2010, 01:17
Вернувшиеся рассказывали, что их избивали очень сильно, пытали током, были случаи, когда обливали кипятком. В результате избиений попали в больницу: тренер по вольной борьбе Адам Чагаев и студент медицинского института Шугаипов. Родственникам они были выданы за выкуп 29 июня.
«Зачистка» Алхан-Калы, обернувшаяся все новыми задержаниями мужчин, продолжалась по 25 июня включительно. Однако и после формального завершения операции местные жители долгое время не могли вздохнуть спокойно: врываясь в темное время суток в дома, военные продолжали захватывать и грабить людей . Некоторых из местных жителей увозили в комендатуру по два и более раз. Многих после допроса, проверки документов и избиений к вечеру отпускали домой. Но на 26 июня было известно о насильственном уводе и последующем исчезновении 26 человек. Родственникам никто не сообщил, где они находятся и какие им предъявлены обвинения.
Пропавшими поначалу считались и сестры Лабазановы, 19 и 21 года, работавшие в кафе, в котором, по версии российских военных, любили отдыхать подчиненные Арби Бараева. Вскоре, правда, обеих освободили. В первый же день операции у здания комендатуры собрались жители села. Но, что «исчезнувшие» находятся на его территории, официально признали только 25 июня. После долгих переговоров военные согласились отпустить их и потребовали сдать за каждого один автомат или же уплатить деньги, приравненные к его стоимости. То есть, две с половиной тысячи рублей.
Но еще через некоторое время к алхан-калинцам, ожидавшим освобождения своих родственников, вышел не представившийся офицер и сообщил, что переправили всех в Ханкалу. После того, как толпа разошлась, жители близлежащих к комендатуре домов слышали с ее территории крики людей и видели, как их погрузили в вертолет. Потом он поднялся в воздух и улетел в сторону г. Грозный.
В Алхан-Кале, по рассказам очевидцев, оказав вооруженное сопротивление российским подразделениям, погибли восемь человек, в том числе и сам Арби Бараев. Со стороны военных, по тем же сведениям, убиты 24 и десятки ранены.
Те жители села, что находились у комендатуры, стали свидетелями того, как военные привезли на грузовиках трупы погибших участников чеченских вооруженных формирований, положили их так, чтобы видели все, и выкрикивали: «Смотрите на своих уродов». Собравшихся людей они закидывали дымовыми шашками, отчего многим стало плохо.
21 июня трупы восьми оказавших сопротивление чеченцев при помощи пожилых людей военные закопали в одной общей яме на сельском кладбище. На второй день, то есть 22 июня, туда же были доставлены и захоронены еще три трупа, но эти люди, скорее всего, не являлись боевиками.
В конце июня и начале июля в окрестностях села были обнаружены еще 12 трупов. Они принадлежали людям, упоминавшимся местными жителями в числе тех 26 человек, что исчезли после задержания российскими военными.

Baskurt
24.12.2010, 01:23
Взорванные трупы Алмана Базаева, Мусы Амирова, Руслана Давлетукаева, Умара Исакова и Хасана Мехтиева, например, найдены на полевом стане местного госхоза в водораспределительном люке. Трупы Дауда Аматовича Витаева, 1966 г. р., и его соседа, Рустама Султановича Ражапова, 1974 г. р., убитых российскими военными 21 июня в доме Витаевых, нашли через шесть дней в слегка присыпанной яме на местном кладбище. Там же, где находились и трупы боевиков.
В ходе «зачистки» застрелены или замучены в своих дворах еще шесть человек. Одному из них, Хаважи Хамбулатову, военные ножом перерезали горло, выкололи глаза и отрезали нос. Кроме того, известно о бессудной казни 26-летнего Владимира Соседова и двух жителей соседнего с. Алхан-Юрт, в момент начала «зачистки» находившихся в гостях у родственников: Кантаева и Цакаева.
Во время «зачистки» наносились ракетные и артиллерийские удары. Однако мирным жителям в предоставлении коридора для выхода из населенного пункта отказали. Более того, были обстреляны скопившиеся на блок-постах люди, в результате чего, по некоторым данным, погибли мужчина и женщина.
Военные сознательно и целенаправленно подвергали жителей Алхан-Калы насилию и издевательствам. 21 июня, например, в послеобеденное время ими был ранен в бедро 6-летний Рамзан Абдурахманов. Мать ребенка, Зайна Абдурахманова, приложила немало усилий, чтобы из полностью блокированного села доставить его в больницу. Удалось это только на третий день. Причем за пропуск на блок-постах она уплатила свыше двух тысяч рублей.
Каждый дом в селе был ограблен. Из них забирались золотые украшения, ковры, аудио- и видеоаппаратура. Военные резали коров, овец, гусей и кур. Поджигали дома. Так, на улицах Кирова и Партизанская ими сожжено более десятка домовладений.
Операцией руководил генерал, представившийся, как «Тайфунов». Собравшимся перед комендатурой жителям села, он заявил, что заставит каждого из них «вырыгивать Бараева». Кем был этот человек на самом деле, какие структуры представлял, осталось неизвестным.

Baskurt
24.12.2010, 01:25
Показания очевидцев и пострадавших.
Малика Сайдулаевна Исмаилова, проживает на ул. Кооперативная, 1:
«С 19 по 25 июня село Алхан-Кала было полностью блокировано федеральными вооруженными силами. Село все это время находилось в условиях войны. Велся интенсивный огонь из орудий и стрелкового оружия. Над головами людей пролетали снаряды и пули. Приходилось прятаться в подвалах. Одна женщина, Умидат Вакиева, проживает в селе на улице Кирова, не вынесла этого ужаса – она умерла от сердечного приступа. О врачебной помощи в такой обстановке, естественно, не могло быть и речи.
На улице Партизанская и в переулке Жданова расстреляли всю домашнюю скотину жителей, только чудом не пострадали люди. Во время «зачистки» военные врывались в дома, ставили хозяев к стенке под дулами автоматов, резали и брали на мясо домашнюю скотину, забирали из дома все ценные вещи: аудио- и видео аппаратуру, деньги, женские золотые украшения и даже продукты питания. После того, как по улице проходила одна группа военных, приходила вторая, и снова они забирали то, что осталось от первой.
Практически все село было разграблено. Забрали все, что представляло хоть какую-то ценность. При этом каждой семье угрожали: «Если будете жаловаться, то мы ночью придем и зарежем вас». Военные как будто считали своей обязанностью унизить, оскорбить ни в чем не виноватых людей. Женщинам они говорили: «Мы убьем всех ваших мужчин, а из вас сделаем полевых проституток». Они сжигали пустующие дома, хозяева которых, как беженцы, покинули их, взрывали колодцы с водой, в подвалы закидывали гранаты. В семье Хайдаровых солдаты домогались до их молодой дочери, требовали: «Продайте нам вашу девушку». Родители «откупились» от солдат за 500 рублей. Шестилетний Рамзан Абдурахманов получил пулевое ранение бедра. Его матери, Зайне Абдурахмановой, военные не позволяли вывезти мальчика в больницу. Ей пришлось заплатить 700 рублей только за разрешение выехать из села.
В первый день операции были убиты два мирных жителя, которые никакого отношения к группе Арби Бараева не имели, - это Султан Раджапов и Хасан Хожаев. Генерал Тайфунов, так он себя называл, обращаясь к жителям, заявил: «Я заставлю каждого из вас вырыгивать Бараева!» Жители села были беззащитны и вынуждены были терпеть весь этот ужас в течение нескольких дней».

Муслим, 26 лет, местный житель:
«Вокруг села на 18 или 19 вертолетах высадился десант, заблокировали его войсками, а затем на бронетехнике въехали в населенный пункт. Только на улице Кирова было не менее 70 единиц военной техники. Военные, врываясь в дома, забирали молодежь и вообще мужчин, с 15 и до 60-летнего возраста. Старики шли вместе со своими сыновьями и внуками. Заодно федералы грабили дома, хватая телевизоры, ковры, предметы мебели, одежду и.т.д. В карательной операции были задействованы отряды ФСБ, ГРУ, МВД.
Ко мне во двор русские заходили два раза, проверили документы и ушли. В третий раз пришли другие, хотели забрать в комендатуру, но отец откупился за 2000 рублей. Отдал их старшему группы.
На улице Партизанская военные расстреляли двух парней, выведя их со двора. Затем на танке или БМП несколько раз проехали по ним, превратив трупы в кровавое месиво. Я точно знаю, что эти ребята сугубо мирные жители. Одна старая женщина скончалась от разрыва сердца. Всего в селе за эти дни было убито от 15 до 19 человек. Военные ограбили все пустующие дома, и многие из них сожгли.
На окраине Алхан-Калы, у птицефабрики, произошел бой между русскими и группой Арби Бараева, который продолжался, как говорят, примерно три-четыре часа. Основной группе удалось уйти, а сам Бараев и его бойцы, человек восемь, погибли, оказав сопротивление. Потери были и среди федералов.
Почти все мужское население села свезли в комендатуру села Алхан-Кала и пропустили через фильтр. 90% из них были избиты. Били руками, ногами, дубинками; некоторым вырвали ногти, пытали током. Несколько десятков человек забрали в Ханкалу.
4 или 5 июля на окраине села в сторону Грозного, на территории кошары обнаружены два трупа: Мусы Амирова, 20-22 лет, и его ровесника Алмана Базаева. Их военные увезли из своих домов во время облавы. Ребята были расстреляны после зверских пыток.
20 или 21 июня на улице Железнодорожная российские военные спросили у девятилетнего мальчика, сколько в селе боевиков, у кого есть оружие и т.д.
Мальчик ответил: «Откуда я знаю?». Такой ответ федералам показался чересчур наглым. Они избили мальчика на глазах у матери и снохи. Свалив на землю, стали пинать ногами, затем, поставив ногу на него, приставили к голове снайперскую винтовку (СВД), угрожали, что пристрелят его. После уплаты тысячи рублей, военные убрались со двора, оставив в покое девятилетнего «бандита и террориста».
В другом месте они послали вперед при обыске сарая восьмилетнего мальчика. Когда тот открыл дверь и сказал, что здесь никого нет, один из военных пинком отбросил мальчика в сторону и прошел первым в помещение».

Baskurt
24.12.2010, 01:26
Забихат Пасиевна Витаева, мать убитого Дауда Витаева, проживает в переул. Жданова, 7:
«Это случилось 21 июня в 12 часов 50 минут. Шел уже второй день «зачистки». Мой сын Дауд Аматович Витаев, 1966 г. р., и его сосед Ражапов Рустам Султанович, 1974 г. р., второй день не покидали своих домов, потому что было опасно выходить на улицу.
20 июня два раза военные приходили в дом моего брата и проверяли документы. Ушли они без всяких претензий к нам. В третий раз они пришли с утра 21 июня и также, проверив документы, ушли. Но к часу того же дня к дому снова подъехал БТР со спецназом. Позже выяснилось, что даже солдаты из оцепления называли их убийцами, они предупреждали женщин: «По Партизанской улице идут убийцы».
В этот момент мой сын, Дауд Витаев и Рустам Ражапов находились в кухне, сидели за столом и пили чай. Так как их уже три раза проверяли, они были спокойны. Однако военные схватили обоих, избивая, выволокли оттуда и уложили во дворе лицом вниз. Моя сноха стала просить не бить их, отпустить, объясняла, что они уже три раза проверены и ни в чем не виноваты. Один из военных нецензурно выругался и сказал другому: «Поставь ее к стенке, пристрели сучку!» Но другой приказал ей: «Бери детей и уходи отсюда». Жена стала плакать, тогда военный сказал ей: «Не беспокойся, заберем, проверим и отпустим». Дауд, который лежал на земле, тоже сказал своей жене: «Уведи детей куда-нибудь». Сноха (Хадижат Ашарулова. – ПЦ «Мемориал») вышла с четырьмя детьми со двора. Перед этим военные забрали у нее ее паспорт. Она бегом побежала к своей матери, живущей недалеко, отдала ей детей и прибежала назад. Когда она вернулась, а это было меньше чем через десять минут, увидела свой горящий дом. Ее мужа и моего сына, Дауда и соседа Рустама нигде уже не было.
Российского БТРа также на этом месте уже не было. Прибежала мать Рустама, Аминат Ражапова, и стала искать и звать своего сына. Сначала она посмотрела у соседей напротив, у Мусалатовых. Но там военные загружали на БТР и «УРАЛ» награбленное имущество. Тогда она вернулась во двор моего сына и стала кричать и звать Рустама. Но их обоих нигде не было. В тот же день мать Аминат Ражапова и жена Дауда, несмотря на опасность для жизни из-за ежеминутных обстрелов, побежали в комендатуру на краю села. Они сразу написали заявление в комендатуру и руководителям «зачистки» о том, что без вины задержали двух человек, увезли их в неизвестном направлении и сожгли дом. На второй, на третий и на четвертый дни «зачистки» они также стояли у комендатуры и просили военных освободить Дауда и Рустама. Они видели, как за шесть человек, задержанных в селе, один из военных (участник «зачистки» в звании майора. – ПЦ «Мемориал») предложил собрать деньги из расчета по 2500 рублей за каждого. Люди сразу же собрали деньги и показали их майору. Он ушел в комендатуру, через некоторое время вышел и сказал: «Начальник не разрешает».
Этот разговор состоялся 25 июня, около пяти часов вечера. 26 числа военные сняли оцепление и выехали из Алхан-Калы, забирая с собой 26 человек. Людям сказали, что всех проверят и отпустят, обещали, что избивать и унижать никого не будут.
27 июня мы были в Ханкале и там пытались выяснить по спискам, находятся ли Дауд и Рустам среди задержанных. Их следов там мы не нашли. В Ханкале нас заверили, что сюда их не привозили. В 12 часов того же дня нам сообщили, что нашли захоронение с шестью трупами недалеко от сельского кладбища. Вместе с отцом Рустама, Султаном Ражаповым, туда поехал мой другой сын. Они увидели там квадратную яму размерами два метра в ширину, три метра в длину и глубиной полметра. Шесть трупов были слегка присыпаны землей. Каждый труп был уложен в специальный брезентовый мешок с железной молнией, зеленого цвета. Мой сын опознал в одном из них Дауда, а Султан - своего сына Рустама.
Оба трупа были раздавлены, расплющены, вероятно, наездом БТР.
На теле Дауда была сквозная рана диаметром от пяти и до 10 сантиметров. Лицо было расплющено, язык высунут.
Мы похоронили их обоих 27 июня. На похоронах соседи рассказали, что они слышали 21 июня во дворе сына выстрелы.
При вскрытии захоронения никто из официальных российских властей не присутствовал.
Мы писали заявление на имя прокурора Грозненского р-на Байдаева, на имя начальника УВД Чеченской республики Аренина. Ответа мы от них не получили.
В ходе «зачистки» профильтровали сотни людей. Подводили их к машине, в которой сидели два человека в маске. Этих людей называли «живым компьютером». Если эти два человека кивали головой положительно, то задержанного отдавали в ФСБ и ГРУ, а если они кивали отрицательно, то отдавали задержанных в местную комендатуру.
Всех задержанных, кого за деньги, кого просто так, к вечеру или на следующий день, отпускали. 26 человек из числа задержанных не вернулись вообще. Из этих 26 человек 12 уже нашли мертвыми: восемь трупов (вместе с трупами Дауда и Рустама). Четыре трупа нашли взорванными на полевом стане в водораспределительном люке. Это Базаев Алман, Амиров Муса, Довлетукаев и еще один человек, Умар Исаков. 14 человек пока не найдены ни живыми, ни мертвыми».

ПЦ «Мемориал»

Aslanbek
25.12.2010, 18:42
Откровение русских солдат о приватизировании имущества мирных чеченцев и отсутствия чувства вины по этому поводу.

(с середины 4-ой минуты)

http://www.youtube.com/watch?v=_Zr1K4SylBc&feature=player_embedded#!

Baskurt
25.12.2010, 19:03
10 марта 2001 года на кладбище с. Пригородное Грозненского (сельского) р-она похоронены останки 38 неизвестных человек. Ранее они были вывезены с территории дачного поселка недалеко от Ханкалы и доставлены для опознания на базу МЧС в Грозном.
Трупы положены в общую могилу (траншею) на некотором расстоянии друг от друга. Местные жители произвели фото- и видеосъемки каждого из них, описали сохранившуюся на них одежду.
Захоронение произведено так, чтобы в случае опознания какого-либо тела по фотографии, его можно было бы эксгумировать, не потревожив другие останки.
Можно утверждать, что абсолютное большинство опознанных тел, вывезенных с территории дачного поселка близ Ханкалы, принадлежат людям, которые были не в боевой обстановке задержаны представителями федеральных сил. Дальнейшее опознание могло бы выявить новые факты внесудебных расправ над мирными жителями. Однако было проведено срочное захоронение трупов, более всего похожее на сокрытие улик преступления.

Впоследствии по фотографиям, сделанным участвовавшими в захоронении жителями Пригородного, опознаны останки уроженцев с. Мескер-Юрт Шалинского р-она Ильяса Гиланиевича Гачаева, 1968 г. р., отца трех несовершеннолетних детей, и братьев Эмеди и Адама Солтамурадовых.
15 ноября 2000 года на рассвете российские военные захватили этих людей в их домах и увезли в неизвестном направлении. Долгое время родственники искали похищенных во всех известных в республике местах массового заключения людей, обращались к посредникам, однако узнать что-либо определенное об их дальнейшей судьбе не смогли. Возможно потому, что к этому времени и братья Солтамурадовы, и Ильяс Гачаев уже были убиты военными в Ханкале и выброшены на свалку трупов в дачном поселке «Здоровье».
Труп другого задержанного вместе с ними человека, Шамиля Нурдиевича Яшуева, 1974 г. р., обнаружен не был. Но там была найдена одежда, напоминавшая ту, в которой его увезли из дома (О задержании Шамиля Яшуева, Эмеди (Эмади) и Адама Солтамурадовых см.: «Здесь живут люди». Чечня: хроника насилия. Ч. 1. М., 2003, С. 381. На момент ее публикации ПЦ «Мемориал» ничего не было известно о том, что одновременно с ними из Мескер-Юрта был увезен и Ильяс Гиланиевич Гачаев. Уточненная информация о событиях в Мескер-Юрте в ноябре 2000 года дается и в приложении для ошибок и исправлений к первой части хроники, публикуемого в конце этого издания).
Еще 4 июня 2000 года на дороге в Мескер-Юрт российские военные остановили автомобиль, в котором ехали брат Ильяса Гачаева, Увайс Гиланиевич Гачаев, 1974 г. р., и односельчанин Адам Сайд-Магомедович Шанхулаев, 24-25 лет. Их обоих пересадили в БТР и повезли в сторону г. Гудермес. С тех пор о местонахождении этих людей их родственникам ничего не известно.
1 июня 2002 года во время т. н. 21 дневной «зачистки» Мескер-Юрта (продолжалась с 21 мая по 11 июня) военные увезли в неизвестном направлении другого его брата, отца двух детей Идриса Гиланиевича Гачаева, 1976 г. р. По состоянию на апрель 2005 года он также числится пропавшим без вести. И, наконец, 18 февраля 2005 года около 4.00 сотрудники российских силовых структур похитили из дома, расположенного по адресу: ул. А. Шерипова, 26, Гилани Азиевича Гачаева, 1938 г.р., отца всех трех выше перечисленных людей. Вполне, возможно, что эта семья подвергается преследованиям из-за религиозности ее членов.

ПЦ «Мемориал».

Aleka
25.12.2010, 19:36
везан Дел и хьал вайн т1ехь хоттинчун, шех ма долил из. Дал нийсо ейла!

Baskurt
25.12.2010, 19:42
Около 23.00 жители пос. Бутенко Старопромысловского р-она г. Грозный услышали автоматные очереди, а через некоторое время и взрыв. Затем послышался шум отъезжающей бронетехники.

На следующее утро пожилой мужчина (в целях безопасности он не назвался), проживающий на ул. Угольная, обнаружил у бетонного забора бывшего опытно-экспериментального завода «Электроприбор» раскиданные взрывом фрагменты тел четырех человек.

К месту обнаружения останков людей выехали заместитель начальника Старопромысловского РОВД Руслан Касаев и следователи. Оказалось, что погибшими являются: Юнус Аюбович Хункурханов, 1955 г. р., и Сулим Бисултанов, 1957 г. р., проживавшие на ул. Угольная в пос. Бутенко, а также жители ул. Новая: Ваха Махадаев, 1979 г. р. и Анзор Мусаев, 1981 г. р.

http://i036.radikal.ru/0801/9f/186a63833488.jpg

Вскоре выяснились обстоятельства случившегося. 14-летняя дочь Сулима Бисултанова сообщила следователям, что у них имеется генератор тока. И поэтому к ее отцу часто приходят местные жители, чтобы посмотреть телевизор и послушать новости. В тот вечер у него в доме находился сосед, Юнус Хункурханов.
Когда мужчины собирались пойти во двор, чтобы покурить, с улицы послышались крики о помощи. Надев галоши, они выбежали за ворота. После этого послышались автоматные очереди и взрыв, видимо, из подствольного гранатомета.
Девочка рассказала, что через 15-20 минут после ухода отца и соседа послышался шум бронетехники и повторный, более сильный взрыв.
По всей видимости, двое из убитых: Ваха Махадаев и Анзор Мусаев, были задержаны российскими военными, находившимися в засаде (практика ночных засад применяется в Чечне достаточно широко). Выбежавших на крики мужчин они обстреляли, а затем вместе с уже захваченными молодыми людьми увезли к забору завода «Электроприбор» и там взорвали.
Останки четырех человек были раскиданы в радиусе 50-60 метров от эпицентра взрыва. По факту этого преступления было возбуждено уголовное дело, но вскоре предварительное следствие по нему приостановили на основании ст. 195 п. 3 УПК РСФСР («в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого»).

ПЦ «Мемориал»

Baskurt
26.12.2010, 18:11
В 10.00 в лесополосе вблизи с. Танги-Чу Урус-Мартановского р-она в перестрелке погиб Руслан Ахметсултанович Умаров, 1980 г. р.

http://i013.radikal.ru/0712/07/fa58f4091315.jpg

28 марта в Урус-Мартан приехали родственники Руслана Умарова. Но выяснилось, что уже слишком поздно: труп уже увезли на главную российскую военную базу в Чечне - Ханкалу.
Для чего, точно не известно. Однако в те же дни по одному из каналов российского телевидения прошел сюжет с участием начальника управления программ содействия ФСБ генерала Александра Здановича, где он рассказал об успешно проведенной спецоперации, в ходе которой был убит полевой командир, по его словам, некий «Араб».
В сюжете, как доказательство ликвидации «арабского наемника», демонстрировался труп Руслана Ахметсултановича Умарова. Убитый молодой мужчина был раздет до пояса, на его груди лежали пистолет «ТТ» и рация.

В Ханкале, куда родственники поехали почти сразу же после визита в комендатуру Урус-Мартановского р-она, военные вначале отказались признать, что труп находится у них. Затем через посредников предложили выкупить за 3000 долларов США.
В ходе торга военные согласились снизить выкуп до тысячи долларов, но при этом потребовали от родственников убитого сдать четыре автомата и освободить из плена любого российского офицера. При этом посредники отказали в возможности опознать труп.

Родственникам убитого пришлось «обращаться в другие инстанции». К концу сентября 2001 года они сообщили, что через посредников вышли на контакт с российским полковником. Его имя, естественно, никто не знал.
Этот «полковник» чуть смягчил требования, попросив за возможность похоронить убитого тысячу долларов США и золотую цепочку «Кардинал» для своей жены. Родственникам он передал посмертную фотографию Руслана Умарова.


Фотография переданная полковником, просившим цепочку "Кардинал" для жены, как доказательство того, что труп Руслана Умарова находится у них.
http://i033.radikal.ru/0712/d5/c0d0cd24809c.jpg

Еще через некоторое время все те же посредники сообщили новые условия: в обмен на выдачу трупа им необходимо было найти и освободить трех плененных.

Однако, как выяснилось позднее, убитый к тому времени уже был захоронен. Более трех месяцев он пролежал в морге Ханкалы и только летом (в конце июня или в начале июля) его сбросили в вырытую на территории базы яму. Сверху на труп свалили останки еще, как минимум, 26 человек, среди которых были и четыре женщины.
Уже глубокой осенью 2001 года об этом за деньги поведал служащий базы в Ханкале. Он же нарисовал и схему захоронения, а также сообщил, что в случае эксгумации Руслана Умарова можно будет опознать без труда: к молнии черного мешка, в котором его сбросили в яму, якобы был прикреплен металлический брелок с надписью «талиб»…

Baskurt
26.12.2010, 18:18
Столкнувшиеся с беззастенчивой торговлей трупом, родственники погибшего обратились в правозащитные и общественные организации. В это же, примерно, время против них начались репрессии. В дом семьи Умаровых, расположенный в Танги-Чу, с все чаще и чаще стали врываться сотрудники российских силовых структур. Из-за этого мать убитого, Дагман вынуждена была снять за плату жилье в р-оне автобусной остановки «Окружная» в г. Грозный, и переселиться туда вместе с сыновьями Асланом, 1982 г. р., и 11-летним «Рамзаном» (по просьбе родственников имя последнего изменено). В марте (4 или 5 числа) 2002 года на прилегающих к нему улицах появилась российская бронетехника и военные. Послышалась пулеметная и автоматная стрельба, раздались взрывы. Осколки и шальные, как вначале казалось, пули стали залетать и к ним. Спешно собравшись, им пришлось перебираться к соседке-армянке, откуда потом наблюдали за тем, как военные, подогнав БТР, целенаправленно разрушали дом, в котором до этого жили.
В тот же день Дагман Умарова и его младший сын переехали к родственникам, проживавшим в том же р-оне города. На следующее утро к ним ворвались российские военные и, не подпуская к себе его мать, вывели на улицу мальчика. Через некоторое время он вернулся обратно и сообщил, что был выброшен в квартале от места задержания. Военные задавали ему вопросы о среднем брате. Их интересовало, где тот находится и чем занимается.
Мальчик был избит. В момент задержания каким-то острым предметом военные проткнули ему щеку. У него была рассечена и кровоточила правая бровь.
Аслан Ахметсултанович Умаров был схвачен 10 марта 2002 года в р-оне городской больницы № 9. На протяжении последующих четырех месяцев он числился как пропавший без вести. Позднее родственникам (опять же при помощи посредников) удалось установить, что в задержании молодого человека принимали участие сотрудники Северо-Кавказского управления по борьбе с организованной преступностью (РУБОП) МВД РФ. На их базе в Грозном он и содержался.
Через неделю после того, как об этом стало известно, у Дагман Умаровой приняли первую для него передачу. А еще через три недели ее сын был переведен в следственный изолятор в Чернокозово. Там-то впервые после задержания она смогла его увидеть. По свидетельствам матери, у Аслана Умарова была сломана челюсть (она неправильно срослась и деформировала все его лицо), правая бровь оказалась порванной и опущенной на глаз, на теле имелись многочисленные следы избиений и покусов собак. Против молодого человека было возбуждено уголовное дело. Однако через 11 месяцев после задержания решением суда он был освобожден из-под стражи.
Во второй половине февраля 2003 года Дагман Умарова и ее сыновья переехали в Ингушетию и устроились в палаточном лагере чеченских беженцев «Сацита» на окраине ст. Орджоникидзевская. Аслан Умаров женился, у него родилась дочь.
Дагман Умарова возобновила попытки добиться выдачи трупа своего погибшего в бою старшего сына. В марте 2003 года при помощи женщины-торговки ей удалось получить пропуск и пройти на территорию Ханкалы. На том самом месте, где по полученной от военного схеме должна была находиться яма-захоронение, стояло только что отстроенное здание. Ей удалось выяснить, что в нем планируется разместить садик и ясли для детей российских офицеров, проходящих свою службу в Чечне.

12 февраля 2004 года был убит и ее младший сын, Аслан Ахметсултанович Умаров. По словам матери, его вызвал из палатки знакомый местный житель. Минут через 10 он зашел и, сказав, что должен ненадолго отлучиться, попросил у своей тети 100 рублей. Ни в тот вечер, ни в последовавшие за этим несколько дней обратно он не вернулся. О том, что сын, возможно, убит, Дагман Умарова узнала от своей замужней дочери и зятя, проживавших в то время в Чечне. Услышав по телевидению объявление о том, что в морге г. Назрань находится убитый молодой человек, имя, фамилия и возраст которого совпадали с данными их родственника, 17 февраля они приехали в Ингушетию.
Как выяснилось, в морге действительно лежал труп Аслана Умарова. Следователи ингушской прокуратуры сообщили, что он погиб в результате обстрела автомобиля ВАЗ-2107 без регистрационных знаков, произведенного сотрудниками силовых структур в г. Карабулак. В салоне, кроме него, находились еще четыре человека: Микаил Гиланиевич Измайлов, 1970 г.р., Алихан Саварбекович Хаматханов, 1979 г.р., Адам Багаудинович Измайлов, 1980 г.р. и Али Хаджибикарович Гагиев, 1983 г.р. Все они жители Ингушетии. С места происшествия с огнестрельными ранениями различной степени тяжести их доставили в больницу и там уже взяли под стражу.

Официальная версия случившегося заключалась в том, что молодые люди проигнорировали требование милиционеров остановиться. Вслед удаляющейся машине был открыт огонь, в результате которого Аслан Умаров получил смертельное ранение. Его гибель - случайность, заявили матери сотрудники прокуратуры г. Карабулак. Но они же и подчеркнули, что некоторые из находившихся вместе с ним в автомобиле людей якобы были объявлены в розыск.

ПЦ «Мемориал»

Baskurt
26.12.2010, 18:37
Около 17.00 российские военные захватили, а затем жестоко убили жителей с. Побединское Грозненского (сельского) р-она Беслана Сайгаевича Ибрагимова, 1972 г. р., Руслана Зайндиевича Юсупова и Валида Моилдиевича Хасанова, оба последних – 1975 г. р.

Все эти люди проживали по соседству друг с другом на ул. Победы. В тот день на грузовике ГАЗ-53 («автолавка»), они выехали в сторону Сунженского хребта по направлению к с. Самашки Ачхой-Мартановского р-она. Отец Валида Хасанова владел там кошарой, на которой находились запасы корма для домашнего скота. Его-то они и собирались привезти.

По дороге туда в 4-5 километрах от соседнего с. Радужное их нагнали российские военные. Они были на двух БТРах (по другим данным, на одном БТРе и автомобиле «Урал»). Молодые люди были остановлены, затем высажены из автомобиля и после пыток и избиений убиты.

Местные жители нашли их тела лишь утром 14 января. Осмотрев останки Руслана Юсупова, они установили, что ему были нанесены огнестрельные ранения в голову, в живот и в сердце. Пальцы рук у него оказались сломанными. На трупе Валида Хасанова отсутствовала часть черепа. А тело Беслана Ибрагимова разорвано взрывом на части.

У всех убитых руки и ноги были скручены проволокой. Военные поместили трупы этих людей в автомобиль ГАЗ-53, который затем взорвали.

http://i028.radikal.ru/0801/3f/4238f08661a2.jpg
http://i041.radikal.ru/0801/9a/b39a85326008.jpg
http://i047.radikal.ru/0801/84/e25b0f7ccd58.jpg

По неподтвержденной информации, в тот же день, возможно, теми же самыми военными совершены убийства и в с. Закан-Юрт Ачхой-Мартановского р-она.

ПЦ «Мемориал»

Baskurt
26.12.2010, 19:11
22 июня 2001 года еще до рассвета сотрудники российских силовых структур вошли во двор Малики Исмаиловой (по мужу - Эльбиевой), проживающей по адресу: Урус-Мартановский р-н, с. Гехи, ул. Кавказская, 55.
Услышав во дворе шум, первым проснулся ее сын, Мухамед-Али Мовладиевич Эльбиев, 1973 г. р. Он разбудил мать и сестру и вместе с ними выглянул в окно. Во дворе находились российские военные в масках. Часть из них, заняв боевые позиции, остались там, другие – вошли в стоявший в отдалении от основного строения домик под навесом. В нем спал сын Малики Исмаиловой, Хас-Магомед Мовладиевич Эльбиев, 1980 г. р.
Женщина догадалась, что военные хотят его задержать и поэтому, разбудив еще спавшего в соседней комнате Магомед-Салеха Мовладиевича Эльбиева, 1975 г. р., попыталась выйти с дочерью во двор. Они открыли входную дверь и уже вступили на ступеньки крыльца, когда военные оттолкнули их назад и ворвались в коридор. Женщина и ее дочь, испугавшись, стали кричать. Какой-то военный пригрозил им: «Замолчите, а то пристрелю как скотину», - и приставил ко лбу Малики Исмаиловой пистолет.

Военные затолкали хозяйку и ее дочь за диван, вынесенный в коридор на время ремонта дома, а затем вошли в комнаты, где, включив свет, уже одевались Мухамед-Али и Магомед-Салех Эльбиевы. Вскоре начался обыск, сопровождавшийся погромом: имущество было сброшено на пол, там же валялись ящики от платяного шкафа, одежда. Двери шифоньеров были сорваны с петель.
После «обыска», во время которого не был найден ни один предмет, запрещенный по российскому законодательству к хранению, военные задержали Мухамед-Али и Магомед-Салеха Эльбиевых. Им связали руки, заклеили скотчем рты и, натянув на голову одежду, вывели во двор.
Но перед этим Малику Исмаилову и ее дочь из коридора перевели в смежную комнату. Дверь в нее военные забаррикадировали тяжелым диваном. Когда заводили в нее, женщина мельком увидела одного из своих сыновей, Магомед-Салеха Эльбиева. Ему на голову был натянут костюм. На крики матери, «куда уводите?», один из военных сказал: «Проверим и отпустим».

С собой они увели всех трех братьев: Мухамед-Али, Магомед-Салеха и Хас-Магомеда Эльбиевых, последнего из которых, как уже говорилось выше, захватили в летнем домике во дворе.
Наутро мать обратилась в местный отдел милиции (т.н. ПОМ). Там же находились родственники других жителей Гехи, задержанных сотрудниками российских силовых структур. Всего же таковых, по данным из разных источников, оказалось 10-15 человек. Однако в отделе милиции им заявили, что его сотрудники никакой информацией о том, что случилось в селе, не обладают.
Малика Исмаилова поехала в г. Урус-Мартан. О том, что ее сыновья необоснованно задержаны, она поставила в известность администрацию р-на, прокуратуру и милицию. Думая, что власти во всем быстро разберутся и освободят их, осталась перед зданием комендатуры в центре города. Надежда эта была усилена одним из сотрудников военной комендатуры, куда женщина так же обратилась. Взглянув на фотографию во временном удостоверении младшего из задержанных братьев, Хас-Магомеда Эльбиева, он сказал, что «такой человек вроде бы доставлен сюда». Обещав проверить это, военный зашел в здание.
Через некоторое время он вышел и сказал, что ошибся. Малика Исмаилова не захотела в это поверить. Она осталась ждать в райцентре. Здесь-то ее и нашли приехавшие из Гехов люди. Почувствовавшей неладное женщине, они сообщили, что ее три сына обнаружены убитыми на окраине села рядом с кладбищем.
Трупы братьев Эльбиевых нашли местные жители, копавшие могилу для убитого этим же утром Руслана Хусейновича Шахтамирова . По их рассказам, на кладбище они почувствовали сильный, даже нестерпимо сильный запах крови. Когда попытались найти его источник, наткнулись сначала на два трупа, потом на третий. На телах Эльбиевых имелись следы избиений и пыток, но убиты они были выстрелами из огнестрельного оружия в висок, голову и сердце.

Похоронив детей, Малика Исмаилова покинула республику, спасая, как ей тогда казалось, свою дочь и последнего оставшегося в живых несовершеннолетнего сына. Но потом решила вернуться домой и инициировать рассмотрение дела по убийству своих детей в правоохранительных органах Чечни. Она обратилась в прокуратуру Урус-Мартановского р-на, где было возбуждено уголовное дело № 25146. По состоянию на начало 2004 года его приостановили в производстве согласно ст. 195 п. 3 УПК РСФСР.
Трагедия, случившаяся в тот день, не была для этой женщины первой. 8 августа 2000 года военные увезли из дома, а затем убили другого ее сына, Магомеда Мовладиевича Эльбиева, 1977 г. р.

Произошло это во время «зачистки» с. Гехи, которой руководили сразу три высокопоставленных российских генерала: заместитель министра внутренних дел РФ, главнокомандующий внутренними войсками Вячеслав Тихомиров, командующий Северо-Кавказским округом внутренних войск Михаил Лабунец и командир 245-го мотострелкового полка МО РФ Недобитко. Принимал в ней участие и военный комендант Урус-Мартановского р-на полковник Гейдар Гаджиев. За «большие успехи в борьбе с террористами» последнего вскоре так же произведут в генералы…

Как рассказывает Малика Исмаилова, во время дорожно-транспортной аварии у ее сына была сломана нога. Для фиксации плохо срастающейся кости, врачи вставили в нее железные спицы.

В день «зачистки» Магомед Эльбиев чувствовал себя плохо и лежал в постели. Но молодая медсестра, сопровождавшая вошедших в дом военных, осмотрела его и заявила: «Ничего страшного, и не таких больных излечивали». Его забрали на временный фильтрационный пункт, оборудованный на окраине села, и там убили . Спустя неделю местные жители обнаружили его труп в захоронении, в котором были найдены останки еще нескольких человек.

Хас-Магомед Эльбиев, по словам жителей села, не скрывая говорил впоследствии, что отомстит за него. Возможно, убийство через год его самого и двух других братьев связано каким-то образом с этими высказываниями.

Малика Исмаилова воспитывала своих шестерых детей в одиночестве. Ее муж, Мовлади Эльбиев, умер от рака легкого в 1994 году.

ПЦ «Мемориал»

Фото 1: Магомед Эльбиев за несколько дней до убийства
http://i037.radikal.ru/0801/ab/c7e238cb9e68.jpg

Фото 2: Магомед-Салех Эльбиев
http://i031.radikal.ru/0801/3c/652fdec65e74.jpg

Фото 3: Мухамед-Али Эльбиев
http://i012.radikal.ru/0801/ee/558009244af7.jpg

Фото 4: Хас-Магомед Эльбиев
http://i040.radikal.ru/0801/3f/29cd3982baa4.jpg

Baskurt
26.12.2010, 19:34
http://s52.radikal.ru/i135/1009/17/3b12830c499a.jpg

http://s43.radikal.ru/i099/1009/f2/00c53f1573f3.jpg

Baskurt
28.12.2010, 15:17
16 апреля 2002 года. В г. Грозный по Старопромысловскому шоссе в районе остановки «Советская» в пятистах метрах от российского блокпоста был найден взорванный труп молодого человека. Жители домов, расположенных от этого места, около 5.00 утра услышали выстрелы из автоматического оружия, после чего прозвучал сильный взрыв. Они утверждают, что там в это время находились российские военные на бронетранспортерах. Собранные останки и одежду убитого для опознания в тот же день отвезли в мечеть поселка «Катаяма».

http://i036.radikal.ru/0801/87/9d83248a13dd.jpg

Baskurt
28.12.2010, 15:21
28 марта 2001 г. около полудня мимо строителей, занятых восстановлением забора вокруг ТЭЦ-4 в г. Аргун, по дороге проехал БТР. Через некоторое время после этого раздался взрыв. Люди стали разбегаться, но четверо из них остались, полагая, что их непричастность к взрыву очевидна. Однако, российские военные, соскочившие с подъехавшей бронемашины, приказали им лечь на землю лицом вниз и затем хладнокровно расстреляли.
Погибшие были работниками Аргунского ПУЖКХ-28. Их имена:

Мовлди Хасанович Исраилов, 1972 г. р., Тамирлан Ахьядович Бегуев, 1978 г. р., Салман Сапинович Арсангериев, 1977 г. р., и Ибрагим Жобаевич Ханбиев, 1968 г. р.

http://i039.radikal.ru/0801/1d/a60a311191ac.jpg
http://i049.radikal.ru/0801/35/160616c05aa2.jpg
http://i032.radikal.ru/0801/f4/0dbfac2f001f.jpg
http://i025.radikal.ru/0801/04/d023f28037f4.jpg

Baskurt
28.12.2010, 15:28
Рано утром 14 января 2001 г. в с. Старые Атаги Грозненского (сельского) р-она началась операция по проверке паспортного режима, (т.н. «зачистка»), продлившаяся три дня. Согласно сведениям из официальных источников, она явилась ответом на захват в этом селе американского гражданина, сотрудника голландского отделения международной организации «Врачи без границ» Кеннета Глака.
Однако ни в день его похищения (см. материал за 9 января), ни позднее российскими силовыми структурами никаких действенных мер по его розыску предпринято не было.
Блок-посты, которые находятся на всех окрестных дорогах на расстоянии не менее километра от Старых Атагов, не перекрывались. Движение транспорта осуществлялось в обычном режиме. В самом селе не проводились действия, которые хотя бы отдаленно можно было бы принять за розыскные мероприятия.
Через пять дней после случившегося, то есть утром 14 января, российские военные подразделения расположились в р-оне птицефабрики на западной окраине села. Разбив в поле палатки, они заблокировали трассу Грозный-Шатой. Артиллерия и танковые орудия были повернуты в сторону жилых домов. Одновременно с этим военные оцепили село и по р. Аргун: Старые Атаги оказались со всех сторон в кольце блокады.
На «шатойской» трассе, проходящей вдоль села, военные останавливали машины, направлявшиеся в Старые Атаги и выезжавшие из него. Все водители и пассажиры, несмотря на наличие у них документов, были задержаны, а транспорт отогнан к птицефабрике. Позже некоторых из людей и часть автомашин удалось выкупить. Те из задержанных, чьи родственники не успели или не смогли заплатить, были увезены в неизвестном направлении. Не выкупленные автомашины были сожжены.
Затем началась и сама «зачистка». Первым делом был разоружен местный отряд ополчения, созданный с разрешения районного коменданта и члены которого имели право на ношение оружия . Вслед за этим заблокировали помещение поселкового отделения милиции и отобрали у милиционеров средства радиосвязи. После завершения подготовительных мероприятий российские военные, рассредоточившись по улицам села, начали продвигаться к его центру, заходя в дома и проверяя документы у их обитателей. Принадлежащее им имущество подвергалось разграблению.

На ул. Нагорная в д. 134 у Хасмагомеда Вахаевича Эльжуркаева, инвалида, больного туберкулезом, в ходе обыска были обнаружены старые газеты, в одной из которых («Ичкерия») была помещена фотография президента ЧРИ Аслана Масхадова. Придравшись к этому, военные попытались задержать его. На недоуменные вопросы родственников командовавший ими офицер ответил: «Разберемся – отпустим!»
Хасмагомеда Эльжуркаева вывели на улицу, где к этому моменту уже собралась толпа. Родственники и соседи, в основном женщины, зная, чем может обернуться «разбирательство», требовали объяснить, в чем его конкретно обвиняют. Не получив внятного ответа, они вырвали задержанного из рук военных и окружили кольцом. Услышав шум и крики, подбежали еще несколько десятков женщин. «Живое кольцо» вокруг больного человека увеличилось.
Командовавший военными, как утверждают очевидцы происшествия, офицер в звании подполковника, вызвал по рации подкрепление из числа служащих 205-ой российской мотострелковой бригады. К месту инцидента они прибыли на нескольких машинах.
Подполковник скомандовал им: «Взять его или пристрелить!» Снайпер на БТРе занял позицию и стал ловить в прицел отбитого у них человека. Стоявшие вокруг женщины заслонили его собой.
Военные попытались силой отбить Хасмагомеда Эльжуркаева, но натолкнулись на сопротивление. Итогом завязавшейся потасовки стало избиение женщин. Военные наносили им удары прикладами автоматов, руками и ногами. Схватив за волосы, они, например, ногой несколько раз ударили в живот двадцатитрехлетнюю Ларису Айбуеву. Многие получили ушибы и синяки. Против женщин было применено отравляющее вещество, возможно, слезоточивый газ, в баллончиках высотой около двадцати сантиметров. У многих начался сильный кашель, стали слезиться глаза. Находившаяся в толпе Луиза Сангариева (она проживает на ул. Шоссейная) потеряла сознание. Позже ее госпитализировали с диагнозом «химическое отравление тяжелой степени».
Когда и эти меры не дали желаемого результата, офицер приказал открыть огонь. Началась стрельба поверх голов – в воздух, по крышам и стенам близлежащих домов, очереди ударили и под ноги людей. Одна из женщин в истерике крикнула: «Что вы делаете, изверги?» – и вцепилась в автомат ближайшего от нее военного. Тот, не прекращая стрельбу, дернул оружие, и при развороте ранил одного из своих товарищей. После этого офицер приказал стрелять по толпе на поражение.
На земле остались более десятка жителей Старых Атагов, а одна из них, Зулай (Дзура) Демильханова от полученных ранений скончалась на месте. Был ранен и Хасмагомед Эльжуркаев. Когда он упал, офицер дал команду: «Все, отходим, с объектом покончено». Забрав своих пострадавших, военные тут же покинули место происшествия.

На ул. Нагорная в ходе вышеописанного инцидента получили огнестрельные ранения, отравления и ушибы:
1. Хасмагомед Вахаевич Эльжуркаев, 1966 г. р. (ул. Нагорная, 134), огнестрельное ранение правой стопы;
2. Асет Мохадиновна Эциева, 1947 г. р. (ул. Нагорная, 141), сквозное огнестрельное ранение левой голени и левого бедра;
3. Яхита Умаровна Талгаева, 1959 г. р. (ул. Подгорная, 80), сквозное огнестрельное ранение обеих бедер и правой голени, слепое огнестрельное ранение в области правого коленного сустава;
4. Минга Пикиева, 1948 г. р. (ул. Шоссейная, 50), слепое огнестрельное ранение средней трети левого бедра, ушиб правой голени;
5. Луиза Алиевна Сангариева, 1964 г. р. (ул. Шоссейная, 48), химическое отравление тяжелой степени;
6. Сужан Сайдселимовна Демильханова, 1940 г. р. (ул. Нагорная, 163), сквозное огнестрельное ранение живота без повреждения внутренних органов;
7. Таус Султановна Абубакарова, 1957 г. р. (ул. Подгорная, 52), касательное огнестрельное ранение правого бедра;
8. Зулай (Дзура) Баудиновна Демильханова, 1949 г. р. (ул. Нагорная, 138), множественные огнестрельные ранения нижних конечностей, огнестрельный перелом обеих бедер и голени, геморрагический шок четвертой степени. Умерла на месте;
9. Луиза Якубова, военные разбили ей прикладом лицо.
Всего в Старых Атагах пострадали четырнадцать человек, кроме Хасмагомеда Эльжуркаева, все они - женщины.

Фото 1: Ул.Нагорная, место обстрела женщин:
http://i010.radikal.ru/0802/41/9987a867606c.jpg

Фото 2. Жертва обстрела:
http://i047.radikal.ru/0802/64/e377ab1326dc.jpg

Baskurt
28.12.2010, 15:33
В ходе «зачистки» в селе были задержаны:
1.-2. Зелимхан Аптиевич Яндарбиев, 1979 г. р., и его мать Тамара Яндарбиева;
Находясь в гостях у сестры Тамары Яндарбиевой в с. Чечен-Аул, они услышали о блокировании Старых Атагов и поехали к себе домой. Но были задержаны и доставлены на территорию птицефабрики. Мать с сыном считают, что военным не понравилась их фамилия.
3. Салман Зелимханович Хамзатов, 1935 г. р., инвалид труда 2-й группы, бывший работник МВД (его показания о задержании приводятся ниже);
4. Зайнди Хамзатов, 1964 г. р.;
5. Мовлди Хамзатов, 1969 г. р.;
6. Хасан Айгумов, 1969 г. р.;
В Старых Атагах Хасан Айгумов гостил у своей сестры. Он прописан в Ростовской области, но при себе имел документ о временной регистрации. Военные увели его без каких-либо объяснений, не потребовав даже паспорт.
7. Лема Алаудинович Юшаев, 1970 г. р.;
Соседи утверждают, что Лему Юшаева военные увели из дома, подбросив туда патрон.
8. Идрис Мамаев, 1968 г. р.;
9. Рамзан Магомедович Мусаев, 1961 г. р.;
Рамзану Мусаеву удалось откупиться. Военнослужащим он заплатил одну тысячу рублей.
10. Рамзан Салтаматов;
11. Хусейн Салтаматов;
Рамзан и Хусейн Салтаматовы имеют в паспортах грозненскую городскую прописку. В Старых Атагах они проживали в качестве беженцев.
12. Сайпуди Такаев, 1963 г. р.;
13. Муса Асламбеков;
14. Салях Усманов;
Муса Асламбеков и Салях Усманов были задержаны на дороге, когда возвращались домой из Ставрополя.
15. Сайд-Ахмед Мусхатов, 1951 г. р.;
16. Идрис Лемавич Барзаев, 1980 г. р.;
17. Хамзат Хасаров, 1975 г. р.;
18. Ахмед Заурбеков, 1973 г. р., уроженец с. Курчалой, вырос и жил в Старых Атагах у своей матери.
Хамзат Хасаров и Ахмед Заурбеков были задержаны на перекидном мосту между Новыми и Старыми Атагами в первый день «зачистки». Впоследствии они исчезли.
Всех захваченных атагинцев отвезли к птицефабрике. Туда были отогнаны и машины, отобранные у владельцев в населенном пункте.
Там же содержались люди из других сел, остановленные на трассе Грозный-Шатой и их автотранспорт.

Baskurt
28.12.2010, 15:37
Все три дня «зачистки» более тысячи человек из местных жителей митинговали у комендатуры села, а женщины, в основном родственницы задержанных, у птицефабрики. Они требовали остановить произвол и освободитель заложников, вернуть транспортные средства их владельцам. В акции, устроенной у птицефабрики, участвовали также женщины из сел Новые Атаги, Белгатой, Шали, Чишки, Чечен-Аул и другие.
Митингующим в итоге удалось добиться освобождения семи жителей Старых Атагов: Идриса Барзаева, который был сильно избит, Рамзана и Хусейна Салтаматовых, Сайпуди Такаева, Лемы Юшаева, Зелимхана и Тамары Яндарбиевых.
Часть задержанных атагинцев на вертолете увезли в неизвестном направлении. Других на автобусе отвезли в Шалинскую комендатуру.
Из Старых Атагов военные забрали тринадцать легковых и грузовых автомобилей. Две из них хозяевам удалось выкупить. Одну, грузовую, в разобранном виде на буксире хозяева оттащили к дому, остальные же были сожжены. Уничтожены также автомобили жителей соседних сел, задержанных на трассе.
О готовящейся специальеой операции не знали ни комендант села, ни местная администрация. В ходе «зачистки» военные не подпускали их к себе.

Baskurt
28.12.2010, 15:41
Ниже приводятся диктофонные записи показаний жителей с. Старые Атаги, сделанные в день «зачистки». (В целях безопасности фамилии и имена интервьюируемых не называются).

Первый мужчина:
«Федералы хотели забрать Хасмагомеда Эльжуркаева. Формальная причина его задержания состояла в том, что в его доме нашли какие-то старые газеты, и больше ничего. Тот, кто пришел сначала, позвал на помощь подполковника, чтобы забрать Хасмагомеда. Подъехал подполковник. Мы говорили ему, что газета не основание для его ареста, мы, как ребенка, уговаривали его. Но он твердо сказал: «Нет». А солдатам велел: «Если не сможете забрать, расстреляйте его на месте». А ведь этот парень – инвалид, его даже из армии комиссовали. Когда подполковнику предъявили его военный билет, он положил его к себе в карман, и приказал забрать парня.
Окружившие этого парня женщины объясняли, что он туберкулезник и никогда не держал в руках оружие. Женщины заслоняли Хасмагомеда и пытались объяснить военным, что они забирают его без причины. Подполковник стал кричать: «Мужчина, выходи, что ты за женщинами прячешься». Потом он отдал приказ стрелять. Автоматные очереди раздались в тот же миг, стали стрелять в стену рядом с женщинами. Потом прозвучал приказ: «Стрелять вниз». Ранило людей. Даже своих двоих солдат ранили рикошетом. У одного солдата из рук выпал автомат, и он упал на землю. Раненые женщины падали на него и рядом с ним.
Командир и те, кто пришли с ними, сразу же схватились за газовые баллончики, которые у каждого из них были с собой и стали прямо в лицо ими брызгать женщинам.
Потом, когда увидели, что женщины истекают кровью, что их одежда, руки и лица в крови, военные взяли своих солдат и собрались уходить. Откуда-то раздался приказ: «Покинуть место». Женщины стали кричать им вслед: «Вы с женщинами воюете, за что же вы женщин убиваете? «. А они в ответ: «Это ваши стреляли». Скорее всего, они так и передадут в средства массовой информации, что напали боевики и расстреляли мирное население».

Второй мужчина, представившийся как инвалид Советской армии:
«Я сказал: «Товарищ подполковник, как Вы можете говорить ему, если ты мужчина – выходи! Это человек, получивший туберкулезное заболевание в рядах Советской армии. Он же больной! Вы приехали сюда воевать с инвалидами, женщинами и детьми, вместо того, чтобы наводить порядок...»

Первая женщина:
«Военные избили женщину, Ларису Айбуеву. Дергали ее за волосы и пинали ногами в живот. Таскали ее за волосы по земле. Это было ужасно: шла стрельба, крики, газ».

Второй мужчина:
«Мы мирные жители, мы не террористы и не боевики. Нас тут уничтожают».

Вторая женщина:
«Если во время зачистки у нас в доме нет золота или денег, так они настолько обнаглели, что срывают его прямо с женщин. Даже конфеты, которые мы покупаем для детей, забирают, не говоря о телевизорах и другом имуществе. У всех людей забрали кассеты, у всех».

Третий мужчина:
«Я, как и все здесь присутствующие, очевидец. «Федералы», они ищут зацепки и находят их, потому что они сами их и создают. Например, на днях в речку бросили (гранату или что-то другое, но взрывное), и до сих пор ее не нашли. Прислали бы кого-то из комендатуры, чтобы навести порядок, но они говорят: «Это не мы бросили». Это не единичный случай, они подкидывают что-то постоянно.
Эльжуркаева хотели забрать только потому, что в его доме нашли газету «Ичкерия». Неизвестно как эта газета попала к нему, да и сам Эльжуркаев безграмотный человек. Я сказал этому подполковнику: «Товарищ подполковник, вместо того, чтобы его увозить, вы бы лучше позаботились бы о нем, он же доживает свою болезненную жизнь».
Когда же мы будем жить нормальной жизнью, когда же мы будем мирно созидать?..»

Первая женщина:
«Я никогда до этого дня не видела эти баллончики, они обрызгивали ими женщин и детей. Баллончики были где-то 20 сантиметров. После этого состояние людей было очень плохое, их тошнило, у них появилась рвота, головокружение, стали слезиться глаза. Я только сейчас могу открыть глаза. Когда они меня обрызгали, я не могла видеть даже этот флакон».

Третья женщина:
«Во время «зачистки» они (т.е. военнослужащие) вошли в дом. В люльке был ребенок. Солдат подошел и спросил: «Кто? Мальчик или девочка?» Мать растерялась, но сказала, что девочка. Солдат и говорит: «Благодари Бога, что она девочка». Не знаю, что и делать, теперь они и к малышам придираются. Через каждые десять дней проводят «зачистку» и уносят все имущество. Помимо этого, забирают молодых людей. Почему молчит мировая общественность? Вы видите этих женщин? Видите, с кем они воюют?
Зачем они проводят эти «зачистки»? Ребят, которых они забирают, приходится выкупать за крупные суммы, за доллары. Причем, выкупаем уже калек. Сегодня тоже забрали ни в чем не повинных ребят. До сих пор не отпускают Сайд-Хусейна Бачаева, увезенного из села два-три месяца назад. В тот день не было «зачистки». Его взяли, когда он шел по дороге. Военные вообще творят беспредел. С утра, когда люди еще спят, БТРы набитые солдатами въезжают в село. А потом наставляют оружие на людей, не исключая и детей, и забирают тех, кого хотят. Факт налицо: ранены женщины. Они сейчас лежат в больнице».

ПЦ «Мемориал»

Тина
29.12.2010, 01:16
Это рассказ человека, бывшего узника, прошедшего через ад, а потом занимавшегося поисками пропавших без вести, сбором информации о других узниках. Он был опубликован на форуме "У Камина" им самим под ником Ston. Тему свою он назвал "Они среди нас". Может, кто и помнит. Было жутко, страшно и невыносимо больно читать его. Пунктуация и т.п. сохранены, я лишь выделила некоторые слова и разбила текст для удобного прочтения.


Они среди нас

Все что я напишу это правда. Хочу чтоб мы нe забывали эти деяния. Это три истории, про три ада на земле, на нашей земле. И рассказанная мне людьми побывавших там.

ГПАП 1 автобусная станция, бывшая закрытая тюрьма для пыток. В этой тюрьме не было людей, там работали звери. Парней и девушек, не просто убивали. А насколько можно мучительней.

Турник устройство, на котором подвешивали людей, в разных позах. Со временем кости выходили из суставов. Мухомор, паяльником выжигали полости рта.
Роза, трубку вставляют в задний проход, затем вводят колючую проволоку через трубку в прямую кишку. Трубку вытаскивают а проволока остается. Проволоку затем выдергивают.
Знаменитый крест. Там в одном из залов висел крест, сваренный из рельс. К кресту прикручивали проволокой пленных и били током.
Волчий оскал, большим напильником стачивали зубы во рту.
Тиски, зажимали голову в тиски, и сверху капала кипящая смола.
И знаменитая утроба. Копали яму высотой метр, на корточки в ряд усаживали пленных и заливали по шею бетоном. При высыхании бетон, сжимаясь, ломал все кости.

Как проходили допросы. Обычно были любимые варианты это пылесос. На голову одевали противогаз и перекрывали кислород. И задыхающегося пленного начинали забивать ногами. Когда он терял сознание, ему впрыскивали химию, и начиналось все заново. Это продолжалось часами.
Другой вариант это березка. Пленного ставили на стул, заранее завязав руки за спиной. На голову одевали петлю, которая была завязана над головой к перекладине. Выбивали стул, и человек задыхался вися в виселице. Потеряв сознание, его откачивали и снова вешали.
За зданием была стена, там расстреливали людей. Часто их ставили к стенке, и 2-3 раза стреляли поверх. Это они так шутили. Затем убивали. Иногда прикованных раненых давали на растерзание собакам. Это ГПАП1. Большее число палачей были узкоглазые. Это я непроста сказал. Они главные герои этих историй.

Тина
29.12.2010, 01:18
Они среди нас. Ston

Я прошу вас, не читайте эти строки. А впитайте их как воду в свою кровь. Это не басни, это брeд в ночи безумца, лишившегося разума. Это страдание и муки тех кто остался там, и тех немногих кто выжил. И они хотят умереть, чем жить, это пятно и боль в душе засела в них навсегда. Я хочу спросить прежде чем продолжить.

Это я написал бы на каждой стене нашего города. Жаль что не каждому дано это понять. Если я буду писать о гостинице чайка. В подвале которой 48 человек беженцев, заваленных плитами поедали друг друга от голода. Или про тех кто проходя мимо слышал крики из под земли, и стуки. Но он проходил мимо. Я пишу это, и это нас не забудет.

Если в вашем районе есть здания, в которых располагались военные. То есть пустующие на данный момент. Прошу выкладывать адрес. И примерное место расположения здания. Это важно для меня. Завтра я поведаю историю других врат ада в грозном.
Двоюродный брат моей матери, лично знал женщину которая обезумела. И от того что на ее глазах. В подвале дома в котором их завалило ей пришлось есть человечину. И на ее руках там умер ее ребенок. После этого она кидалась на детей.

Я провел не мало времени, в поисках людей которые мало видели света. И то, когда выводили чтоб пытать. И заставить рассказать их что им пришлось пройти, это было крайне сложно. Лишь одно мне помогало, это я сказать не могу.

Другие ворота это интернат глухонемых на минутке. С 2000 по 2006 год, закрытая тюрьма (секретка). Ища одного пропавшего парня, мне сообщили что из этого здания съехали военные. Теперь немного об этом месте. Там было несколько зданий, одно с обезьянником для отмазки. Но вот второе здание и его подвалы, служили машиной смерти. За день до нас туда приехали наши мемориал защитники.

Тина
29.12.2010, 01:20
Они среди нас. Ston


Нах ец хьумш. Они нашли в одном из кабинетов документы и фотки узников. И как жалкие трусы дали структурам у себя их изъять. Пофоткали обезьянники и уехали домой. Мы приехали, и нас не пустили. На свой риск мы проникли с задней стороны через другую воен. Часть, прaвитeльствo дало команду находившемся там рабочим. В течении недели снести здания. У нас было мало времени. Среди рабочих оказался парень, который нам помог. Далее я расскажу, что там было.

Вот про этот ОМОН далее и пойдут мои строки.

Я продолжу. Это место было домом смерти, в нем пропали почти 400 человек, даже больше. И его хозяева были те душегубы из ГПАП1.Это Хантымансийский ОМОН, именовавшие себя СОМ. Над входом в подвал где убивали узников было написано большими буквами. ПОМОЖЕМ УМЕРЕТЬ!
Это были последние слова что читали перед входом в пещеру наши братья и сестры! А на здании виднелась отчетливо надпись, НАМ ПО..Й ВАШЕ ГОРЕ! В подвалах было несколько камер. В них не было ничего, ни окон ни света, одна грязь сырость и бетон. В 1 ой камере держали мужчин, все стены были исписаны на арабском, и именами. Во второй камере держали девушек и женщин. Я не буду говорить что там было на стенах. Но многое были написаны кровью, писавшие их понимали что умрут. Я ЖИВА? Диана. Я НИЧЕГО НЕ ВИЖУ,Я УМЕРЛА ЗДЕСЬ Зарета 2001. АЛЛАХЬ ПОМОГИ, Малика 16 лет. Много горя на этих стенах, и много слез и крови впитали они в себя. Все эти надписи и слова, мне трудно говорить. На следующий день когда мы приехали, камеры кто то поджог покрышками. И копоть осела на стенах.

Этих девушек зверски насиловали каждый день. Над почти каждой койкой убийц, были фото этих девушек в обнаженном виде. Были и убитые ими как память. Эти фото находили рабочии, но сразу сжигали. Насиловали и у камер с мужчинами, что они слышали крики своих сестер. Кто пытался помочь, того пытали. Еще там была камера пыток прямо за стеной от узников. Чтоб они слышали крики и хруст костей, своих братьев и сестер. В этой камере мы заметили две толстые доски, они Использовались так: человека клали на одну, а второй накрывали. И сверху били огромной кувалдой. Чтоб полопались внутренности. Стены в этой камере были залиты краской многократно, так как кровь была везде. Выжил один мужик, ему успели отрезать ухо. Но он и сейчас не всю правду говорит, страх одолел его. Некоторых девушек крали и продавали в это место, нохчи ублюдки. На следующий день, меня позвал туда один человек. То что я увидел меня потрясло, это был кошмар.

Тина
29.12.2010, 02:06
Они среди нас. Ston


На следующий день когда мы приехали, оказалось что рабочие нашли секретные камеры. Они были замурованы.В одной ничего не было. Но были кольца в стенах. А второй проход во вторую камеру проламывали на наших глазах. Мы зашли туда. То что мы там увидели, я запомню на всю жизнь. Там держали беременных, и девушек с грудными детьми. З железные кровати, над каждой висит полусогнутый лист железа. Привязанный проволокой к потолку. В них укладывали детей. Помещение все в сырости, и грязи. Ни окон, ни света. В дальнем углу стоял странный аппарат, и рядом вся стена в крови. Как мы выяснили на нем рубили пальцы, прижигали о маленькую печку что стояла под ним. и руку обтирали о стену. И это все в комнате где держали девушек с грудными детьми. Скорее всего эти дети родились там. Ни они ни их матери не выжили.

И третье место смерти! Оно функционирует и сегодня. С 2000года по сегодняшний день! Если соединить пытки ГПАП1.И жестокость СОМА. Не будет и 10 процентов того что происходит там. В это место не пускают даже нашего пpeзидeнта, и любую власть нашей земли. Только прямое подчинение кремлю. От туда никто не возвращался. Около малых атагов. Секретная база. Проезжать это место ночью, было риском жизни любого водителя. Если остановят, мог не доехать до дома. Один нохчи работал там, он рассказал до своей гибели об этом месте. Позади этой части поле, в землю вкопаны клетки метр на метр. В каждой клетке голый узник, под открытым небом. Он находится там почти всегда, не может лечь, встать, сесть. Весь скрученный в клетке. Этот парень говорил, что там девушки и парни, и совсем молодые. И нет ни одного нормального, все потерявшие разум, лают и воют по ночам. Обросшие, грязные, дикие. Это место есть и сейчас. И оно вселяет страх всем, своим молчанием и тишиной. За 200 метров люди пьют чай, и отдыхают. А там кто-то умирает от страданий, тоже хотя этот чай и хотят жить.

Тина
29.12.2010, 02:14
Это все, что он написал. Больше он не появлялся, да и вообще сильно боялся он и его судьба неизвестна. Читавшие строки Стона русские, приходили, каялись, выражали сочувствие. Потом тема стала пополняться другими материалами. С тех пор практически каждый чеченский форум создает у себя аналог темы Стона и пополняет ее. Огромная всем вам благодарность, что освещаете эту сторону войны. Если у кого-то есть реги в социалках, не поленитесь и там создавать аналогичные темы.
Мы должны и сами помнить, и до других донести.

Baskurt
29.12.2010, 03:04
Я продолжу. Это место было домом смерти, в нем пропали почти 400 человек, даже больше. И его хозяева были те душегубы из ГПАП1.Это Хантымансийский ОМОН, именовавшие себя СОМ. Над входом в подвал где убивали узников было написано большими буквами. ПОМОЖЕМ УМЕРЕТЬ!
Это были последние слова что читали перед входом в пещеру наши братья и сестры! А на здании виднелась отчетливо надпись, НАМ ПО..Й ВАШЕ ГОРЕ!
Вот это здание:
http://rf.foto.radikal.ru/0707/bb/32962b98ff41.jpg

Внутри:
http://rh.foto.radikal.ru/0707/48/9b9003ccbbf3.jpg
http://rg.foto.radikal.ru/0707/72/b3dce9cb574e.jpg

Freeman
29.12.2010, 03:12
это просто ужас, прочтя эти слова Stona на душе так гадко становится и противно от себя самого и своих псевдопроблем.
на секунду хотя бы представьте себя на месте тех, кто был заключен в эти пыточные камеры... просто представьте - НЕИЗБЕЖНОСТЬ.
твердое осознание того, что ты умрешь, умрешь медленно и в пытках. этого и представить невозможно, то что они пережили...

Baskurt
29.12.2010, 03:13
С начала 2000 года в Грозном ходили слухи, что в подземном переходе на «Минутке» пытают и убивают людей. Молва ошибалась, это происходило в двухстах метрах оттуда, в спортзале и подвалах школы. Шесть лет дети не могли войти в свое здание. Шесть лет оно внушало ужас каждому, кто проходил мимо. На несколько кварталов вокруг – мертвая зона. Тех, кто пытался поселиться в 2000-м году, распугали ночными обстрелами и похищениями. Территорию затянули колючей проволокой, напичкали минами и растяжками. Многие здания взорвали под предлогом того, что они заслоняют обзор.

Только с конца мая 2006-го года сюда смогли придти родственники тех, чей след пропал в подземных казематах, в надежде узнать хоть что-то о судьбе близких. Среди них Супьян Сериев из поселка Гикало. В первый раз он попал сюда 27 февраля 2000 года вместе с братом Сулейманом.

27-го февраля 2000 года около семи часов утра жители поселка Гикало были разбужены криками о помощи. По улицам кружили «Урал» и БТР, вооруженные люди в камуфляже выволакивали мужчин, не взирая на плач матерей жен.

Аминат Гелаева вышла во двор и увидела, что через забор перепрыгивают солдаты. Вскоре они заполнили весь двор, ринулись в гараж, в дом. Вывели Мурада, поставили его с поднятыми руками лицом к стене, следом выскочила дочь Зарема. Они потребовали документы. Мурад сказал матери по-чеченски, что паспорт в кармане куртки. И тут и на сына и на мать обрушился град ударов за то, что они говорили на своем языке. Зарема пыталась успокоить мать, но тоже на чеченском языке, и бравые вояки избили и шестнадцатилетнюю девушку. Взяв паспорт Мурада, тут же объявили, что забирают его. Аминат бросилась к сыну. Ее ударили так, что она упала. Ей не справиться одной, поняла она и стала звать соседей. Но солдаты открыли такую стрельбу, что никто не решался подойти. Стреляли над головой, под ноги, пули пролетали в сантиметрах от людей.

Мурада вытащили на улицу, Аминат из последних сил пыталась удержать сына, но ее ударили так, что она потеряла сознание. Когда очнулась, машины уже скрылись. Крики и плач метались по селу в предрассветном тумане.

Потом похищенных привезли на окраину села, поверили документы, увезли в сторону города. Догнать их, минуя посты, не было тогда никакой возможности. Когда родственники похищенных собрались вместе, оказалось, что всего увезли 14 человек:

Мухмад Гелаев, 66 лет

Ахмед Гелаев, его сын

Мурад Гелаев, внук Мухмада

Сулейман Сериев

Супьян Сериев

Висита Цунцаев

Шамиль Цунцаев

Вистигов Нурди

Вистигов

Гехаев Лемма

Гехаев Ваха

Гехаев Хозу

Муса Гехаев

Дакаев Ахмед

Стали думать, где искать похищенных. Целый день прошел в напрасных поисках, утром следующего дня в селе появился старик Мухмад. Кинулись к нему, он рассказал, что привезли их в Грозный, день продержали возле «Минутки», потом его отпустили. Рассказ его не внушал надежды на то, что все обойдется.

«Машина остановилась возле бывшего совхозного гаража. Пересадили в другие машины. Там нас стало уже 14. Я увидел своего родственника, Эдика (так звали Мурада Гелаева в семье) в автозаке. Выехали на дорогу и остановились. У всех проверили карманы. Потом поехали в город. Высадили нас во дворе, который стоял в развалинах. Меня поставили на углу возле здания, велели мне отвернуться от других и не смотреть. А всех остальных положили прямо на землю, стали собак травить на них. Потом их куда-то отводили по два человека. Увели всех. Я стоял спиной. Потом мне говорят: «Пошли, старик». Завели в кабинет. Там военный сидит. И кто-то из наших, ко мне спиной. Руки у него за голову были заложены. Потом другие начальники зашли. Один был в черной одежде. Спросили, как меня зовут. Я сказал. Потом стали спрашивать: «Ты был в Пакистане?», «Руслана знаешь?», «Он был в Пакистане?», «Ахмеда знаешь?», «Он был в Пакистане?»

И еще такие вопросы задавали. Потом вывели и велели сесть там, где раньше стоял. Я попросился в туалет. Там солдат был, он сказал, чтоб я пошел за блиндаж. Я пошел и тут другой выскочил, где старик спрашивает. Я опять сел на свое место. Так сидел до четырех часов. Потом вышел один в черной одежде. Он рубил дрова. Он спросил, что мне принести поесть. Я ничего не хотел. Сказал ему: «Принеси кофе».

Он принес кофе и два сухаря. И это кофе был такой горький! Я один сухарь съел, а один в карман положил. Потом потихоньку этот кофе вылил. Отдал кружку тому в черной одежде. Он, оказывается, татарин был, на кухне у них работал.

Пришел тот, который меня записывал. К нему подошли охранники, спросили, что со мной делать.

Я сказал: «Зачем меня сюда привезли? Или отпусти меня или посади куда-нибудь».

Он говорит: «Сиди».

Сижу. Потом вышел тот, в четной одежде, отдал мне паспорт, говорит: «Можешь идти».

Отвечаю: «Куда я сейчас пойду? Скоро уже стемнеет. Меня же не пропустят через посты. Ты мне бумагу дай какую-нибудь».

Он: «Пропустят. Иди».

Только хотел выйти, как начали на улице стрелять! Солдаты кричат мне: «Иди сюда!»

Стрелять кончили, они говорят: «Иди».

А я не знаю, где нахожусь, куда идти. Спросил, где «Минутка». Они рукой махнули:

«Туда иди. Выйдешь на дорогу, увидишь».

Я вышел. Немного прошел, там опять солдаты стоят. Я спросил, где шатойская дорога. Он показал, спросил пропуск. У меня же его не было!

Пропустил все-таки. Дальше иду. Там еще пост. Тоже спросили пропуск, но пропустили.

Потом уже возле 3-го совхоза опять пост и не пропускают. Старший вышел. Я ему хотел объяснить, так и так, меня выпустили, а пропуск не дали. Он говорит: «У нас строгий приказ. Возвращайся назад, старик».

«Куда я пойду? Мне обратно 12 км и до Гикало 12 км». Прошу, чтоб пустили на Комсомольское. «Нет, - говорит. - Тебя отвезут обратно в комендатуру, дадут пропуск, только потом в Гикало». А уже темно становится. Меня же в комендатуру тоже не пропустят через посты. Прошу, что позвонили туда. Позвонили, сказали, что машины нету. Часов в 11 еще позвонили. Там сказали, что только утром дадут. Там будка была. Раньше в ней ремонтировали, наверное, что-то. Меня туда посадили. Я устал, мне уже все равно было. Шагнул в будку, а там вода и сразу в калоши мне залилась. Внутри только скамейка стоит. «Садись, - говорят, - на скамейку».

«А с вами нельзя? Холодно же здесь».

«Не сдохнешь».

Видимо, я все-таки уснул. Проснулся от мороза. Кричу: «Выпустите меня!»

Никто не слышит. Перед утром ветер налетел. Железом так и бьет. Ветер перестал – дождь пошел. Потом снег. Все на меня. Не знаю, как живой остался. Чесов в 9 выпустили. Я совсем замерз, мокрый весь. Рядом со мной один солдат стоит. Долго стоит. Я ему говорю: «Садись, что стоишь?»

«Тебя охраняю».

Посидел еще. Часов в 10-11 начальство приехало. КамАЗ бы, БМП, еще маленькая машина. Все пошли в строй. Я тоже встал сзади.

«Кто такой? Документы есть?»

Я объяснил все.

- Куда надо?

- В Гикало.

- Ну, иди.

- Мне же в комендатуру надо. Без пропуска нельзя, на дороге еще пост есть.

Тогда один генерал маленького роста говорит: «Я тебя отвезу».

Ходят, мне ничего не говорят. Спросил, куда мне сесть. Один сказал: «На КамАЗ».

Я хотел залезть, а там солдаты, собаки. Закричали на меня. Велели на БМП сесть. Я кое-как залез, уцепился. Подвезли до кладбища, я слез.

Потом «Жигули» вижу, едет кто-то из наших. Подвез меня до дома».

Baskurt
29.12.2010, 03:25
Выслушав его, женщины отправились в город. Нашли то место, которое описывал Мухмад. Оказалось, что это временный отдел внутренних дел Октябрьского района. Вышел к ним один из начальников, усатый невысокого роста и сказал: «Их тут нету. Забрали в Ханкалу. Поезжайте туда».

На чем? Транспорт тогда почти не ходил, женщины и до Грозного с трудом добрались, а на Ханкалу кто согласится поехать?

Аминат Гелаева и Язу Сериева пошли пешком. Когда почти миновали поселок Мичурина, над ними завис вертолет. Что за удовольствие было пугать женщин? Однако, летчик не погнушался. Улетел вертолет, продолжили путь. Когда подходили к воротам солдаты, стоящие на посту, вздернули автоматы и дали несколько очередей в их сторону. Женщины упали за бетонные блоки ни живые, ни мертвые, а с поста донесся здоровый молодой смех.

- Что вы пугаетесь? Мы же пошутили!

Тот, кто им сказал, что сыновья на Ханкале, оказалось, тоже «пошутил». Напрасно промаялись там женщины в попытке хоть что-то узнать о судьбе сыновей. Ночь гикаловцы, действительно провели на Ханкале, но утром их снова привезли в ВОВД. Правда Мурада и Сулеймана с ними уже не было. Позже дядя Мурада, Ахмед и брат Сулеймана, Супьян рассказали о том, что произошло.

Ахмед: «Нас поставили на колени на асфальт. Меня последнего положили. Стали бить. Били арматурой, лопатами штыковыми. Эдик (Мурад) сказал, что у него рана. Лучше бы он этого не говорил. Подошел к нему один, говорит: «Покажи».

Увидел на спине рану, залепленную пластырем и прямо по ней ударил кулаком. Дядька все это видел. Неудобно стало. Они надели кирзовые сапоги, что бить ногами нас было удобнее. То вдоль, то поперек спины арматурой били. Мне ребра поломали. Чуть вздохну – терял сознание от боли. Голову поднять не давали, чуть поднимешь – бьют дубинкой.

Потом начальник идет. Ну, думаю, поможет. А он документы посмотрел и говорит: «Продолжайте».

До 11 часов это продолжалось, потом они устали, даже запыхались. Решили отдохнуть. Стали нас собаками травить. На цепи их держат, травят. Хорошо, что на мне куртка была крепкая, не очень глубокие раны были, потом зажили. Собака треплет минут десять, пока оттащат и на другого напускают.

Отдохнули. Потом опять начали бить. Потом кричат: «В подвал, бегом!»

Какое там бегом! Я вообще сам идти не мог, меня потащили, бросили в подвал, опять начали бить. Подняли на второй этаж на допрос. Пить хотелось. В коридоре шум, ругань. Кто-то кричит: «Почему старика отпустили?»

- Зачем нам старик нужен? Ему же под 70.

- Пристрелили бы! Вы такое дело нам испортили!

Меня затащили в кабинет. Там ведро с водой стоит, кружка. Начальник такой жалостливый, говорит: «Надо же так над человеком издеваться!»

Разрешил мне напиться. Я сразу две кружки выпил. Еще хотелось, но я уже не решился. Начальник делает вид, что жалеет меня.

- Зачем тебе это все надо? Ты же старый. Назови молодых парней, скажи, кто командир, где оружие.

- Я не знаю.

Больше часа он меня уговаривал.

- Никто не узнает, что ты говорил. Вот, видишь: ты, я, четыре стены.

Потом запсиховал:

- Ты знаешь, где Гелаев?! В Комсомольском?

- Я не могу знать, наверное, он где-то в лесу.

- Я тебя сгною! Мы еще в России встретимся! Убрать его!

Бросили меня снова в подвал. Там подумали, что я новый и опять избили.

Нас раздели догола. Потом толкнули на пол, пинали нас, чтоб мы катались по полу. А там, на полу порох, гарь. Так из нас боевиков делали. Одежду нашу с пылью перемешали. Потом приказали одеться. Мурад с Сулейманом возле двери были. Я старался присматривать за Мурадом. Один подошел к нему, велел руки на стол положить и дубинкой по пальцам! Я говорю:

- Что вы делаете! Он же не был на войне!

- Молчать! – кричит, и меня ударил.

Какой длинный был день! Мы не понимали, чего от нас хотят, почему издеваются. Нам ничего не объясняли. Я спросил:

- Почему нас сюда привезли, в чем наша вина?

- В том, что «урками» родились!

Продолжает Супьян: «Зажгли свечи. Там было три стула. Нас посадили вокруг стульев, стали бить дубинками. Брат сидел напротив меня. Один подошел с кинжалом, велел положить мне палец на стол. Другой говорит:

- Давай, лучше, вот этому ухо отрежем.

И он отрезал ухо моему брату. И еще кому-то, кажется Эдику (Мураду) Гелаеву».

Ахмед: «Тот, кто дубинкой бил, спросил у других:

- Нож есть?

Ни у кого не оказалось. Он пошел куда-то и принес длинный сувенирный нож. Я думал, он попугать хочет. В одной руке у него был бинт.

Он крикнул на нас:

- Сидеть, не дергаться! Смотреть только на ноги!

Они не давали смотреть себе в лицо. Я пытался все-таки увидеть, что происходит. Он подошел к Мурату и аккуратно, как материю, отрезал ухо. Завернул его в кусочек бинта и спрятал в карман. Потом приложил кусочек бинта к голове Мурата. Потом отрезал ухо у Сулеймана, отдал его другому:

- Это тебе сувенирчик.

Сулеймана после этого видел и Висита Цунцаев, он был в соседнем помещении в другой группе. Когда их снова свели вместе, Висита видел, что у Сулеймана левая сторона головы в крови, но, он прошедший Афганистан, и предположить не мог, что с его односельчанином, гражданином Российской федерации, российские милиционеры на рубеже 19 и 20 века сделали то же самое, что монголо-татары в 13 веке.

Вечером, когда повезли на Ханкалу в машине с фургоном, их было только 11. Ни Сулеймана, ни Мурада они уже не видели. На Ханкале избили снова. Ставили на край машины, с руками, скованными сзади и сталкивали вниз. Упавшего тут же начинали пинать те, кто собрался «повеселиться».

Тех, кто терял сознание, приводили в чувство и начинали бить снова. Потом закинули в кузов машины. Кидали, как попало, люди падали лицом прямо на пол, сдирали кожу, потом все были в крови. Фургон закрыли. На улице повалил снег. Согреться они могли только, прижавшись друг к другу. Их снова было 13. Вместе с ними оказался Эдильбек Ибрагимов, и еще один молодой парень из Шалажи. Он лежал в больнице в Аргуне, когда возвращался домой, его забрали. Звали его Аслан. Он был «гантамировцем», оружия у него не было, но был талон на оружие.

Утром 28-го февраля снова привезли в Октябрьский ВОВД. Женщина с лицом восточного типа, которую одни называли Ларисой, а другие Таней отрезала у них ногти, вырвала несколько волосков. На вопрос, зачем все это делается, ответила:

- Будем доказывать, что вы боевики.

Теперь стало понятно, зачем их извозили в пыли и золе. Нужно было подогнать под образ боевика, закопченного дымом костра, ночующего в землянке.

Но в СИЗО места для этих «боевиков» не нашлось. В течение 23 суток их держали в «столыпинских» вагонах, известных еще с первой войны, на станции Червленная-Узловая. Прятали от комиссий. Но скоро слухи о «тюрьмах на колесах» стали бродить по республике. Узнали об этом и в Гикало. Долгими часами стояли женщины на железнодорожных путях в надежде увидеть родное лицо. Сначала увидели Лему Гехаева и Виситу Цунцаева, которые оклемались после побоев и попросили, чтоб им дали какую-нибудь работу, только чтобы хоть не надолго выбраться из отсека, в котором вместо семи человек, набили по 13-14 человек, где мучили насекомые и жуткая жара; охранники нарочно топили печи до предела, а воду давали глотками. Еду стали давать только спустя две недели.

Родственники вызывали комиссии, но заключенных тогда увозили в поле, где держали часам на холоде.

Наконец, всех привезли в Чернокозово, где предъявили стандартное обвинение в участии в НВФ. Это были тяжкие дни. Каждый, кто попадал тогда в Чернокозово, становился предметом жестоких забав охранников, не ограниченных в своих фантазиях ни совестью, ни жалостью, ни законом. После Чернокозово многие побывали в Пятигорской тюрьме под лирическим названием «Белая лебедь», жуткий цинизм которого чеченцы познали еще в первую войну. Другие побывали еще и в Ставрополе и даже в Волгограде.

Всех их освободили по амнистии, но за вожделенную справку родственникам пришлось собирать немалые деньги. Вышли узники с поломанными ребрами и выбитыми зубами, отбитыми почками и печенью. С тяжкой памятью о пережитом.

Сулеймана и Мурада с ними не было нигде. Матери ездили по тюрьмам, сутками выстаивали возле Чернокозово, ловили любое слово, дававшее надежду. Какая-то журналистка, побывавшая в Чернокозово, сказала Аминат, что у Эдика отрезаны оба уха. Советовала «вытащить» его быстрее, обещала помочь с лечением. Как это сделать, если на все вопросы, и начальники и рядовые твердили, что таких нет. Другая женщина, когда была на приеме у дежурного в Чернокозово, слышала, как конвойные спрашивали, можно ли принимать Сериева и Гелаева, у которых отрезаны уши. Но ни по каким документам они в Чернокозово не значатся.

Умерла два года назад от сердечной болезни мать Сулеймана, Язу. Тяжко бьется сердце Аминат. А как живется тем, кто стал причиной их горя? Они растят детей, весело отмечают праздники, служат закону с оружием в руках? Неизвестно. Потому что за шесть лет никто не потревожил их покой. Никто не попытался призвать к ответу за преступление, совершенное ими там, куда их послали восстанавливать закон.

http://www.voinenet.ru/prestupleniya-na-voine/drugie-prestupleniya/714.html

Daymohk
01.01.2011, 12:02
http://www.dailymotion.com/video/xgd2tb_123-avi

Kamil
02.01.2011, 00:50
http://www.youtube.com/watch?v=8a_V6boUHiw&feature=related

Marcos
03.01.2011, 02:19
http://i071.radikal.ru/1101/2b/81c077832ef8.jpg

Freeman
04.01.2011, 06:35
«Чеченский вопрос»

http://s010.radikal.ru/i311/1101/5d/653f562657c3.jpg (http://www.radikal.ru)
Виктория Пупко (Бостон)




Я пишу «Чеченский вопрос» по аналогии с некогда существовавшим Еврейским вопросом, и под словом « чеченский» понимаю всю чеченскую нацию, за исключением кадыровской государственной клики и кадыровской армии, вместе с кадыровскими "правоохранительными" органами.

Эти три так сказать единицы, или института, не относятся в моем понимании к определению «Чеченской нации». И соответственно к «Чеченскому вопросу» Замечу, что в отличие от «Чеченского «вопроса» в «Еврейском вопросе» такого исключения не было. Мне думается, что этот вопрос может быть подразделен на 3 составляющих: состояние и положение чеченцев в Чечне (Чеченская респуиблика), ситуация с чеченскими беженцами в Европе, Азербайджане других странах, где чеченские беженцы ищут временное убежище, как спасение от войны и террора и, наконец , положение чеченских заключенных в тюрьмах и колониях РФ.

О первой составляющей известно сравнительно мало, кроме вопиющих актов убийств, которые нельзя скрыть. 15 июля 2009 года абсолютно не вмещается в нормальный человеческий рассудок: пятеро мужчин (они недостойны этого названия), кое-кто в милицейской (или аналогичной «правоохранительной» форме), трое без масок, среди бела дня схватили эту хрупкую женщину, когда она вышла из дома,чтобы пойти на работу в свой офис в грозненском Мемориале. Они затолкали ее в машину и убили. Ее труп был найден через несколько часов.

Меньше, чем через месяц, 10 agusta 2009, таким же образом (прямо из офиса!) сотрудниками кадыровских органов были похищены и председатель гуманитарной организации «Спасем поколение» Зарема Садулаева и ее муж Алик Джабраилов. Той же ночью они были расстреляны, наутро их тела со следами пыток были найдены на окраине Грозного.

Не менее страшная вещь случилась через несколько дней после убийства Эстемировой. Два молодых человека, два брата Солтаевы Убийство Наталии Эстемировой опознали нескольких из тех, кто убил Эстемирову. Они сообщили об этом в Мемориал. В течении двух следующих дней эти ребята исчезли бесследно. Те, кто все это заметил, пытались убежать из Чечни, так как заметили слежку. Неизвестно, удалось ли им это сделать.

С этого времени до настоящего момента были убиты или похищены десятки людей, бесполезно даже приводить их фамилии Все инстранцы, когда-то наблюдающие за развиттием событий в военной о послевоенной Чечне (хотя в действительности война, принявщая другие иногда более омерзительные формы далеко не закончилась) изгнаны и не допускаются в Чечню, кроме «ручных» делегаций, которые будут говорить так, как «посоветует» им путинско-кадыровская власть.

Многие журналисты, которые писали правду о положении в чечне убиты или не допускаются в Чечню; некоторые просто не хотят рисковать жизнью или карьерой. Все оппозиционеры, пытавшиеся критиковать существующий строй, частью убиты, частью пропали бесследно или заточены в тюрьмы и колонии; меньшинству удалось бежать за границу. Кадыровское ТВ и пресса переворачивает всю картину жизни в Чечне с ног на голову, как это всегда делалось и делается в России.

Как иллюстрацию приведу случай похищения и весьма вероятного убийства человека за то, что открыто сказал правду. 3 августа 2008г. был похищен и бесследно исчез Махмад-Салих Масаев. Перед этим он открыто том, что в течение четырех месяцев содержался в тайной тюрьме Рамзана Кадырова. Он дал об этом интервью «Новой газете» Волна похищения и часто убийств в Чечне докатилась до родственников тех, кто воевал или сочуствовал Сопротивлению, а также тех, кто побывал за границей, Ниже приведенный случай был подробно описан в чеченской прессе (Магомед У., житель Урус-Мартановского района), а его последствия кажется гораздо менее известны. «21 октября 2009, в дом 117 по улице Советской (переименованной ныне в Хамзата Ганжаева), села Гойты, где проживали 80-летняя Аминат Ибрагимова, парализованная и прикованная к постели из-за перенесенного инсульта, и ее 17 – летняя сноха, ворвались российские военные и потребовали от женщин сведений о Муслиме Ибрагимове, внуке Аминат, погибшем еще в 2002 году.

Пришли, как потом выяснится, отборные спецподразделения ФСБ и ОМОН, прибывшие в республику из-за ее пределов. Приставили оружие к затылку молодой женщины и, прикрываясь ею, обшарили все помещения, а потом вывели ее во двор и приказали выйти за ворота. Сами же в это время принялись поджигать дом, в котором находилась старая больная женщина. Но сноха даже под угрозами категорически отказалась уйти без свекрови и вошла в горящий дом, чтобы разделить ее учсть. И когда дом уже был объят пламенем, к месту событий сбежали соседи, разбили раму в тыльной стороне и вынесли женщину; ее с трудом перетаскивали четверо мужчин.»

Об этом инциденте много писали, и когда известие дошло до Кадырова, его люди солгали, сказав, что они с риском для жизни спасли 80-летнюю больную женщину. В ответ Кадыров жестко заметил: «Надо было эту женщину оставить умирать в горящем доме».

Последствия этого эпизода были не менее страшными. Сгоревший дом принадлежал Магомеду Ибрагимову, отцу убитого Муслима и сыну 80-летней Аминат. Он жил на правах беженца в Азербайджане. Почувствовав слежку и получив мощную поддержку от многих гуманитарных организаций, он получил Международный статус беженца в ООН и выехал в Европу. Через короткое время в Чечне был похищен его 20-летний племяник, естественно не имеющий ни малейшего отношения к тому, что называется «война», и «терроризм» и которго не нашли до настоящего времени. По сегодняшний день, оккупационные силовые структуры не оставляют в покое свидетелей Гойтинских событий, требуя от них мертвого молчания или ложных свидетельских показаний...

Нельзя забыть и еще один мотив благоприятный для убийств и похищений молодых людей в Чечне. Это установка, которая была в очередной раз дана Президентом РФ 8 января 2010г. на встрече с директором ФСБ. Дмитрий Медведев сказал: «В том, что касается бандитов, наша политика остается прежней. Их нужно просто уничтожать, делать это жестко и делать это систематически, то есть регулярно, потому что, к сожалению, бандподполье еще существует. Нужно методично действовать "по всей поляне", если где-то появился след, значит, нужно искать их и уничтожать». Этот подход провоцирует похищение мирных жителей, тела которых, переодетые в камуфляж и часто со следами пыток, позже выдаются за тела уничтоженных участников незаконных вооруженных формирований.

Похищение и убийство Артура Дузгаева точно соответствует этой установке.. Об этом страшном случае рассказла мне по телефону его мать, беженка в Азербайджане. Впоследствие, это попало в прессу. 21- летний Артур приехал в Чечню после нескольких лет, проведенных в Азербайджане проведать свою бабушку и мокет быть переселиться навсегда, если он смог бы найти работу.

Он нигде никогда не участвовал, просто по малолетству, он не видел за собой никаких «грехов», а которые его могли бы преследовать на его родине. К тому же он верил в нормализующуюся обстановку и мир в Чечне. Через день после приезда, в дом к его бабушке в Грозмом, где он остановился, постучали. Мужчина вызвал Артура на минуту поговорить. Ничего не подозревавший Артур вышел за дверь и был тут же схвачен несколькими мужчинами, которые запихали его в стоящую на подхвате машину и увезли. Через день он был найден мертвым; в кармане у его нашли пистолет и пачечку наркотика. В местных газетах сообщалось, что убит боевик в ходе перестрелки.

Вот еще один подобный случай, описанный Мемориалом . В офис позвонил неизвестный и сказал, что Алихана Маркуева ждет такая же участь. Звонивший сообщил, что Алихан Маркуев, 1988г.р., прошедший в 2008г. амнистию после года пребывания в НВФ, Алихан был увезен из собственного дома 28 июля 2009г. сотрудниками Аргунского ОВД и пропал. 19 октября 2009г в Мемориал поступило сообщение о планируемом убийстве Алихана, о чем было немедленно поставлено в известность прокуратуре и МВД Чечни, и сделан соответствующий запрос.. Однако остановить преступление не удалось. 27 ноября на окраине села Сержень- Юрт был найден труп Алихана Маркуева с огнестрельными ранениями. Рядом с убитым лежал автомат. Родственникам сообщили, что Алихан погиб во время спецоперации.

Тем немногим, кому удается бежать из кадыровской Чечни, рассказывают чуть-чуть правды о жизни Чечне. Много рассказывать боятся, чтобы не постигла участь Умара Израилова. Иногда проскальзывает разговор по телефону или письмо по электронной почте, хотъ и написанное во многих местах эзоповским языком.

Ниже я приведу сообщение, которое мне прислал Ваха Б. (Австрия). Ему удалось связаться с Чечней по телефону и по Интернету. Но сначала несколько строк по истории этого сообщения.

Уже более 2-х лет Кадыровым при поддержке путинского КГБ ведется активная пропаганда нормализации жизни в Чечне, мира и благосостояния, призванная сколонить. беженцев в странах Европы к возвращению домой. Она основана на беспросветной лжи о полной безопаснопсти и поощрении всем возвращающимся на Родину.

К сожалению, эту ложь поддержали некотоые чиновники и институты Запада, сбив с толку хотя и ничтожную часть (0.3%) беженцев и побудив их вернуться в Чечню, особенно тех, у кого остались старые больные родители или были пролемы с абсорбцией в западном мире. Вот это сообщение Вахи:

«Из тех, кто уехал к Рамзану Кадырову, сейчас просят меня, чтобы я дал статью в журнал или в газету или в Интернет: кто вернется домой, того ждет АД. Он [один из вернувшихся-В.П.] просит тех, кого вербовали как его, и тех, кто не выехал еще, опомниться и не губить себя и свою семью. Он говорит, что если останется в живых, то все расскажет на прессконференции. Он сейчас находится в бегах, но его семья в руках Кадырова. Я ему ответил, что он влип в большую историю. Но сейчас журналисты и члены «зеленой» партии хотят вытащить его оттуда, но ждут пока его семья будет освобождена. Я понимаю, что могут быть ошибки , но не такие [имеется ввиду возвращение к Кадырову-В.П.]»

И все-таки есть в Чечне те, кого не убивают и не похищают (может быть до поры до времени).

Вот письмо, от 26 апреля, которое я получила от одного молодого человека, инвалида 1-ой группы, Тимерлана К., попавшего,-будучи ребенком,- под бомбежку гуманитарного корридора в 1999 году. После трех лет лечения в разных больницах России, Турции и Азербайджана, приняв более или менее человеческий облик, он решил вернуться в Чечню.

Вот что он пишет «Здравствуйте Виктория. В ООН [имеется ввиду Баку—В.П.] мне не дали статус международный, да и то что они давали мне нехватало.Вот я и решился на свой страх и риск вернуться домой: лучше умереть дома.- похоронят родные. Деньги [на билет в Чечню-В.П.] мне дал в долг знакомый азербайджанец, он мне купил билет на поезд. Я их вернул Отец мне дал. Виза не нужна. Меня на станции встретил двоюродный брат. Я никуда не обращался в первое время, и ночевал каждый раз в разных в местах. Кто знал что из этого выйдет. Через пару месяцев сестра повела в пенсионный фонд, оттуда направили в ТЭК, определили вторую группу инвалидности, попросили 20 тысяч и она отдала. Я даже не знал что она заплатила. И это годовой. В этом году пошел в ТЭК на переосвидетельствование и у меня попросили 100 тысяч за бессрочную пенсию второй группы; прямо не просят - у них там свой сидит к кому нужно обращаться. Вот так я теперь без пенсии сижу, денег нет чтобы заплатить. Пенсия была 3 тысячи, половину я платил за коммунальные услуги. Живу я в чужой квартире своей крыши нет, в мою квартиру поселился другой человек и сделал на неё документы, и я не могу ему ничего сказать, а обращаться не к кому: тут нужны связи большие. В отцовском доме мало места, так как большой дом разрушен и они живут в маленьком. Там две комнатки, и для меня места нет. Компенсацию за разрушенное жилье даже не дали. Мать с Отцом помогают чем могут. С 15 лет я зарабатывал и помогал и им и тем кто попросит помощи. А сейчас я нищий и некому мне помочь. Устал я очень от этой жизни. Не могу я тут больше, невозможно выжить, скора за кислород будут налог брать! Иногда хочется убежать от всех проблем, а бежать-то некуда. Очень надеюсь на хорошие перемены! Спасибо Вам что Вы есть. Иногда хочется вылить всю свою душу Вам, и знаю что Вы меня поймете, но не хочу, у Вас наверное и без моих проблем навалом. С уважением Т.»

Вот еще одно письмо от конца мая. «Мама в больнице, говорят что камень в желче, говорят надо будет операцию делать, даже и не знаю что делать, проблема за проблемой. Надеюсь на лучшее,стараюсь быть оптимистом... Операцию должны делать бесплатно всем, но деньги берут не то слово; постель должна быть бесплатной, но и за нее просят денег. Тут бесплатно на данный момент воздух но и за него скоро придется платить.»

От 10-го августа: «Раз в неделю ко мне приходит милиционер и делает небольшой обыск. Уезжать я не имею права. Меня подробно расспрашивают, куда я хожу, с кем встречаюсь, о чем мы разговариваем. Но так как я вообще ни к кому не хожу, то пока это проходит. Я не знаю, что будет дальше. Я мечтаю отсюда уехать в Европу, но на это надо 5000$. Взять их негде. Спасибо, Виктория за все, что Вы делаете для меня. Т.»

Я опускаю за неимением времени и слишком большого объема положение беженцев за пределами Чечни: в Европе, Азербаийджане, Турции. Они подчас голодают, трудно с жильем, проблемы с языками, с большой тоской по Родине; с непривычным менталитетом, традициями, культурой.

Но пожалуй, самое страшное—страх перед возможной депортацией в РФ. Всем известен страшный случай самоубийства беженца в Австрии, Арслана Дужиева, которому грозила неминуемая депортация в Россию. В случае депортации беженец почти всегда попадает либо в первую, описанную выше категорию, либо в третью, описанную ниже, т.е. становится узником Российской тюрьмы или колонии. Положение чеченцев в тюрьмах стало едва ли не самой важной темой многих докладов, статей и исследований.

Мемориал опубликовал один случай, который получил драматическое развитие во второй половине 2009г. В октябре - после окончания срока наказания по сфабрикованному делу - должен был выйти из заключения Шамиль Хатаев. Однако в конце срока Шамиль был жестоко избит охранниками. Адвокат, приглашенный Мемориалом, в течение нескольких месяцев не мог добиться встречи с подзащитным, не давали свидания Шамилю с матерью и женой. Он так и не вышел на свободу, против него снова возбуждено уголовное дело по нелепому обвинению в «дезорганизации деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества» (ст.321 УК РФ). Искалеченный Шамиль из колонии прямо отправился в СИЗО.

Широко известен совершенно непостижимый случай изуверстава (который на мой взгляд ничуть не лучше опытов нацистского врача Менгеле над евреями во время Холокоста) над чеченским заключенным Зубайром Зубайраевым.

Я приведу только список болезней и увечий, корые фигурирую в ответе минусинской прокуратуры на мой запрос о состоянии его здоровья и обращения об амностии, а затем выдержки из письма одного из адвокатов Зубайра. Зубайр находится в колонии строгого режима ооколо трех лет. До заключения это был спортсмен, здоровяк, высокий, красивый, с прекрасным телосложением молодой человек...

Вот во что его превратили 3 года «исправительных» колоний. «Минусинской межрайонной прокуртурой Ваше обращение в интересах осужденного Зубайраева З.И. рассмотрено и оставлено без удовлетворения. Осужденный Зубайраев отбывает наказание в виде лишения свободы в ФБУ-Тюрьма ГУФСИН России по Красноярскому краю с 18.7.2009. [в ФБУ-Тюрьма переводят из Кол.онии за совершение серьезных нарушений правил Колонии; это самое суровое и жестокое наказание для осужденных-В.П.] Согласно данным мед. Карты осужденного, в СИЗО-1 г. Красноярска [из ЛИУ г.Волгограда-В.П.] поступил 11.6.2009. Осмотрен медработниками Диагноз: --остеохандроз поясничного отдела повоночника без нарушения функций; --язвенная болезнь ДПК; --членовредительство С 23.6.2009 по 10.7.2009 находился на обследованоии и лечении в КТБ-1 г..Красноярска. Диагноз: --остаточные явления перенесенного ЗЧМТ с минимальной неврологической симптоматикой; -- посттравматическая эпилепсия с с генерализованными тонико- клиническими припадками; --остеохандроз шейного, грудного, поясничного отделов позвоночника (грыжа диска) --легкое расстройство личности в связи со смешанными заболеваниями --язвенная болезнь ДПК вне обострения.» Далее следует многократное жонглерство словами «направлялся на обследование и лечение», и наконец, заключительный аккорд: «отрицательной динамики заболеваний не отмечено» «По данным оперативного и режимного отделов учреждения, физическая сила и специальные средства в отношении Зубайраева в 2010 году в ФБУ- Тюрьма не применялись. Действия администрации ФБУ-Тюрьма признаны законными и обоснованными».

Письмо датировано 19.4. 2010 за подписью межрайонного прокурора, младшего советника юстиции г-на Афанасьева А.В. Я думаю, что г-н Афанасьев не старый маразматик. У него вероятно есть семья, он играет с детьми, учит их какой-то морали, ходит иногда в кино, в театр, И этот человек, описывая такое страшное состояние человека (и конечно, не полностью, что вы увидите из письма адвоката), может говорить, что все в порядке, «отрицательной динамики заболеваний нет» и «ваше обращение оставлено без удовлетворения».

А вот что пишет адвокат (это письмо мне предоставила сестра Зубайра, Малика Зубайраева). «Состояние здоровья Зубайраева З.И. неудовлетворительное, в связи с нижеприведенным перечнем заболеваний: - частые головные боли - рение на оба глаза ухудшается, со слов Зубайраева осле травм нанесенных ранее при пытках в г. Волгограде; - отсутствует два зуба (выбиты при пытках в г. Волгограде); - онемение лица левой стороны, в связи с чем, речь затруднена; - два пальца левой руки (мизинец и безымянный) не двигаются, функции пальцев утрачены; обеих рук; - болевые ощущения в кистях - боль в правой ушной раковине сопровождается кровотечением; боли в позвоночнике в шейном отделе и в области позвоночника; - увеличение подкожной опухоли ниже ребер с левой стороны; - болевые ощущение при касании в области затылка (при прикосновении к затылку Зубайраев теряет сознание); - боль в коленном суставе обоих ног, левая нога не чувствует физического воздействия от колена до стопы, правая от бедра до стопы; - язва желудка, двенадцатиперстной кишки; передвигается с большим трудом при помощи костыля и трости, без костыля и трости передвигаться не может; - боли в сердце после перенесенного инфаркта; - боли в почках; - в сидячем положении Зубайраев З.И., может находиться только если левая рука имеет опору (пользуется для этого костылем), при отсутствии опоры резкие болевые ощущения в позвоночнике и теряет сознание.

При отправлении в лечебное учреждение г. Красноярска, Зубайраев опасается провокаций со стороны сотрудников и пыток: 4 июня 2010 года он был направлен в лечебное учреждение г. Красноярска; после того, как был доставлен сотрудниками СИЗО г. Минусинска в ИВС село Таштып, он был зверски избит- со слов Зубайраева,- сотрудниками данного ИВС перед посадкой на поезд для доставления в Красноярске. После эыого у него участились приступы головной боли, эпилепсии. Заявление о привлечении к уголовной ответственности писать отказывается до приезда комиссии. Зубайраев указывает, на негативное, нечеловеческое отношение со стороны сотрудников СИЗО, которые не скрывают, что это связанно с его принадлежностью к чеченской национальности.

В связи с этим медицинское лечение, в котором Зубайраев нуждается без промедления, в должном и надлежащем объеме не оказывается. Заклченным, отбывающим наказание совместно с Зубайраевым в одной камере, сотрудники СИЗО периодически показывают фильмы о войне в Чечне, о том как русским отрезают головы, вызывая и разжигая тем самым - национальную рознь и ненависть к Зубайраеву по национальному признаку, и зверского отношения к последнему от сокамерников. В СИЗО г. Красноярска к Зубайраеву приходили сотрудники правоохранительных органов (точно не известно к какому ведомству относятся), предлагали подписать документы в которых идет речь, что Зубайраев сам причинял себе телесные повреждения, его никто не пытал, и отказаться от продолжения дела в Европейском суде, на что Зубайр ответил отказом».

Спрашивется: для чего надо было превращать человека в овощ? Разве таков был приговор суда? Разве так «исправляют заключенного, и что вообще значит «исправить»? Не являются ли эти зверства законными потому что перед ними чеченец и потому что он посмел жаловаться на эти зверства..?

Но как мы хорошо помним, чеченец Умар Израилов, находясь не в Российской тюрьме, а в свободной демократической Австрии, поплатился жизнью за жлобу (в Европейский Суд) на зверства Кадырова. Ислам Таипов, на которого спускали овчарок в колонии (совсем как в нацистских лагерях смерти), и у которого до сих пор всё тело в шрамах; Заурбек Талхигов, которого умышленно заразили туберкулезом и гепатитом, и который теперь предпочитает молчать, чтобы не было хуже; и многое, многие другие.

И все-таки я хочу подробнее остановиться еще на одном, последнем, случае: Ризван Эльбиев. Буду надеяться, что он еще жив, хотя связь с ним потеряна в течении более полугода. Вот письмо, написанное им собственноручно в присутствии адвокатов. «От следственно-арестованного Эльбиева Ризвана Талабаевича, 1949, СИЗО-1, г. Грозный.

Заявление.

12 сентября 2006 года я был этапирован из СИЗО -1 г. Грозный в ИВС ОРБ-2 г.Грозный. Ближе к вечеру меня вывели из кабинета, надели на голову мешок и повели куда-то, в отдельную "комнату пыток" в пределах этого здания. Сразу, как только доставили в ту комнату, меня стали методично, жестоко избивать. При этом меня оскорбляли отборным матом, они сказали, что если мне удалось пройти их проверку ФСБ и ГРу, то это ничего не значит. Они представились каким-то спецподразделением из Москвы. Мои мучители разговаривали как на русском, так и чеченском языках. Как только меня завели в "камеру пыток", сразу же на меня набросились с трех сторон, посыпались удары со всех сторон. От такого потока ударов я потерял сознание. Когда очнулся, лежал на полу. Меня приподняли и стали душить, при этом кричали "умри гад". В процессе этого избиения я неоднократно терял сознание. Однако, я приходил в себя и пытки продолжались. Я говорил своим мучителям, чтобы не били меня, кроме того, после побоев, когда меня задержали я попал, будучи в бессознательном состоянии, в 9 ГКБ г. Грозного, где провел 4 дня. После тех пыток я потерял частично зрение. Но после этого меня стали пытать по другому. Один изверг стал давить пальцами на мои глаза, а другой сильно тряс мою голову. Это было страшно больно, мне казалось, что в голове что то взорвалось, глаза теряли полностью зрение. Я терял сознание. Меня били от 5 до 7 человек, как мне показалось по разговорам.

Одни уставали меня бить и другие сменяли их. Меня били каким-то тупым предметом, возможно полиэтиленовой бутылкой наполненной жидкостью. От меня требовали взять на себя похищение и расстреле военнопленных в 1995-1996 годах в первую военную компанию в ЧР, а также требовали дать показания против Ахмеда Закаева, участника военных действий против Федеральных сил. Также говорили, что если бы я ранее согласился оговорить Закаева, то этого уже не было бы. Я отказался и ранее и в этом случае, т.к. мне ничего не известно о преступлениях Закаева и я не совершал никаких похищений людей, не расстреливал военнопленных. Мне так же говорили, что из пистолета ПМ, изъятого у меня убиты два сотрудника милиции, и если я соглашусь с их предложениями, то и это преступление с меня снимут, хотя мне это не предъявлялось, но сфабриковать можно всё то угодно. Меня пытали и истязали всю ночь, а устав пытать, поставили на так называемую растяжку, когда не возможно ни сесть полностью, ни встать. Со слов сокамерников в ОРБ-2 мне известно, что где то к 9 часам утра на следующий день, меня полубредовом состоянии доставили в камеру. Через три часа меня увели обратно в камеру пыток, где всё началось сначала.

Дальнейшее я помню очень плохо. Помню, что кто предлагал мне сделать укол, после чего я стану сговорчивей, но мне неизвестно, сделали мне укол или нет. Ранее 6.05.06 я подал жалобу на имя прокурора ЧР, где подробно описал пытки, которым я подвергался после задержания с 27 .04.06 г. Про требования оговорить А. Закаева я в той жалобе не писал, т.к. мне адвокат рекомендовал об этом не писать. 19.09.06 года ко мне в ИВС ОРБ пришли адвокат Абубакаров и новый следователь Алексенко. Меня с трудом, поддерживая под руки, привели к ним. Я рассказал адвокату и следователю о творимом беспределе в отношении меня. Следователь и адвокат составили протокол. Я прошу Вас всех спасти мою жизнь, так как больше я не выдержу. Моя смерть будет на Вашей совести! Эльбиев Р.Т., 20.09.2006 года»

Р.Т. Эльбиев короткое время курировал лагерь для. Его арестовали по подозрению в смерти и избиениях несколькких десятков российских военнопленных. Расследование не проводилось, не предпринимались попытки обнаружить захоронения (если таковые действительно были), большое число возможных свидетелей не опрашивалось. Вместо этого, вот так до суда расправляются подследственным.

Эльбиев был осужден на 15 лет колонии строгого режима. В конце 2009 он в критическом состоянии находился в лагерном лазарете. Я не хочу сравнивать РФ с дикими странами Африки, где все еще существует каннибализм, но приходится разделить заключение Обамы и Байдена о том, что Россия находится все еще в прошлом веке, но с небольшим изменением: не в прошлом, а в 16-17 веках, где процветали такие нечеловеческие формы покорения людей.

Freeman
05.01.2011, 08:53
до сих пор территория Ичкерии во многих местах вдоль и поперек заминирована. все что осталось от мальчика наступившего на одну из мин.

http://s012.radikal.ru/i319/1101/a1/343ced668cd7.jpg (http://www.radikal.ru)

Silk way
06.01.2011, 23:11
Асланбек Апаев
Председатель АНО «Комитет по защите прав вынужденных переселенцев»,
эксперт Московской Хельсинской группы.





И во время первой, и во время второй войны в Чеченской Республике я сам повидал немало смертей, видел убитых людей. Видел множество раненных и ставших калеками детей и взрослых. Видел горе, кровь и слезы. И в то время, и теперь услышал немало историй о зверствах, чинимых российскими военными в отношении мирных жителей.

Причем что примечательно, большинство этих преступлений совершали так называемые «контрактники». То есть военнослужащие, которые проходят службу по контракту. Не 18-20-летние юнцы, а достаточно взрослые мужчины.

Жители Чечни обычно зовут их наемниками. И это определение, на мой взгляд, подходит для них лучше всего. Ведь эти люди едут на войну, едут убивать других за деньги. Хотят построить свое счастье на горе, крови и несчастье других. Таких даже сами солдаты, те, кто призван на срочную службу по призыву, как я понял, не уважают и даже ненавидят.

Во время одной из своих поездок на конференцию в Москву, это было летом прошлого года, мне встретился бывший российский солдат, который служил в Чечне в 1999-2000 годах. Мы были в одном купе, познакомились, разговорились, вместе пообедали. Он немного выпил, и как-то между делом рассказал мне историю, которая потрясла меня до глубины души. Я его не просил мне об этом рассказывать, но его почему-то потянуло на откровения.

По словам этого бывшего военнослужащего, назовем его Владимиром, дело было зимой 2000-го года, а точнее в конце января. Подразделение, в котором он служил, бросили на «зачистку» в район поселка «Березка», что расположен по Старопромысловскому шоссе города Грозного. Среди них было много контрактников, которых солдаты-срочники называли «контрабасами». И все они, как утверждал Владимир, практически всегда находились в нетрезвом состоянии. В то время в Грозном было очень мало людей, поскольку, ожесточенные бои за город еще продолжались, и все кто мог, бежали оттуда, бросив свои жилища и все имущество.

В одном из домов, по словам Владимира, военнослужащие наткнулись на семью из семи человек. Взрослых мужчин и женщин, а также молодых парней и двух малолетних детей солдаты сразу же расстреляли. В живых оставили только девочку, лет 13-14-ти, единственную дочь убитых хозяев дома. Дом был разграблен, как впрочем, и все близлежащие домовладения, покинутые хозяевами, а затем подожжен. Девочку солдаты забросили в БТР и привезли на место своей дислокации, у поселка Загряжский в Старопромысловском районе.

Владимир рассказывал, что практически в течение недели, девочку насиловали офицеры этого подразделения. Происходило это каждую ночь, а нередко и днем. Вдоволь поиздевавшись над ребенком, командиры отдали ее затем на растерзание контрактникам.

То, что над ней вытворяли эти изверги, не поддается описанию. Ее избивали и насиловали по нескольку часов ежедневно. Причем не только по одному, но и группами по несколько человек. Девочка часто теряла сознание, и ее приводили в чувство, обливая холодной водой. Через несколько дней непрерывных издевательств она была практически полумертвой. Девочка могла умереть в любой момент, и тогда ее решили, как заявил один из контрактников «в последний раз использовать с пользой для дела».

Как рассказывал Владимир, полуживого, раздетого догола ребенка подвесили за руки в одном из подвальных помещений так, что ее ноги едва касались пола. Затем туда привели задержанного ранее молодого парня. В течение нескольких дней несчастного жестоко избивали и пытали, требуя сказать, где спрятано оружие, и указать местонахождение боевиков. Но тот упорно молчал, несмотря на изуверские пытки, которые к нему применялись озверевшими контрактниками. Они прижигали ему тело раскаленным железом, кололи и резали ножами, били дубинками и тяжелыми армейскими башмаками, но юноша постоянно твердил, что он ничего и никого не знает, так как совсем недавно вернулся из России. Владимир знал, что ни у этой крохотной девчушки, ни у задержанного парня, нет никаких шансов выйти оттуда живыми.

Как утверждает солдат, именно ему было приказано привести задержанного в помещение, где собралась группа контрактников и находилась девочка. По пути он шепнул задержанному, чтобы тот ничего на себя не наговаривал и предупредил, что в любом случае его на свободу не выпустят. Еле стоящего на ногах юношу завели в помещение и поставили перед распятой девочкой.

Контрактники вновь потребовали от него, сказать, где он спрятал оружие, сказав, что в противном случае они «возьмутся» за девочку. Тот продолжал молчать. Тогда один из контрактников подошел к подвешенной девочке и ножом отрезал ей грудь. Та дико закричала от боли, а юноша буквально помертвел, и попытался отвернуться от этого ужасного зрелища, Но его стали жестоко избивать, требуя, чтобы он смотрел, как «по его вине» умирает девочка. Затем все тот же контрактник отрезал ребенку вторую грудь, и та потеряла сознание. Парень стал просить контрактников прекратить это изуверство, и сказал, что случайно видел, как один из местных жителей спрятал в водосточной трубе автомат, и назвал место. Это страшно развеселило контрактников.

Сказав, «ну теперь ни она, ни ты нам не нужны», они принялись добивать уже и так полумертвую девчушку. Вначале ей отсекли ноги топором для рубки мяса, затем отрубили руки, а когда окровавленный обрубок упал на пол - отрезали голову. Куски тела бросили в огромный пакет, после чего вывели задержанного парня на улицу. Они отвели его на пустырь, привязали к ящику с тротилом, сверху положили останки девочки и подорвали обоих. Мертвого ребенка и еще живого молодого юношу.

Владимир сам плакал, когда рассказывал мне это. Он говорил, что «контрабасы» постоянно издевались над людьми, убивали без всякой жалости всех, невзирая на пол, возраст и даже национальность. Что даже солдаты срочной службы часто становились объектами для глумлений со стороны контрактников. Владимир сошел с поезда где-то в Воронеже. Больше я его не встречал. Правда он оставил мне свой номер телефона и взял себе мой, но мы так никогда и не созванивались. Да и зачем?

История, рассказанная этим бывшим солдатом российской армии, наверное, самое ужасное, что мне довелось услышать за все эти годы. Хотя повторюсь еще раз, я слышал и видел немало. К сожалению, я не знаю ни имен, ни фамилий этой девочки и парня, Наверное, их родственники, если не близкие, то дальние, до сих пор ведут поиски, надеются, что возможно когда-нибудь они вернутся домой, и даже не представляют себе, какой мучительной и страшной была их смерть. А ведь у них нет даже могилы. Их просто разметали взрывом на куски и все. И сделали это военные, которые прибыли сюда «освобождать» нас от «международных террористов».

Я где-то читал такое выражение: «Кто убивал – будет убит, кто убивал по приказу – будет убит, кто отдавал приказ убивать – будет убит». И я очень надеюсь на то, что изверги в военной форме, зверски расправлявшиеся с безоружными людьми, женщинами, детьми, стариками, рано или поздно понесут должное наказание. И если не на этом свете, то хотя бы на том ответят перед Всевышним за свои деяния

Kamil
07.01.2011, 01:32
http://i023.radikal.ru/1101/67/2975a8b529a2.jpg

Silk way
07.01.2011, 02:45
http://s004.radikal.ru/i208/1101/15/9125a16f3eec.jpg (http://www.radikal.ru)

http://s001.radikal.ru/i196/1101/a0/e6c870bc9f9e.jpg

http://s014.radikal.ru/i329/1101/b2/88b0cd2afc1c.jpg (http://www.radikal.ru)

Kameta
07.01.2011, 16:43
Асланбек Апаев
Председатель АНО «Комитет по защите прав вынужденных переселенцев»,
эксперт Московской Хельсинской группы.

Хорошо , что об этом написали, об этом надо писать, чтобы такого не забывали. С большой болью и сожалением можно сказать это не единственный случай, что совершили эти изверги. Это просто больные садисты, незнаю каким словом их назвать, но разрешил все мыслимое, немыслимое, направил в Чечню, заплатил им по-больше их президент. И каким словом можно назвать тех, которые кричат мы россияне, мы с русскими, мы любим путина и т.д.

Kamil
08.01.2011, 03:58
http://www.viiphoto.com/pictures/ChristopherMorris/cm%20faces%20of%20chechneya/cmchefaces011.jpg
погибший на улицах Грозного. Январь.1995 г.

Kamil
08.01.2011, 06:42
http://www.youtube.com/watch?v=A-tmA1uOdI4&feature=related

Kamil
08.01.2011, 06:51
http://www.youtube.com/watch?v=fVY34c1d3T8&feature=related

Dabardibar
09.01.2011, 14:09
http://www.youtube.com/watch?v=mcINCRRVMWg&feature=player_embedded

Aleka
09.01.2011, 20:50
http://s007.radikal.ru/i300/1101/a0/e595f1697388.jpg

WNF
15.01.2011, 16:45
http://s013.radikal.ru/i322/1101/5f/2422fb5614ca.jpg (http://www.radikal.ru)

http://s011.radikal.ru/i317/1101/41/91f20dac91a9.jpg (http://www.radikal.ru)

http://s005.radikal.ru/i210/1101/85/932b045ed4a0.jpg (http://www.radikal.ru)

Dabardibar
17.01.2011, 22:16
http://www.youtube.com/watch?v=1dsx--dETCg&feature=related

Baskurt
19.01.2011, 06:05
http://www.youtube.com/watch?v=1dsx--dETCg&feature=related

Это зачистка в Алхан-Кале, которая описана здесь (http://www.adamalla.com/showthread.php?t=412&p=13068&viewfull=1#post13068)

Baskurt
19.01.2011, 06:06
Минометный обстрел

http://s50.radikal.ru/i128/1101/a2/46aef8c978ac.jpg

Baskurt
19.01.2011, 06:08
Погибшие при ракетном ударе по центральному рынку 21 октября 1999 г.

http://s012.radikal.ru/i320/1101/40/46d7a5f6a0ad.jpg

Baskurt
20.01.2011, 23:24
Артобстрел. Русские грозненцы.

http://s39.radikal.ru/i085/1101/43/e1e01340ee0f.jpg

http://s003.radikal.ru/i202/1101/10/23071bad1a0c.jpg

Baskurt
20.01.2011, 23:47
Минометный обстрел

http://s50.radikal.ru/i128/1101/a2/46aef8c978ac.jpg
http://xmages.net/storage/10/1/0/a/8/upload/a4302a64.jpg

Dali
24.01.2011, 06:28
Я Аллах1, ма дитлахь и бекхам боцуш, Аллах1 г1азот кьобал дойла шу!(((

Baskurt
25.01.2011, 03:37
http://s47.radikal.ru/i115/1101/b5/245e529b453b.jpg

http://s51.radikal.ru/i133/1101/20/3e27a85858d3.jpg

Mikail
25.01.2011, 03:41
хорошо что о своих убитых не забываем , в тему сейчас эта тема

Freeman
27.01.2011, 03:54
http://www.livechechnya.org/b/05musa.jpg
Муса Ахмадов,
чеченский писатель, редактор журнала «Вайнах»


Мне многое запомнилось в ходе этих двух войн, которые прошли на нашей земле за последнее десятилетие. Очень много трагедий, много горя, много слез. Мне хотелось бы рассказать о том, как в 1995- м году я приехал в Грозный из своего родного села в Шатойском районе. Потом, спустя какое-то время, наш район, а также два других горных района – Шаройский и Итум-Калинский были закрыты.

Ежедневно, ежечасно, еженощно эти три района и Аргунское ущелье бомбили самолеты. А там оставалось очень много мирных жителей. В частности у меня в селе были мать, братья и их дети. И мы, часть интеллигенции, начали ходить по различным инстанциям, пытаясь что-то сделать. Я помнится, даже послал телеграмму в адрес российского президента Бориса Ельцина. Я писал в той телеграмме, что если мы являемся гражданами России, пусть жителям Шатойского района обеспечат их право на жизнь. И просил, чтобы людям дали коридор, чтобы они могли покинуть район.

Затем мы еще ходили в представительство ОБСЕ, в другие места, различные гуманитарные организации. В представительстве ОБСЕ, куда мы отдали письмо, нам сказали, что они нашу просьбу доведут, и через неделю будет ответ. И действительно, через неделю был предоставлен гуманитарный коридор для выхода мирных жителей. Но почему этот маршрут пролегал не по трассе, по которой обычно люди направлялись в Шатой, а по лесам, ущельям, через заброшенные села, в частности – Суорат, Сюжи и так далее, с выходом через села Саади-Котар (Комсомольское), Олхазар-Котар (Алхазурово) на плоскость.

Эта дорога никогда не была приспособлена для езды на автомашинах, и было совершенно непонятно, как люди будут выбираться из горных районов по этому маршруту. Я выехал туда вместе с представителями ОБСЕ и Красного Креста. По прибытии в Шатойский район сразу же отправился в родное село. Это был конец мая – начало июня 95-го года. Мы добрались туда на машинах, потому что стояла сухая, жаркая погода. Если бы там прошел дождь, ни один человек не сумел бы оттуда выехать.

Я пришел в село, и там меня встретили мои измученные бомбежками односельчане. Ведь здесь постоянно бомбили – и райцентр, и село, и окрестности. Погибали люди, гибла домашняя скотина. И они мне навстречу бегут, женщины, дети, старики – с криками, с плачем.

Все смотрели на меня как на спасителя. Стали спрашивать, что им делать в этой ситуации. Я объяснил, что коридор для выхода беженцев предоставлен на три дня, но посоветовал выезжать как можно скорее. Потому что должны были выходить люди из трех районов, и трасса была бы перегружена. Многие могли просто не успеть.

Мы выехали в тот же день. Несмотря на то, что мои односельчане были одними из первых, на трассе было очень много машин. Путь был очень тяжелый. Пыль застилала глаза, машины постоянно вязли и застревали, их приходилось выталкивать вручную. Я был свидетелем, как несколько машин сорвалось в обрыв. Состояние у всех было очень тяжелое.

Многие шли пешком, ехали на грузовиках, тракторах, легковых автомобилях. Это было целое переселение. И я это все воочию видел. Тогда мне подумалось, что нет в мире никаких ценностей, никаких идей, чтобы поставить огромное количество людей, этих женщин, детей, стариков, в такое унизительное положение. Когда они вынуждены покидать свой кров, свои села, бросать все и при этом гибнуть в дороге. Те, кто ушли в первый день, уцелели, а вот на третий день эта дорога подверглась обстрелу, и было много погибших и раненных. То есть военные обстреляли предоставленный ими же гуманитарный коридор, несмотря на то, что он был предоставлен при посредничестве международных организаций.

Передо мной, до сих пор зримо стоит вот этот образ своеобразного всемирного переселения, который был тогда. Для меня это было повторением 44-го года, когда всех без исключения чеченцев выселили в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан. Сотни людей, шагающие в клубах пыли, плачущие женщины, дети, срывающиеся в обрыв машины – этого нельзя забыть.

В то время, в 95-м, как и во время нынешней военной компании было очень много шокирующих фактов убийства беззащитных людей. Это даже уму непостижимо, как в конце 20-го века можно творить подобные вещи. Я помню летом 95-го года в селении Халди уничтожили целую семью – шесть человек. Их с вертолета расстреляли. Люди рассказывали, что дети, спасаясь от вертолета, разбежались по огороду, но их всех хладнокровно убили. Об этом тогда много говорили, но виновных за совершение этого преступления никто не наказал. Я не помню фамилии этой расстрелянной семьи, но жители этого села знают.

К глубокому сожалению, ни об этом преступлении, ни о других случаях подобного рода представители нашего народа мало говорят и пишут. Многие находятся в подавленном состоянии, думают, что все равно ничего не изменить, что ничего из этого уже не выйдет. Но я убежден, что такие факты надо обязательно предавать огласке, писать об этом, передавать в судебные органы. Ведь это было целенаправленное убийство мирных граждан.

Когда бомбят целое село, обстреливают больницы, школы, когда расстреливают с вертолетов беззащитных детей – это же ни что иное, как преступление против человечности. Об этом нужно говорить, нужно искать правду. Хотя бы для того, чтобы подобное больше не повторилось. Я считаю, что во время этих двух войн на территории нашей республики были нарушены все мыслимые и немыслимые ограничения, предписанные международным правом. Наш народ очень сильно пострадал.

В самом начале так называемой «второй чеченской войны», я тоже переехал в село. И должен признать, что эта война была намного более жестокой и более антигуманной, чем первая. Бомбардировки сел, ракетные и артиллерийские обстрелы носили систематический характер. Я с семьей жил в селе Варанды Шатойского района. Я помню, как в селе Чишки умер человек, и наши старики, женщины, отправились туда на похороны. На обратном пути они были обстреляны ракетами. Погибла женщина из нашего села, которую все звали Большая Дейда. Это была первая жертва в селе в самом начале этой войны. Ее смерть задела очень многих, потому что она была одинокая женщина, очень трудолюбивая. Она никогда не желала зла людям, даже слова злого никому не говорила, не то что по отношению к людям, но даже и животным. Ее в селе любили, и эта первая невинная жертва новой войны, людям запомнилась больше всего.

Я помню, когда была подвергнута обстрелу колонна беженцев, спасавшихся от войны. Я об этом еще рассказ написал. Это было где-то в октябре, там военные блокировали границу с Ингушетией, не пропускали беженцев. И вот по скоплению огромный массы людей был нанесен удар. Тогда говорили, что на месте погибли 19 человек, наверное, позже и в больницах люди умерли, которые были ранены во время этого обстрела.

Приехав с семьей в Ингушетию, я столкнулся с такой проблемой, как необходимость поиска жилья для проживания. Временно я остановился у своих родственников, которые приехали раньше и снимали двухкомнатную квартиру. Там нас было 12 человек. Была такая теснота, что было почти невозможно дышать. Каждое утро я выходил, обходил этот населенный пункт, в поисках сдаваемого жилья. Приходилось заходить во все дворы и спрашивать, не сдается ли у них комната. А вечером возвращаться обратно и смотреть в глаза своей матери и детям, которые со мной были. Мне было очень больно, что я не могу решить этот вопрос. Для этого требовались, огромные по тем временам финансовые средства, которых у меня не было.

Наконец мне как-то удалось решить этот вопрос. Потом начал работать во французской организации «Врачи мира». Наверное, только благодаря милости Всевышнего, мне удалось устроиться на работу. Я видел, в каких тяжелейших, прямо таки скотских условиях жили наши люди. Им приходилось жить в железнодорожных вагонах, в животноводческих фермах, и даже заброшенных свинарниках. Это было национальное унижение. Унижение человеческого достоинства.

Я видел, как в брезентовых палатках одновременно проживало по несколько семей. Находясь в таких условиях, они никак не могли соблюдать наши национальные традиции и обычаи. И от этого сознательные люди страдали еще сильней.

Согласно чеченским традициям мы не можем просить милостыню, но, презрев эти запреты нашей духовной культуры, во имя спасения своих детей, наши женщины, переступив все эти границы, шли просить милостыню. Когда однажды в Назрани я после совершения вечернего намаза вышел на улицу, то в блеклом свете, который лил из окон (а это был туманный дождливый вечер), я увидел два ряда женщин, стоявших по обе стороны. Когда я начал раздавать им милостыню, то у меня не хватило денег даже на половину из них. Для меня, как чеченского писателя, это было огромной трагедией и величайшим унижением.

Я очень не хочу, чтобы подобное с нашим народом повторилось впредь.



Источник (http://www.livechechnya.org/b/05musa.htm)

Freeman
27.01.2011, 03:56
http://www.livechechnya.org/b/03israpil.jpg

Исрапил Шовхалов,
главный редактор журнала «Дош»



Никто никогда не сочтет, не измерит всех страданий и бед, выпавших на долю чеченских женщин за эти две войны. Сколько им пришлось пережить, стиснув зубы, вместе с нами, а порою и из-за нас, мужчин! Пока мужчины воюют, калечат, убивают, женщины остаются подательницами жизни и ее спасительницами. Так ведется издавна, но и поныне, когда нагрянут бедствия, все так же. Без преувеличения можно сказать, что в эти страшные для Чечни годы женщины спасли множество человеческих жизней, при этом подвергая себя нередко огромному риску. Физически слабые, безоружные, они в таких случаях становились храбрыми, подчас до безумия. А какая сила духа! В хаосе войны, когда тысячи людей гибли под руинами своих мирных жилищ или от рук озверевших негодяев, когда ни разуму, ни чувству бывало не совладать с обступающим кошмаром, порою всем обычаям наперекор мужчины уже не могли сдерживать слез и плакали, не стесняясь присутствия женщин. А женщины, выплакавшие все свои слезы, перед лицом нечеловеческих испытаний внезапно переставали давать волю эмоциям. Не желая мириться с несправедливостью и произволом, они порой проявляли такой героизм, что и воинам не снился.

Невозможно рассказать о всех потрясающих примерах, о десятках тысячах чеченок, потерявших отца, сына, брата, мужа. И также о тех, благодаря самоотверженности и отваге которых чей-то сын или брат не исчез бесследно, канув в Лету, как у нас случалось, да и поныне случается со многими. Я склоняю голову перед всеми этими благородными, мужественными женщинами, нашими матерями, женами, сестрами, дочерьми. Но здесь расскажу об одной – о той, что выдержала испытание, при одной мысли о котором кровь стынет в жилах…

Когда грянула война, Тамара с дочерью остались в Грозном. Не успели выехать. Дочь была беременна на сносях, в этом состоянии трудно быть легкими на подъем. Когда же поняли, что город, где они радостно ждали появления на свет новой родной жизни, попросту сносят с лица земли, решили бежать. Не тут-то было: все попытки кончались неудачей. Куда бы ни направились эти двое – зрелая женщина и ее юная дочь, уже с трудом носящая первенца под сердцем, – всюду на подступах к Грозному, будь то с юга или севера, с запада или востока, путь преграждал обстрел. И снова, в который раз приходилось бежать в укрытие вместе с другими жителями, тоже надеявшимися выбраться из смертельной ловушки, в которую превратился родной город.

То роковое утро, несмотря на зимнюю пору, выдалось солнечным и, несмотря на войну, показалось удивительно тихим. Правда, кое-где изредка раздавались автоматные очереди, но для истерзанного города этот звук уже успел стать привычным. Этим затишьем надо было воспользоваться – понятно же, оно не надолго… Тамара решила: они сейчас же снова попытаются ускользнуть из осажденной, погибающей столицы.

Мать с дочерью успели дойти почти до «Минутки», этой злополучной площади, название которой мелькало в стольких военных репортажах, когда налетела стая самолетов и началась бомбардировка. Женщины кинулись к развалинам домов, надеясь укрыться за этими мрачными каменными грудами – иного спасения не было. Они почти добежали – Тамара что есть сил мчалась впереди, таща за руку слабеющую дочь. Но та вдруг, мгновенно отяжелев, повисла на материнской руке и медленно, устало села на землю. В горячке бега Тамара не сразу поняла, что случилось: она еще дергала ее, торопливо тянула, крича: «Вставай, мы почти дошли!». Но дочь как-то странно клонилась набок, молча падала, и как ни старалась Тамара удержать ее, в конце концов, рухнула, ткнувшись щекой в грязный снег. Задыхаясь от ужаса, мать обхватила ее за спину, пытаясь приподнять, но тут рука наткнулась на что-то липкое и горячее, и женщина увидела, как сквозьпальцы потекла красно-бурая жидкость…

Прилив той непостижимой силы, что Бог или природа порой посылают человеку в самых отчаянных ситуациях, позволил ей оттащить дочь под прикрытие: там неподалеку торчала бетонная стена – остаток разрушенной «грузинской» высотки. Волоча бесчувственное тело, женщина все приговаривала: «Нам нужно спрятаться, дочка!» Хотя уже знала: той, кому она шепчет эти слова, больше нет.

Внезапно грохот смерти, беснующейся вокруг, оборвался. Наступившая тишина оглушала. В ней чудилось что-то зловещее. Словно настал конец света, и мир онемел, осознавая непоправимый ужас случившегося…
Тамара бережно уложила дочь, повернув ее голову в сторону Каабы, закрыла погасшие любимые глаза, тихонько провела дрожащей рукой по еще теплому телу. Эта прощальная ласка была сейчас единственной возможной данью материнской любви: не будет ни похоронного обряда, ни плача родных, ни могилы. Среди этих развалин останется еще один безымянный труп… Но под ладонью вдруг почудилась какая-то дрожь. «Жива!» – вскрикнула Тамара, задохнувшись от несбыточной надежды.
Нет. Это бился в чреве мертвой матери живой ребенок. Для взрослых смерть уже успела стать привычкой, но он был слишком маленьким, чтобы смириться. Он не соглашался с участью, на которую обрекало его их безумие. Ребенок стучался в мир, так жестоко его встречавший.
Сраженная эти новым кошмаром, женщина сникла, теряя, казалось, последние силы. Она не могла даже плакать, хотя лицо было мокрое – сдернув с головы платок, она машинально утерла его, так и не поняв, то ли это были слезы, то ли кровь убитой дочери. Но оцепенение длилось не долго. Мысль, сверкнувшая в мозгу, заставила ее вскочить на ноги. Теперь она знала, что сделает. Но как? Под рукой ничего подходящего… Нет, есть! Оглядевшись, она выбрала среди в изобилии валяющихся вокруг осколков стекла самый удобный – длинный, как нож, – расстегнула на дочери пальто, обнажила живот…

Как ни велика была ее решимость, первое движение далось со страшным трудом. И все же Тамара, призвав на помощь Всевышнего, твердой рукой сделала надрез. Очень осторожно, ведь надо не поранить ребенка – при всем своемсмятении она помнила об этом. Но кожа оказалась многослойной и не такой тонкой, как она думала. Пришлось резать глубже.

Вот, кажется, открылось маленькое, совсем крошечное отверстие... И вдруг из него высунулась пятка малыша! Казалось, он хочет помочь ей, сам расширяет себе путь. Тамара сделала еще один надрез, нащупала обе ножки и, обхватив их, осторожно вытащила ребенка. И тут наступила реакция – после только что пережитого неимоверного напряжения ее душил крик горя и ярости. И когда младенец захныкал, женщина, словно в ответ ему, разразилась рыдающим воплем. «Плачь! Плачь! – кричала она, глядя на руины города, на труп дочери, не дождавшейся материнства, на собственные окровавленные руки, на ужасный и спасительный стеклянный нож. - Плачь за всех! Посмотри, в какой мир ты пришел! Плачь!» Этим же осколком стекла она перерезала пуповину, завернула новорожденного в свой платок и уложила на откинутую полу расстегнутого пальто дочери…

Тамара не помнит, сколько она просидела над мертвой. Ребенок поплакал, но немного – скоро успокоился, как будто знал, что этим не поможешь. Потом он уснул.

Зимой смеркается рано. Сквозь туман горя и усталости Тамара вспомнила об этом, глядя, как темнеют тени между каменными нагромождениями развалин. Пора было возвращаться к своим. К тем, с кем они утром попрощались, надеясь, что на сей раз смогут выбраться из города. После очередного неудачного бегства отправляться в обратный путь было не впервой, но кто бы мог вообразить такое возвращение?

Женщина, как могла, прикрыла тело дочери камнями, щебенкой, землей, сверху завалила большими кусками бетона. Потом завернула ребенка в пальто убитой матери, обеими руками обхватила драгоценный неуклюжий сверток и, бережно прижимая к груди, побрела обратно в осажденный город…

Возможно ли здесь то, что в обычной жизни называют счастливым концом? Не знаю, не смею сказать ни да, ни нет. Но они уцелели, эти двое. Внуку Тамары Тимуру скоро будет шесть лет.

Freeman
27.01.2011, 03:58
http://www.livechechnya.org/b/04lula.jpg

Лула Куни (Лула Жумалаева),
поэт, переводчик и главный редактор журнала «Нана» («Мать»)



Фарисеи. Фискалы. Филистеры.
Все пройдет, изойдя суетой.
Псы-гиены поутру катили
Чей-то череп с височной дырой...

Чеченка, сорока шести лет от роду. Мать двоих детей. Имею множественные осколочные ранения (один осколок застрял где-то в области сердца). Все три военные кампании (а их было именно три, а не две, как утверждают наши сановные вельможи), волею судеб, надолго «застревала» в городе – в самом эпицентре военных событий.

Что я видела? Что пережила? А что может пережить женщина с двумя малолетними детьми на руках, оказавшаяся на линии огня между двумя воюющими сторонами? Смерть не так страшна. Довольно скоро начинаешь ее воспринимать как неизбежный физиологический факт. Страшно ожидание ее, осознание того, что твоя смерть станет причиной голодной мучительной смерти твоих детей. Страшна беспомощность, когда ты каждой клеткой своего существа, «шкурой» своей чувствуешь дыхание Смерти за спиной. После войны на нашей улице (вернее, на заросших пустырях) спокойно жили в развалинах домов целые семейства фазанов, скакали зайцы, шмыгали в кронах деревьев суетливые белки. Но никогда, никому из нас, живущим в этих руинах, не пришло в голову убить какого-нибудь зайчишку или фазана (а время, между прочим, было голодное) – рука не поднималась предать смерти живое существо. Слишком долго каждый из нас пребывал в состоянии загнанной жертвы. Слишком явственно каждый прочувствовал предсмертный ужас обреченного на гибель пресловутого «агнца на заклание». Насилие... Никогда – ни до, ни после этих долгих лет долгого, затянувшегося кошмара – я не переживала столько унижений. Никогда – ни до, ни после этих событий – я не подозревала, что человек может подвергнуться сам и стать свидетелем такого жестокого обращения пресловутого «человека с ружьем» к тем, кто в силу обстоятельств или в силу своих убеждений этого «ружья» не имеет.

Август 1996 года. Мы – оставшиеся в живых жители злополучной Московской улицы – в кольце. Федералы, прекрасно зная, что на улице никого, кроме мирных жителей, нет (они прочесывали ее накануне) открыли шквальный огонь по частному сектору. Мы с мужем вынуждены были семь часов (до вечера) прятаться с детьми в яме, прикрывая их своими телами. До этого сутки мы сидели в насквозь простреливаемом доме, не имея возможности укрыться (наш дом был полностью разрушен, и мы квартировали в чужом). Через двое суток мы собрались в подвале квасном цехе, укрываясь от шквального огня. Грохот сотрясал бетонные стены. За пределами нашего убежища неистовствовал огонь. И тут- на пороге тихо появился парнишка-лет 15–16 – с оружием в руках. Я до смерти буду помнить его глаза – глаза подростка, увидевшего взгляд Смерти. Война позвала его – отрока, но никто не объяснил ему, необстрелянному юнцу, как ужасен ее Лик – Маска Смерти с мертвыми пустыми глазницами. Из Ада он вошел в мир людей. Пришел к жизни. К теплу.

– Ваша, – пустите меня, – прошептал он помертвевшими губами стоявшему у порога старику, умирая от стыда за себя и от ужаса перед Той, что ждала его за стенами этого живого мирка.

– У тебя оружие. Оставь его за порогом. Здесь – дети и слабые женщины, – сказал тот, к кому он обращался.

– Пустите, – еще тише повторил юноша.

– Я сказал – оставь за порогом оружие. Если увидят оружие, убьют всех...

Он тихо, в последний раз, обвел всех нас взглядом и вышел. На следующий день мужчины нашли его труп в Сунже – у самого берега. Он лежал навзничь. Глазами в небо. В руках – старая двустволка.

Были у меня две соседки. Мать и дочь. В любой семье так бывает: кто-то с кем-то более близок, нежели с прочими. Так и они. У Хавы (так звали эту женщину) любимицей в семье была старшенькая – Тамара. Хава была статная, величественная женщина. Не очень здоровая. Дочь была ей сиделкой и наперсницей. Томочка работала учительницей в школе. В те дни их обеих убило. Почти одновременно. Они вышли из подвала, чтобы покормить домочадцев. За несколько секунд до своей смерти матери суждено было увидеть смерть дочери. Заметив движение в их дворе (а ими просматривались все наши дворы), федералы открыли минометный огонь. Тому убило почти мгновенно. Увидев окровавленную дочь с зияющей раной в голове, Хава исторгла из груди истошный крик. Видимо, Судьба смилостивилась над ней, дав ей умереть от второго взрыва – почти мгновенно после смерти дочери. То, что сердце ее не выдержало бы муки расставания с дочерью, было ясно всем. Их тела положили во дворе. Ни закопать их, ни соблюсти какие-либо обряды – было невозможно. Ежесекундно рискуя жизнью, мужчины кое-как завалили их досками. Когда через два дня за их телами смогли, наконец, прийти, их трупы уже начали объедать псы. Старые женщины обмыли их, аккуратно удаляя трупных червей. Завернули в саваны и похоронили на родовом кладбище.

В молодости я учительствовала в школе № 33. Среди моих учеников были и братья Кантаевы. Веселые смышленые ребята. Заводилы во всех веселых школьных тусовках. Особенно младшенький – рыжий и рослый – любимец всей школы. Их – в первую военную кампанию – во время «зачистки» – федералы избили до полусмерти и скинули в подвал. А потом подожгли. Они сгорели живьем. Уже потом, когда солдаты ушли, соседи нашли их. Они лежали в обнимку. Младший – он был более крупным – обнял – закрыл, как мог, старшего брата. Их так и похоронили вдвоем.

Тихая чистенькая девушка Малкан. Подруга моей двоюродной сестры. Она часто приходила и к нам в гости (мы живем рядом). В первую военную кампанию один из ее братьев, живших в Москве, приехал в Грозный и остался в родительском доме, охраняя его от мародеров. К нему захаживали федералы – солдаты-срочники, уставшие от войны и вечного бездомья вчерашние юнцы. Он их подкармливал оставшимися продуктами. Взрослый человек, он жалел их, прекрасно понимая, какому стрессу подвергла война и их.

Как-то срочники предупредили его, что на смену им должны приехать «наемники» и ему лучше покинуть дом. Он спокойно отреагировал на их предупреждение, резонно рассудив, что он сугубо мирный человек и к данным событиям не имеет никакого отношения. Прошло несколько дней. В Грозный приехал второй брат Малкан – проведать родных и, если получится, увезти их подальше от войны. В родительский дом – к старшему брату – он ушел утром, обещав вернуться к обеду. Вечерело. А его все не было. Забеспокоившись, Малкан пошла к ним. На улице рядом с домом стоял БТР. Вбежала в дом. После этого соседи живой ее не видели. Из дома слышались звуки борьбы, крики, стоны, женский вой. Через два часа БТР уехал. Соседи – оставшиеся на полупустой улице старики, зайдя в дом, увидели жуткую картину. На полу, на диване лежали окровавленные куски расчлененных тел.

Мне часто приходилось сталкиваться – и в силу обстоятельств, и в силу «химии души» своей с представителями федеральных войск. Редко какая встреча обходилась «мирно», без эксцессов. Август 96-го. Группа чеченских подростков 13-15 лет на выезде из Грозного, задержанных из-за отсутствия у них паспортов. Мы, несколько женщин, оказавшихся рядом, ввязываемся в перепалку, становимся «живым щитом» между детьми и солдатами. Результат: мы многое узнали о себе и своих праматерях в седьмом колене. Это то, что касается словесных оскорблений. Что же касается прочего: у меня, как у самой «языкастой», отбит прикладом хребет (долго и безрезультатно ходила по костоправам) и «подбита» печень. Семеро остальных женщин – с ушибами различной тяжести.

2001 год. Старенькая, высохшая от горя женщина, оказавшаяся со мной в одном микроавтобусе, когда мы ехали в Чечню из Ингушетии. Она возвращалась из Чернокозово, где пыталась найти своего 15-го младшего сынишку, увезенного ночью людьми в камуфляжной форме и в масках – на машинах с замазанными номерами. Когда она попыталась «достучаться» до тюремного начальства, ее грубо избили прикладом – я видела огромные гематомы у нее на сухонькой груди, когда пыталась привести ее в чувство: ей в дороге неожиданно стало плохо. Сперва стало рвать. Потом она тихо потеряла сознание. Видела я женщин, едущих с похорон, жительниц села Катар-Юрт. Перевидевшие все и вся за долгие годы войны, они неутешно плакали, вспоминая погибшую Зарему (во всяком случае, они ее так называли). Эта женщина приехала в их село из города, спасаясь от войны. У нее было двое детей – мальчик и девочка. Во время печально известного обстрела Катар-Юрта она прикрывала своих детей, обняв их, от роя свистящих осколков. Женщины, обмывавшие ее тело, не могли сдержать рыданий, вспоминая, что от рук ее ничего не осталось... Дети ее выжили.

В августе 96-го, прорвавшись сквозь кольцо, мы с мужем и малолетними детьми (после описанных мной событий) прошли до улицы Садовой. Зайдя в дом наших знакомых, мы застряли на ночь, так как начались боевые действия уже в этом районе. То, что нам (только-только вырвавшимся из ада) пришлось пережить там, до сих пор трудно вспоминать. Дом, в котором мы вынуждены были пережидать бои (а ночью и бомбардировку), оказался, по горькой иронии судьбы, на самой линии огня: в недостроенном доме с одной стороны засели боевики, в соседнем доме с другой стороны – федералы. То, что солдаты стреляли по всему, что двигалось, аксиома. Это было и на Московской, когда я, выйдя из ямы, пользуясь передышкой в бою (пока перезаряжали орудия), побежала к бегущей – в панике – по улице толпе, чтобы предупредить кого-нибудь о нашем местонахождении: чтобы они забрали наших детей, если нас с мужем убьет шальным снарядом. Снайпер, сидевший на втором этаже бывшего садика (за нашим домом) «играл», стреляя мне под ноги всю дорогу, пока я бежала к соседям. Так и здесь. Вспомнив, что детская коляска (в ней в последние дни спала моя младшенькая) осталась во дворе рядом с машиной хозяев, я выскочила во двор, чтобы взять ее. Устроившийся на заборе солдат прицелился в меня и выпустил очередь. То ли он промахнулся, то ли Бог спас, но я успела броситься на землю. Очередь насквозь – сверху донизу – прошила дверь в нескольких сантиметрах от меня. Был момент, когда нас ставили к стенке. Бои переместились в наш двор. Кого-то из солдат контузило. Кому-то оторвало ногу. Сидя в полуподвале, мы услышали, как солдаты спрашивают у соседки, кто в этом доме живет. Русская старушка ответила, что «чечены живут, никуда не «уехамши», с детишками». Заметила, что «пацанов у них – уйма». Минуты через три дверь подвала распахнулась... В последний момент, когда мы, пряча за собой детей, попрощались друг с другом, в проеме двери показался лейтенант. Сухо скомандовал отбой. Кровь на асфальте во дворе. Хрипы двух агонизирующих молоденьких боевиков. Стоны и мат раненного солдата. Звук передернутых затворов. Перекошенные злобой лица потных солдат. Пятеро малышей, которых мы прятали за собой. Беременная – на последнем месяце – молоденькая супруга хозяина (муж заслонил ее). И младшенькая, все время норовящая просунуть головку наружу, отодвигая мою руку, наивно думая, что все это игра. До сих пор все это стоит перед глазами.

В силу специфики моей работы мне ежедневно приходится сталкиваться с десятками людей. Не найдя должного сиюминутного понимания в высоких начальственных кабинетах (эти бесконечные чиновничьи «утряски и усушки» отвратят кого угодно), или боясь помпезности начальственных порогов, люди приходят «за правдой» к нам, журналистам, по старинке веря в силу печатного слова. Бесконечный список пропавших без вести, погибших, замученных, брошенных – без суда и следствия – в тюрьмы... Все новые и новые подробности зверств федералов в «фильтрах»... Я помню, как моя знакомая долгие два года искала своего брата. Как-то утром, зайдя ко мне, она сказала, что есть еще «одно место» – «фильтр», куда ей обещали помочь пробраться... Вечером, зайдя к ней, я не обнаружила ее дома. Через день мне передали, что она умерла в больнице от разрыва сердца и ее тело увезли родственники, живущие в дальнем селе. Старушка-соседка (она торговала бумажными кульками на рынке) причитала, вспоминая, что бедняжка была «совершенно белая»: молодая женщина 32-х лет, увидев воочию все, что было в этих адских машинах усмирения, в одночасье поседела.

Многие говорят, что, мол, давно пора забыть все, нужно жить сегодняшним днем, думать о будущем... Может, они и правы. Но война не закончилась в душах наших. Огненные рубцы ее не заживают. Мы все просто пытаемся делать вид, что все хорошо. Наши раны затянулись коростой. Но они все еще кровоточат, стоит нам их слегка потревожить. Никто не занимается (и займется ли?) психологической реабилитацией наших детей, до сих пор вздрагивающих от звука летящего самолета. Огромен, зашкаливает за все мыслимые рамки процент людей с различными фобиями (каждому третьему посетителю нашей редакции можно спокойно ставить диагноз «вялотекущая шизофрения» в силу явной психологической неадекватности). Массовые случаи суицидов среди девушек (жительниц г. Грозного) в первые послевоенные годы – жертв насилия солдат во время военных событий (все знают о печальной участи чеченок, заключенных «фильтра» ПАП-1, ставших «рабынями» разгулявшихся федералов). В катастрофическом состоянии экология республики. Количество мертворожденных детей и детей с врожденными уродствами (термин «аномалии» слишком мягок для этого) поражает воображение. Многолетнее «наведение конституционного порядка» нарушило соотношение мужского и женского населения. Планомерное уничтожение тысяч здоровых дееспособных мужчин – отцов семейств – по одному этническому признаку, привело к тому, что чеченская нация превратилась в «нацию вдов» со всеми вытекающими отсюда последствиями. Женщины превратились в «тягловую» силу. То, что всякая война исподволь рассчитана на уничтожение генофонда нации – аксиома. Десятилетняя «антитеррористическая кампания» «скосила» цвет нации – юношей от 15 до 25–30 лет. Сегодня население Чеченской Республики составляет, если верить статистике, чуть больше миллиона чел. Женщины составляют около700 000 чел... Без комментариев.

Freeman
27.01.2011, 04:00
http://www.livechechnya.org/b/06rose.jpg
Роза Сатуева,
корреспондент газеты «Голос Чеченской Республики»


Когда жертвами кровавой бойни становятся женщины и дети – это, наверное, самое страшное… Хотя война сама по себе - явление чудовищное. Вторая чеченская кампания была отмечена большим количеством жертв среди мирного населения, в том числе женщин и детей.

Таху Эскиева была первая невинная жертва, первая страшная весть для жителей села Алхан-Кала Грозненского района. Ее убили в Грозном, в самом начале второй чеченской войны, при ракетно-бомбовом ударе на центральном рынке. Они с сестрой возвращались домой после трудного базарного дня, когда раздался страшный взрыв. Младшая Сацита пыталась защитить ее, прикрыв своим телом. Сацита осталась жива, а Таху скончалась от многочисленных осколочных ранений. В этот день, 21 октября 1999 года, погибло еще много женщин, находившихся в эти минуты на рынке - кто торговал, а кто просто приходил за продуктами, кто проходил мимо. Никто из них не думал, что необъявленная война начнется для них здесь, на рынке…

Так и началась «вторая чеченская» для жителей села Алхан-Кала, одного из самых пострадавших во время военных действий в Чечне сел. С убийства безвинной Таху…

Потом уже война унесла жизни многих женщин села. Большинство из них погибли во время артобстрелов и авианалетов в своем родном селе. Так погибла Малика Эльбердова со своей свекровью Зурой Эстамировой. Вместе с ними погибла еще одна женщина из соседнего села Кулары. Накануне у нее сильно разболелся зуб, а в родном селе не оказалось стоматолога, и она пришла в Алхан-Калу, через речку. Когда шла по ул.Элеваторной, это центральная улица в селе, неожиданно начался артобстрел, и она забежала в ближайший дом Эстамировых, в надежде переждать опасность. Женщины с детьми были на кухне, они не успели даже укрыться в подвале, когда разорвался рядом с ними снаряд. Трое маленьких детей Малики Эльбердовой остались сиротами. Малика была единственная дочь в своей семье. Отец ненадолго пережил ее, не выдержало сердце.

Люба Джантаева погибла тоже у себя во дворе во время артобстрела. Ее сын и дочь, тогда еще подростки, остались без матери и отца. В тот вечер, когдабыла убита Люба, погибло еще 8 мирных жителей. В их числе и Зина Исраилова вместе с мужем и сыном. Они приехали, к родственникам из ближайшего пос. Андреевская долина Заводского района г. Грозного.

Малика Тагирова приехала за своей семьей, чтобы увезти их подальше от опасности. А сама не успела добежать до подвала, когда начался обстрел. «Все осколки от снаряда она приняла на себя», говорили оставшиеся в живых ее родные. Так же погибла и Кулсам Берсанукаева. Пропустила вперед в подвал детей своих, свекровь, а сама не успела. Кусочек ржавого металла отнял жизнь у матери троих детей.

Прямое попадание бомбы в подвал унесло жизни еще двоих женщин, у одной из которых на руках был ребенок. Они сидели рядом, в одном углу переполненного подвала. (Фамилия одной из них, кажется, Бисултанова). Обстрел села велся из установки «Град». Ребенка разорвало, в буквальном смысле, на части. Мужчины, которые вытаскивали из подвала убитых, так и не нашли его голову.

Убийство Малики Умажевой, бывшей главы администрации села Алхан-Кала, пожалуй, было самым чудовищным в этой цепочке убийств мирных граждан. Она была убита не во время артиллерийского обстрела или бомбовых ударов… Ее убили представители той самой власти, которую она представляла в селе. Сельчане знали Малику, как мужественную и смелую женщину. Она работала еще в советские времена председателем сельского совета, была большой активисткой и общественницей. Жители села приходили к ней за советом, консультацией, как написать ту или иную бумагу, письмо, приходили со своими проблемами, хотя она и не работала тогда нигде. Но она была грамотным человеком и всегда могла помочь советом. Тогда уже, в 2000-2001 гг., начали подговаривать ее стать главой ОМС. А это были тяжелые годы… Помню, как мы с учителями одной из местных школ зашли к ней поговорить. У учителей возникли проблемы на работе, и они пришли проконсультироваться с ней. У нее сидели люди, тоже пришедшие со своими проблемами. Ее старенькая мать, увидев нас, сказала: « Ради Аллаха, не уговаривайте ее стать главой села. Не нужно ей это… Ей девочек поднимать. (Малика воспитывала двух своих племянниц, тогда еще школьниц). Я больная… что мы будем без нее делать.» Тогда я и узнала, что сельчане уговаривают Малику стать главой ОМС, в надежде, что она сможет защитить в это трудное время их интересы. Мать ее предчувствовала беду. Она боялась за дочь, понимая, с каким риском связана эта работа. Время было страшное. Главы ОМС в селе задерживались не долго. Боевики грозили расправой тем, кто решался представлять официальную власть. Не меньшая опасность подстерегала глав сел и со стороны федеральных сил.

Малика, не будучи еще главой администрации, не раз во время зачисток спасала своих сельчан. Мужчины, как известно, были совсем бесправны. Они автоматически подпадали под графу «бандит», только потому, что они мужчины. А зачистки в селе, заклейменном, как бандитское («бараевское») были частыми и жестокими, даже после известного «80-го» приказа. В каждую из таких зачисток, забирали мужчин (больше или меньше) кого-то отпускали потом, после определенных «проверочных» процедур изувеченного, кто-то бесследно исчезал, кого-то находили убитым. 10 сельчан, из 11 задержанных во время зачистки в апреле 2001 года, до сих пор считаются пропавшими без вести. Труп Лорсанова, водителя маршрутного такси, который был задержан вместе с ними, после того, как федералы ушли, нашли под мостом, здесь же в селе. Редко бывало, чтобы никого не забирали. В одну из таких «зачисток», кажется, тоже 2001 году, федералы забрали 29 мужчин с села. Причиной тому послужило убийство одного из служащих федеральных войск, проводивших «зачистку». Служащий, как мы поняли офицер, был убит своими товарищами чисто случайно. Чтобы скрыть свою вину федералы попытались «пришить» это убийство «боевикам», которых здесь и в помине не было. Свидетелями этого убийства стали жители улицы Центральная Усадьба, где и произошло все. Сельчане, чьи дома уже были проверены, обычно выходили на улицу, когда это позволялось, чувствуя себя здесь безопаснее. Сидеть и ждать в доме, было намного тяжелее. Проверки проходили в этот раз, мягко говоря, «тихо». Неожиданно раздался какой-то хлопок, похожий на небольшой взрыв. Он произошел в одном из БТР-в, откуда пошел дым. Это видели жители улицы. Военные, которые находились возле БТР-ра, испугавшись, начали стрельбу. Напуганные стрельбой, их поддержали и другие служащие, которые тоже начали «отстреливаться». Федералы, которым за каждым углом мерещились боевики, решили, что это нападение. В результате беспорядочной стрельбы и был убит их товарищ. Когда военные поняли, что натворили, стали загонять в дома испуганных жителей, и начали снова проверять дома, утверждая, что у них на крышах спрятаны боевики, хотя они только что проверили эти дома, в том числе крыши и чердаки. Люди начали возмущаться и говорить, что они сами убили своего товарищи, они видели это своими глазами. Но федералы стреляли под ноги, запугивая их, и приказывая молчать. Озверевшие военные стали забирать подряд всех мужчин с каждого дома. Забрали мужчин не только с этой улицы, но и с близлежащих улиц Лермонтова, Пушкина. Они заскакивали то в один дом, то в другой, утверждая, что именно с чердака этого дома были выстрелы. Всех задержанных мужчин увели в комендатуру на окраине села. Весть о том, что убит военный, забрали всех мужчин с нескольких улиц, тут же разнеслась по селу. Все понимали, какие последствия могут быть для села, где в ходе зачистки убит военный.

К комендатуре потянулись женщины, старики… учителя местной школы. Оставшихся мужчин, попросили не ходить, во избежание провокаций со стороны военных, так как их тоже могли забрать. Нужно было сделать все, чтобы вернуть мужчин. Если их вывезут из села, никто не надеялся на их возвращение. Главы администрации, как ни странно,не оказалось в этот момент в селе, из села никого не выпускали и не впускали. Помощи ждать было неоткуда. Женщины и стариков к комендатуре не подпустили. Военные предупредили, чтобы они отошли от них метров на двести, иначе их «сравняют с землей». Разрешили подойти двум представителям старейшин. Им было сказано, что боевики убили военного офицера и пока не будут найдены виновные, никого не выпустят. О том, что офицера убили они сами и слушать не хотели. Понятно было, что за это преступление должен поплатиться кто-то из задержанных. Все ждали Малику Умажеву. Единственная надежда была на нее. Колонна военных, возвращаясь с зачистки, подтягивалась к окраине села, к комендатуре. Злые, серые лица смотрели, на толпу женщин и стариков, которые провожали их проклятиями. Кто-то в толпе призывал воздержаться от проклятий, чтобы избежать провокаций, что может повредить задержанным. Через полчаса появилась Малика, она шла очень быстро, словно боясь опоздать. Вместе с несколькими стариками сразу направилась к комендатуре. К ним вышло начальство. Мы не слышали, о чем они говорили, потому что находились далеко от них. Но видели, как Малика спорила о чем-то горячо, размахивая руками. Догадывались, что разговор шел, как со стороны наших представителей, так и со стороны военных в очень жесткой форме. Как рассказывали позже старики, Малика повела себя очень мужественно. Она потребовала в довольно резкой форме освободить всех задержанных. Кричала в лицо военным, что имне удастся скрыть свое преступление, «пришив» его мирным гражданам. О произволе, который они творят, она поставит в известность их руководство. Она называла фамилии, имена высоких военных начальников, грозила, что она уже передала им информацию, и скоро в село прибудет начальство.

Вскоре всех задержанных отпустили, обошлось без особых жестокостей и избиений.

В другой раз Малика Умажева перебралась через реку Сунжу с беременной женщиной, как бы сопровождая ее в больницу, и привела на помощь сельчанам военное начальство с Грозного, после чего и был прекращен произвол, творимый федералами в ходе очередной зачистки.

В июне 2001 года, в самое трудное для села время, Малика Умажева возглавила местную администрацию. Став главой ОМС, Малика так же мужественно отстаивала интересы своего села, «отвоевывая» в буквальном смысле каждого из его жителей. Она смело выступала против произвола озверевших военных, отказываясь идти на компромисс с ними. За это и поплатилась своей жизнью. Ни один из сельчан не сомневался в том, кто и за что убил Малику. Хотя официальное военное руководство и заявляло во всеуслышание, что убийство Умажевой – «очередная акция устрашения боевиков». Двое ее предшественников, Юша Уциев и Рамзан Гасаев, действительно стали жертвами такой акции, но Малику убили федералы. Информация о том, что у нее «изъяли полведра с бриллиантами и золотом и 600 тысяч долларов США» была смешной до нелепости. «Могли бы придумать что-нибудь правдоподобнее, – говорили на это ее односельчане. А то совсем за дураков считают».

Ей не раз угрожали представители федеральных сил. И это не было секретом. Будучи главой администрации она неоднократно выступала с критикой действий федеральных сил в ходе зачисток в селе. На нее оказывалось неприкрытое давление со стороны федеральных служб. В ее доме проводились многочисленные обыски. Известно, что она отказывалась подписывать акт об отсутствии претензий по поводу проведенной в селе зачистки (согласно п.2 известного приказа № 80 Командующего ОГВ (с) глава администрации «зачищаемого» села наряду с руководителями спецопераций составляли акт). В ответ на ее отказ подписать ложный акт, обвинить безвинных людей, задержанных во время зачисток в селе и зачисленных федералами в «ваххабиты», были угрозы военных ее адрес.

Итогом этих угроз и стало, наверное, ее убийство, в ночь с 29 на 30 ноября 2002 года. Она тогда уже не была главой администрации (распоряжением главы администрации Грозненского района от 9 сентября 2002 года она была снята с занимаемой должности за «систематическое неисполнение должностных обязанностей»). Судя по слухам, предполагалось, что она снова вступит в свою должность с декабря 2002 года. В ту трагическую ночь, соседи видели технику, БТР-ы в селе, вокруг дома Умажевых, который был окружен российскими военнослужащими. В дом ворвались четверо военнослужащих в камуфляжной форме, вооруженные снайперскими винтовками с глушителями, как рассказывали племянницы Малики, ставшие свидетельницами ее убийства. Они стали кричать: «Где ваххабиты?». С ней в доме находились ее мать, больной брат Сайд-Ахмед и две девочки, ее воспитанницы. Всем было приказано лечь на пол, включить свет не разрешили. После того, как все перевернули в доме, Малике было приказано выйти в сарай, чтобы осмотреть его. Племянницы ее, испугавшись, стали уговаривать военных не убивать их «маму». Малика пыталась успокоить девочек, но безуспешно. Младшая из них обняла Малику за колени и не отпускала. Она плакала и уговаривала военных: «Не убивайте мою маму!» Тогда один из них пригрозил: «Если ты не заткнешься, не увидишь ее больше!» Малика с фонарем в руке пошла впереди военных. Вскоре послышалась автоматная очередь. «Я думала,- рассказывала одна из девочек, что они таким способом «открывают» замок с сарая. (Такое практиковалось военными во время зачисток.) Вернее, девочки просто надеялись на это, не желая верить в худшее. Назад Малика не вернулась. Она была убита выстрелами в спину. Сначала была автоматная очередь. Затем был произведен контрольный выстрел в области уха. Кровавый след ее руки остался на двери сарая, к которой она пыталась прислониться, падая. Сбежавшиеся на крик о помощи соседи нашли труп Малики.

Убийство Малики, считают ее родственники – четко спланированная операция. Заказное убийство. За неделю до этого, по словам ее домочадцев, в 12 часов ночи к ним заявились военные, хотели забрать Малику, якобы для опознания задержанных боевиков. Но Малика тогда отказалась ехать с ними, сославшись на то, что она уже не Глава ОМС. «Они приходили убить меня,– сказала она тогда своим родным. Не понимаю, почему они ушли?» На второй день они узнали, что никого в селе не задерживали, не было и никаких «спецопераций». Убийцы вернулись к ним через неделю. Они выключили полностью свет в селе, чтобы сделать свое преступное «дело» под прикрытием темноты. «Ворота наши были открыты настежь,- рассказывала одна из ее воспитанниц. Дом полностью был оцеплен, весь двор был полон военными. Я поняла это по многочисленным синим огонькам – свет от фонариков, на стволах оружия». Девочки слышали чистую русскую речь без акцента тех, что зашли в дом и увели Малику. Узкие глаза под маской, которые им удалось рассмотреть под светом газового фитилька, который военные тут же потушили, запомнились им навсегда. По словам ее племянниц, как только раздалась автоматная очередь, синие огоньки «побежали» к воротам. Тут же послышался звук, похожий на свист, отъезжающих БТР-в.

За ночь до этого сельчане видели, как по селу разъезжали БТР-ы. видели это и Умажевы. Так как дом их находится у дороги, а БТР-ы несколько раз проезжали мимо их дома. Студенты, которые рано утром ехали в Грозный, видели след БТР-в, который вел с села к поселку Андреевская Долина, ближе к городу, где в это время дислоцировалось одно и воинских подразделений. Именно с этой части и приезжали, видимо, БТР-ры в в ночь убийства Умажевой. По словам ее родственников, она предчувствовала беду. Знала в эту ночь, с чем пришли к ней. Но ни одной интонацией она не дала понять своим родным, что она идет на смерть. Старенькая больная мать Малики умерла почти два года спустя после ее смерти. События той трагической ночи, которые произошли в святой месяц уразы, от нее скрыли. Она спрашивала, где Малика, ей отвечали: «Уехала в Москву, в командировку, на работу ушла…» или « не пришла с работы…» Она так и не узнала, что дочери ее нет в живых. Хотя, может быть, и чувствовала это...

Жители 18-тысячного села Алхан-Кала, одного из самых больших и самых пострадавших в районе, знают и помнят, что Малика Умажева, которую не сумели ни запугать, ни сломить была убита федералами. Принципиальная, не умеющая «молчать», «громкоголосая», она пожертвовала собой, спасая чужие, невинные жизни…

В Чечне нет списка убитых в результате военных действий граждан, никем не велся точный учет убитых, раненых. Если бы такой учет велся, и сегодня огласили бы список убитых женщин и детей - жертв войны, мы бы, наверное, ужаснулись… Малика Умажева (1946), Малика Тайсумова, Марьям Арсамикова, Зара Калиева (1963), Е.П.Сатина (1944), Петимат Бисултанова(1980), Зура Эстамирова (1936), Малика Эльбердова (1968), Залпа Курбанова (1949), Лайла Чапаева (1949), Камета Исаева (1971), Залпа Гарбулатова(1951), Зарема Байсултанова (1975), Мадина Мусаева (1984), Табарик Давлетмурзаева (1979), Кулсам Берсанукаева (1962), Малика Тагирова (1962), Таху Эскиева (1958), Роза Умарова (1970), Халистат Мусаева (1960), М. Таймасханова (1919), Малика Исбахиева (1958), Сацита Сугаипова (1958), Рукият Абдулхаджиева (1951), Люба Джантаева (1950), Зина Баймасханова (1962), Лайла Тепсуркаева (1958), Зинаида Исмаилова (1960), Фатима Исмаилова (1980), Хеда Исмаилова (1987), Зина Исраилова (1952)…

Все эти женщины из села Алхан-Кала, пострадали от рук преступников как с той, так и с другой стороны. Не было бы войны, они были бы сегодня живы.

Это «прямые» жертвы войны. Но есть еще тысячи «косвенных» жертв… Это женщины, которые на протяжении более десяти лет находились под тяжелейшим прессом войны, что чревато плачевными последствиями. Как утверждают гинекологи, каждая вторая чеченская женщина, пережившая войну, больна. Отсюда неблагополучная беременность, тяжелые роды, врожденные патологии детей. Катастрофический рост онкологических заболеваний, туберкулеза и других видов тяжелых заболеваний в Чечне, причем ранее неизвестных, все это следствие войны.

Freeman
27.01.2011, 04:01
http://www.livechechnya.org/b/09sacita.jpg

Сацита Исраилова,
директор центральной городской библиотеки Грозного


Женщина и война, тем более дети и война, это определения, которых, на мой взгляд, вообще не должно быть. Я как женщина, как человек, который видел эту войну не понаслышке, а изнутри, это прекрасно осознаю и понимаю.

Для меня война это не только ужас, кровь и смерть. Это еще и какой-то внутренний протест против того, что здесь творилось. Сегодня, вспоминая все эти страшные дни, ровно 56 дней, что я провела в подвале, под практически непрерывными обстрелами, в самом начале этой войны я понимаю, что эти события, связанные с убийствами людей, бомбардировками, ракетными ударами и артналетами, как бы ушли на второй план. Остались только какая-то внутренняя опустошенность, внутренняя усталость.

В подвале, где мы прятались, было очень много людей. Более 20-ти человек, и в основном были женщины и дети. Я считаю, что на войне женщине намного сложнее, чем мужчине. Во всех отношениях. И очень тяжело детям. Я часто наблюдала за детьми, которые были с нами в подвале. И мне кажется, что дети войны, это какая-то особая категория детей. Они абсолютно по-другому мыслят, они по-другому говорят, по-другому себя ведут. Они очень странно себя вели под бомбежками. Не хныкали, не плакали, а только задавали один единственный вопрос – когда это закончится?

С нами там была соседка с детьми, и вот ее маленький сын Шамилек постоянно спрашивал у своей матери: «Мама, мама, эти самолеты больше не вернутся»? Этот ребенок уже знал, что самолеты представляют угрозу, несут зло. Когда он слышал звук летящего самолета, то бежал к матери и говорил: «Мама, мама, что сейчас будет? Самолет летит! Когда он улетит совсем»? Потом, примерно через неделю, наш Шамилек уже научился по звуку определять, когда бомбардировщик улетает, и начинал приставать к матери: «Мама, мама, самолет уже улетел! Мне можно выйти из подвала»? Как-то раз я его спросила: «Шамилек, а ты самолет видел»? Он ответил, что не видел, и даже не знает, что это такое. Когда же я спросила, каким же ему все-таки представляется самолет, то он ответил, что это какое-то такое чудовище в человеческом обличье. То есть даже не железка какая-то, а именно человек, который в данный момент нагнетает ужас. И было очень странно и в какой-то мере страшно слышать эти слова из уст маленького ребенка.

Это был один из дней ноября 1999-го года. Я не помню, какой это был день, но это было очень жутко. В тот день другой мальчик, трехлетний, который сидел с нами в подвале, он вышел на улицу, когда внезапно откуда-то появился самолет. Он летел очень низко. Так, что казалось, что он вот-вот заденет крыши домов и рухнет на землю. Я, кажется, на всю жизнь запомнила этого летчика: его шлем, огромные темные очки, наушники – все это мы прекрасно видели, так низко он летел. И вот этот мальчик, когда он выскочил из подвала, самолет с диким ревом и гулом приближался к нам. И ребенок смотрел на него такими огромными, испуганными глазами и не трогался с места. Он понимал, что ему надо бежать, прятаться, но видно в тот момент он был просто парализован страхом. Он просто стоял и смотрел расширенными от ужаса глазами на летящую в небе смертоносную машину. А когда бомбардировщик уже пролетел, начал громко кричать: «Смотрите, смотрите! Там внутри человек сидит»! То есть для него, как и для маленького Шамиля, самолет представлялся каким-то страшным чудовищем. Через несколько секунд раздался страшный взрыв в районе 12-го участка, там было много человеческих жертв, но я навсегда запомнила эти огромные, испуганные глаза трехлетнего ребенка и его крик.

На второй день после этого, родители Шамиля, о котором я говорила, решили уехать из республики, кажется, они собирались в Башкирию. Потом мне рассказывали, что когда семья приехала в аэропорт, малыш напрочь отказался садиться в самолет. Когда он услышал рев турбин самолета он начал плакать, у него возникла истерика, и никакие уговоры на него не действовали. Бортпроводница пыталась его успокоить, говорила, что это обыкновенный самолет, что ничего страшного в нем нет, но Шамилек не хотел садиться в него. По-моему из-за этого даже рейс ненадолго пришлось отложить. Только когда мальчику дали успокоительное, и он заснул, его смогли поднять на борт этого самолета. И это тоже, по моему, очень страшные последствия войны, того, что этому ребенку пришлось пережить.

В декабре 1999-го года, был убит мой сосед, Руслана. Он попал под минометный обстрел. Я видела его всего в крови, он был уже мертв, а у меня в тот момент было какое-то странное состояние. И я даже сегодня помню те свои ощущения. Я думала, почему же у него нет головы? А где же его голова? А голова у него была просто снесена осколком.

Было еще очень много моментов, которые запомнились, особенно такого психологического плана. 12 января 2000-го года, был один из самых запомнившихся мне дней. Это когда я с мамой попала под ужасный артиллерийский обстрел. Мы с ней были в подвале вдвоем, но нам приходилось по несколько раз в день выходить на улицу. Родственники, которые уехали из Грозного, оставили на нас свою скотину, корова там была, а еще у моей матери были куры, с которыми она никак не хотела расставаться. Эти куры не приносили никакой пользы, они не несли яйца, но для нее они, так же, наверное, как и корова, вероятно, были символом той, мирной жизни. Мама считала, что она непременно должна за ними смотреть и ухаживать, хотя конечно, порой бывало очень страшно выходить из подвала.

В тот день мы с мамой в очередной раз отправились поить скотину, пришли в дом родственника, и в это время начался сильнейший минометный обстрел. Били прямо по нашему дому. А мы находились как раз во дворе (двор там был очень большой), и мы с мамой оказались в тот момент в разных его концах. И мама мне стала кричать, чтобы я не бежала к ней, а оставалась там, где я нахожусь, то есть за стенкой. Видимо все-таки для нее я все еще оставалась ребенком, ведь для родителей мы всегда только дети, несмотря на возраст.

Но во мне проснулся какой-то инстинкт. Это не был инстинкт страха. Я бы назвала его инстинктом детства. Я была уже взрослая женщина, мне в то время было далеко за тридцать, но в тот момент мне очень хотелось прижаться к матери, и как маленькому ребенку спрятать свою голову ей под плечо. И вот, несмотря на слова матери, я все-таки побежала к ней. А двор огромный, вокруг свистят осколки, бьются совсем рядом, рикошетят от стен дома, а я бегу. И добежала. Обняла свою маму и спряталась за ее плечом.

Потом, когда уже все закончилось, она меня спросила: «Почему же ты бежала, я же просила тебя этого не делать»!? А я ответила: «ты знаешь, в тот момент я думала о том, что я могу остаться без тебя, либо ты – без меня. А я так хотела, чтобы мы с тобой вдвоем либо жили, либо умерли вместе. Все остальное было бессмысленно». Пережитый в тот день ужас, боязнь лишиться матери, я четко запомнила и поняла, что я оказалась в тот момент в той роли, в которой были те дети из нашего подвала. Я почувствовала себя маленьким, беззащитным ребенком, который искал спасения у своей матери.

Еще, как ни странно, мне запомнились моменты затишья. Так было, например, 16 января 2000-го года. Я помню чисто-чистое небо. Нет выстрела, ни одного вылета самолета, ни одного обстрела и я выхожу из подвала, и как ненормальная гляжу на небо.

Потом, это было уже в первых числах февраля, когда боевики покинули город. В тот день тоже было какое-то странное затишье. Светило яркое солнце, казалось, что вообще никакой войны нет, и я, сама не знаю почему, начала декламировать Бальмонта: «Я в этот мир пришел чтоб видеть солнце. А если мир погас, я буду петь. Я буду петь о солнце в свой смертный час»! Потом эта тишина, естественно, закончилась и ощущение войны, вернулось. В город вошли федеральные войска. И на нас, женщин легла определенная доля ответственности. Мы каждый раз ходили, просили, чтобы не расстреливали мужчин, чтобы не трогали людей, не забирали. Тогда я понимала свою значимость, понимала, хорошо, что я женщина. Я сегодня могу больше договориться, чем это удалось бы сделать, к примеру, мужчине моего возраста. С одной стороны, это, конечно же, ненормально, но так оно и происходило.

Другой запомнившийся мне случай, произошел 1 июля 2005-го года, когда из нашего дома забрали соседа – Аюба. Это было жуткое зрелище, когда пришли в восемь часов утра вооруженные до зубов военные, оцепили весь дом, затем вломились к соседу, со страшными криками «Ложись на пол»! Потом они его куда-то увезли, и мы до сих пор не знаем, что с ним стало и где он вообще находится. И вот теперь, смотреть на его жену мне бывает очень тяжело. Мы с ней дружим. И иногда я ловлю себя на мысли, что задумываюсь о том, каково ей, когда я говорю при расставании «Ладно, я пойду, меня дома муж ждет». А ее мужа, не только нет дома, но даже неизвестно, жив ли он вообще.

По большему счету, наверное, женщина – это воплощение добра на земле. Ведь войны, в большинстве своем затевали и затевают мужчины. А предназначение женщины, совсем иное. Творить добро, даже на войне. И этот старый чеченский обычай, когда женщина снимала с головы свой платок и бросала его между сражающимися мужчинами, чтобы остановить кровопролитие, тоже ведь о многом говорит.

Во время войны я не раз наблюдала, как проявляют себя женщины не только в моменты опасности, но и трагедии. Мне вспоминается август 1996-го года. Это было в городе Грозном, на пересечении проспекта Ленина и улицы Дзержинского. Там горела какая-то машина, а в ней был парень. Видимо он был убит при обстреле. И я помню страшный крик женщины (не знаю, кто она ему была: мама, жена, или сестра), не знаю, как она узнала, что там именно ее родной человек. Но до сих пор у меня в ушах стоит ее пронзительный крик: «Что же без тебя буду делать»?!! То есть для нее это было все. Весь смысл жизни, можно сказать, закончился. В этом, наверное, и есть женщина.

В 2000-м году я вышла на работу. Тогда было очень неспокойно, военные постоянно что-то взрывали в районе проспекта Ленина, проводили какие-то спецоперации, всевозможные «зачистки». И вот когда начинались эти самые «зачистки» у меня, скорее всего автоматически, срабатывал женский инстинкт. Я загоняла всех своих читателей, в основном это бывали студенты, в зал, сама выходила вперед и говорила военным, что здесь просто читатели, посетители, никаких боевиков, тем более, вооруженных, здесь нет. Для меня это стало каким-то внутренним чувством, я чувствовала, что должна защитить кого-то, если я могу это сделать. В этом, мне кажется, и есть предназначение женщины. То, что она может осуществить ради спасения чьей-то жизни, она обязательно должна сделать.

Страшно ведь еще и то, что во время войн, женщины и дети не становятся добрее. Скорее наоборот, они становятся немножко злыми. Я это знаю по себе. Иногда я даже боялась, что продлись весь этот ужас еще ненадолго, то я рискую потерять человеческий облик, перестану быть нормальным человеком. После пережитых потрясений и ужасов, я многие вещи стала видеть другими глазами. Глазами той войны. Когда сегодня многие люди живут другими понятиями, какими – то меркантильными измерениями, зачастую забывая, что все мы смертны, для меня это непонятно. Я начинаю вспоминать эту войну, какие-то запомнившиеся мне эпизоды и ловлю себя на том, что, наверное, нельзя очень сильно радоваться этой жизни. Ведь рано или поздно нам всем придется умереть. Но мне кажется, что мы должны иметь надежду, что смерть эта будет естественной, а не насильственной.

Freeman
27.01.2011, 04:04
http://www.livechechnya.org/b/11aslanbek.jpg

Асланбек Апаев,
Председатель АНО «Комитет по защите прав вынужденных переселенцев», эксперт Московской Хельсинской группы

И во время первой, и во время второй войны в Чеченской Республике я сам повидал немало смертей, видел убитых людей. Видел множество раненных и ставших калеками детей и взрослых. Видел горе, кровь и слезы. И в то время, и теперь услышал немало историй о зверствах, чинимых российскими военными в отношении мирных жителей. Причем что примечательно, большинство этих преступлений совершали так называемые «контрактники». То есть военнослужащие, которые проходят службу по контракту. Не 18-20-летние юнцы, а достаточно взрослые мужчины. Жители Чечни обычно зовут их наемниками. И это определение, на мой взгляд, подходит для них лучше всего. Ведь эти люди едут на войну, едут убивать других за деньги. Хотят построить свое счастье на горе, крови и несчастье других. Таких даже сами солдаты, те, кто призван на срочную службу по призыву, как я понял, не уважают и даже ненавидят.

Во время одной из своих поездок на конференцию в Москву, это было летом прошлого года, мне встретился бывший российский солдат, который служил в Чечне в 1999-2000 годах. Мы были в одном купе, познакомились, разговорились, вместе пообедали. Он немного выпил, и как-то между делом рассказал мне историю, которая потрясла меня до глубины души. Я его не просил мне об этом рассказывать, но его почему-то потянуло на откровения.

По словам этого бывшего военнослужащего, назовем его Владимиром, дело было зимой 2000-го года, а точнее в конце января. Подразделение, в котором он служил, бросили на «зачистку» в район поселка «Березка», что расположен по Старопромысловскому шоссе города Грозного. Среди них было много контрактников, которых солдаты-срочники называли «контрабасами». И все они, как утверждал Владимир, практически всегда находились в нетрезвом состоянии. В то время в Грозном было очень мало людей, поскольку, ожесточенные бои за город еще продолжались, и все кто мог, бежали оттуда, бросив свои жилища и все имущество.

В одном из домов, по словам Владимира, военнослужащие наткнулись на семью из семи человек. Взрослых мужчин и женщин, а также молодых парней и двух малолетних детей солдаты сразу же расстреляли. В живых оставили только девочку, лет 13-14-ти, единственную дочь убитых хозяев дома. Дом был разграблен, как впрочем, и все близлежащие домовладения, покинутые хозяевами, а затем подожжен. Девочку солдаты забросили в БТР и привезли на место своей дислокации, у поселка Загряжский в Старопромысловском районе.

Владимир рассказывал, что практически в течение недели, девочку насиловали офицеры этого подразделения. Происходило это каждую ночь, а нередко и днем. Вдоволь поиздевавшись над ребенком, командиры отдали ее затем на растерзание контрактникам.

То, что над ней вытворяли эти изверги, не поддается описанию. Ее избивали и насиловали по нескольку часов ежедневно. Причем не только по одному, но и группами по несколько человек. Девочка часто теряла сознание, и ее приводили в чувство, обливая холодной водой. Через несколько дней непрерывных издевательств она была практически полумертвой. Девочка могла умереть в любой момент, и тогда ее решили, как заявил один из контрактников «в последний раз использовать с пользой для дела».

Как рассказывал Владимир, полуживого, раздетого догола ребенка подвесили за руки в одном из подвальных помещений так, что ее ноги едва касались пола. Затем туда привели задержанного ранее молодого парня. В течение нескольких дней несчастного жестоко избивали и пытали, требуя сказать, где спрятано оружие, и указать местонахождение боевиков. Но тот упорно молчал, несмотря на изуверские пытки, которые к нему применялись озверевшими контрактниками. Они прижигали ему тело раскаленным железом, кололи и резали ножами, били дубинками и тяжелыми армейскими башмаками, но юноша постоянно твердил, что он ничего и никого не знает, так как совсем недавно вернулся из России. Владимир знал, что ни у этой крохотной девчушки, ни у задержанного парня, нет никаких шансов выйти оттуда живыми.

Как утверждает солдат, именно ему было приказано привести задержанного в помещение, где собралась группа контрактников и находилась девочка. По пути он шепнул задержанному, чтобы тот ничего на себя не наговаривал и предупредил, что в любом случае его на свободу не выпустят. Еле стоящего на ногах юношу завели в помещение и поставили перед распятой девочкой.

Контрактники вновь потребовали от него, сказать, где он спрятал оружие, сказав, что в противном случае они «возьмутся» за девочку. Тот продолжал молчать. Тогда один из контрактников подошел к подвешенной девочке и ножом отрезал ей грудь. Та дико закричала от боли, а юноша буквально помертвел, и попытался отвернуться от этого ужасного зрелища, Но его стали жестоко избивать, требуя, чтобы он смотрел, как «по его вине» умирает девочка. Затем все тот же контрактник отрезал ребенку вторую грудь, и та потеряла сознание. Парень стал просить контрактников прекратить это изуверство, и сказал, что случайно видел, как один из местных жителей спрятал в водосточной трубе автомат, и назвал место. Это страшно развеселило контрактников.

Сказав, «ну теперь ни она, ни ты нам не нужны», они принялись добивать уже и так полумертвую девчушку. Вначале ей отсекли ноги топором для рубки мяса, затем отрубили руки, а когда окровавленный обрубок упал на пол - отрезали голову. Куски тела бросили в огромный пакет, после чего вывели задержанного парня на улицу. Они отвели его на пустырь, привязали к ящику с тротилом, сверху положили останки девочки и подорвали обоих. Мертвого ребенка и еще живого молодого юношу.

Владимир сам плакал, когда рассказывал мне это. Он говорил, что «контрабасы» постоянно издевались над людьми, убивали без всякой жалости всех, невзирая на пол, возраст и даже национальность. Что даже солдаты срочной службы часто становились объектами для глумлений со стороны контрактников. Владимир сошел с поезда где-то в Воронеже. Больше я его не встречал. Правда он оставил мне свой номер телефона и взял себе мой, но мы так никогда и не созванивались. Да и зачем?

История, рассказанная этим бывшим солдатом российской армии, наверное, самое ужасное, что мне довелось услышать за все эти годы. Хотя повторюсь еще раз, я слышал и видел немало. К сожалению, я не знаю ни имен, ни фамилий этой девочки и парня, Наверное, их родственники, если не близкие, то дальние, до сих пор ведут поиски, надеются, что возможно когда-нибудь они вернутся домой, и даже не представляют себе, какой мучительной и страшной была их смерть. А ведь у них нет даже могилы. Их просто разметали взрывом на куски и все. И сделали это военные, которые прибыли сюда «освобождать» нас от «международных террористов».

Я где-то читал такое выражение: «Кто убивал – будет убит, кто убивал по приказу – будет убит, кто отдавал приказ убивать – будет убит». И я очень надеюсь на то, что изверги в военной форме, зверски расправлявшиеся с безоружными людьми, женщинами, детьми, стариками, рано или поздно понесут должное наказание. И если не на этом свете, то хотя бы на том ответят перед Всевышним за свои деяния.

Freeman
27.01.2011, 04:07
http://www.livechechnya.org/b/12dik.jpg

Дик Альтемиров,
общественный деятель

За эти две войны на территории нашей республики, жертвами которых стали десятки тысяч моих соотечественников, я видел немало. Услышал огромное количество разных историй о зверствах военнослужащих федеральных сил в отношении беззащитного мирного населения. Любая из них могла, и должна была бы стать поводом для возбуждения уголовного дела, но, к сожалению, и это общеизвестный факт, наказание военнослужащих совершивших преступления против жителей Чечни происходит только в исключительных случаях. Когда скрыть такие преступления просто становится невозможным. Как, например, дела Буданова и Ульмана. Но даже и в этих случаях наказание военным преступникам зачастую бывает чисто символическим.

Я не буду рассказывать то, что услышал от других. Мне хотелось бы коснуться только двух случаев, которые произошли с моими близкими во время этой, так называемой «контртеррористической операции».

Один случай произошел с моим двоюродным братом, который жил в городе Грозном на улице Февральская, в собственном доме. Если мне не изменяет память, номер его дома 69. Я не могу сказать точно, в каком месяце это было, но это произошло после того, как федеральные войска вошли в Грозный. Это было или в конце 99-го или в январе 2000-го года.

Представители российских войск в это время занимались тем, что проводили так называемые «зачистки». И вот в один из дней одно из этих спецподразделений посетило полуразрушенный в результате артобстрелов дом моего двоюродного брата Хумида. В доме находились только он и его жена Нура (своих детей они ранее отправили в село к родственникам, подальше от беспрерывно обстреливаемого в то время и подвергаемого ракетным ударам и авиабомбардировкам Грозного). Во дворе под навесом стояла принадлежавшая ему новая автомашина «Волга». Прибывшие на двух или трех БТРах военнослужащие вломились в дом и потребовали от Хумида документы на автомобиль. Он ответил, что документы утеряны, поэтому предъявить их не может. После чего ему с женой приказали спуститься в подвал. Как только они туда спустились, военные закрыли крышку подвала и придавили ее каким-то тяжелым предметом, чтобы они не могли выбраться.

Хумид догадался, что военные могут с ними расправиться. Поэтому предложил жене срочно заняться подготовкой небольшого углубления в самом подвале. Освободив в подвале место в углу, они руками разгребли землю и легли в это небольшое углубление, прикрыв его различными зимними запасами, что находились у них в подвале.

Спустя некоторое время наверху послышался шум и грохот. Военные обыскали их полуразрушенный дом, забрали все ценное, что могли найти, а затем на буксире выкатили на улицу и «Волгу». После того как эти мародеры в военной форме закончили свое грязное дело, один из них открыл крышку подвала и сказал: «Выходите, вы свободны»! Хумид ответил: «Хорошо, выходим». Но сам он вместе с женой еще теснее прижался к земле. Не прошло и нескольких секунд, как этот мародер, полагая, вероятно, что они действительно уже выходят, бросил в подвал гранату. Осколками от разорвавшейся гранаты была тяжело ранена в бедро моя сноха. А военные между тем уехали.

Когда шум уходящей военной техники стих, убедившись, что эти мародеры действительно уехали, Хумид выбрался из подвала и обратился за помощью к соседям, так как его жена истекала кровью в подвале.

В соседних домах жило несколько семей некоренной национальности. Эти люди помогли Нуре выбраться из подвала, положили на небольшие сани и на них доставили ее в военный госпиталь, который в то время располагался на территории, где сейчас находится МЧС.

Там моей снохе удалили осколки и сделали перевязку. Потом она несколько раз лечилась в этом госпитале. Но, самое интересное, произошло потом. Через несколько дней после произошедшего Хумида и Нуру посетила какая-то делегация. К ним домой пришли несколько человек военных, и один гражданский. Он представился корреспондентом американской газеты «Вашингтон пост» и предложил дать ему интервью о том, что с ними произошло. Но, видимо, война многому научила жителей Чеченской Республики. Нура наотрез отказалась от каких-либо комментариев, заявив, что она ни на кого абсолютно не жалуется, что ничего страшного с ней не приключилось, и она не имеет никаких претензий ни к старым, ни к новым властям. При этом этот «журналист» пытался сфотографировать Нуру, но она этого сделать не захотела. В общем, никакого интервью не последовало. Честно говоря, когда они мне об этом рассказывали, я поначалу был возмущен тем, что моя сноха отказалась рассказывать о произволе российских военных. Но, поразмыслив, понял, что это были обыкновенные провокаторы. Возможно, именно отказ Нуры рассказать об этом случае и спас их от неминуемой гибели. Я не исключаю, что провокатором был и человек, представившийся американским журналистом. Если бы Нура или Хумид рассказали, что в действительности с ними произошло, с ними, скорее всего, расправились бы самым жестоким образом, так, как военные расправлялись со многими нашими соотечественниками, которые пытались донести до мира правду о том, что здесь на самом деле происходит.

Позже мой брат обратился в соответствующие органы власти с просьбой разыскать и вернуть ему угнанный военными автомобиль. До сих пор его машина числится в розыске. Ее так и не нашли. Это один из вопиющих случаев произвола военнослужащих федеральных сил в нашей республике.

Другой факт, о котором я хочу рассказать, произошел в 2000-м году в ночь на 4 сентября в Старопромысловском районе Грозного, по улице Ханкальская. Там проживали три моих двоюродных брата, двое из которых уже давно умерли.

С началом военных действий молодые люди ушли из города. В доме оставались только мой 86-летний двоюродный брат Аббас Сулейманов и его жена Айшат. Они остались, потому что хотели сохранить свой дом и свое имущество. Примерно в 23 часа вечера 3 сентября к ним во двор вошли четверо российских военнослужащих и потребовали выпивки и закуски. В тот момент в доме находились сам престарелый Аббас, его жена и их сноха, жена сына – Марет, со своими тремя малолетними детьми. Они ответили солдатам, что водки у них нет, попросили их уйти и поискать выпивку в другом месте. Что тогда делают эти «борцы с терроризмом».

Тогда военные развели их всех по разным комнатам и закрыли. В одной комнате они заперли Марет с детьми, в другой – Айшат, и в третьей – Аббаса. Потом начинают пытать их, каждого в отдельности. Требуют сказать, где находятся деньги и ценности.

Сейчас трудно судить с какой именно целью они туда пришли. Можно только строить догадки.

Прошло некоторое время, затем Айшат услышала, как в кухню вошел кто-то из этих военных и стал шарить среди посуды, что-то искать. Время уже за полночь. Престарелый Аббас, прикованный к постели, сидит в соседней комнате на кровати. Внезапно она услышала вскрик «Аллах»! Это кухонным ножом они убивают хозяина этого дома Аббаса, моего двоюродного брата. Потом приходят к Айшат. Она тоже была больна (инвалид 1-й группы) и начинают над ней издеваться.

Один играючи нажимает на курок автомата, и стреляет ей в область живота. (Потом, как выяснилось в больнице, где оперировали Айшат, пуля была со смещенным центром. Она поразила в нескольких местах внутренние органы этой несчастной женщины, но правда врачи сумели спасти ей жизнь). Айшат притворилась мертвой. Иначе они бы ее добили.

В этой суматохе, (начало уже светать), их снохе Марет удалось завладеть брошенным кем из солдат автоматом. Она изнутри закрыла комнату, где находилась, чтобы военные не смогли к ней ворваться, после чего заявила: «У меня ваш автомат. Если вы приблизитесь к двери, я стреляю». Тут солдаты, мародеры эти, поняли, что автомат исчез. Стали ее упрашивать, умолять вернуть автомат, обещая, что они сразу же уйдут. Но она до рассвета не стала с ними говорить.

Как только рассвело, она выбросила автомат в окно и солдаты, забрав его, скрылись. Потом к ним пришел кто-то из родных, обнаружил убитого Аббаса, тяжелораненую Айшат и поднял тревогу. Убийцу моего брата нашли. Он был родом из Рязанской области. Звали его то ли Сергей, то ли Олег. Говорят, был суд. Дали ему то ли два, то ли три года тюрьмы, да и то условно.

Вот такое вот фактически безнаказанное убийство совершили представители федеральных войск в сентябре 2000-го года в Грозном. Конечно, это не единственный случай. Таких фактов у нас в республике много. Сейчас у всех на устах один лишь Ульман и зверское убийство шестерых наших мирных граждан, среди которых была и беременная женщина, мать нескольких несовершеннолетних детей. И вот группой Ульмана была учинена жестокая расправа над этими беззащитными людьми. Весь мир знает об этом и молчит. А таких ульманов в России сейчас много.

Сегодня я услышал по телевизору, что президент Российской Федерации Путин, передав в Госдуму законопроект, который предусматривает амнистию не только для участников чеченских «незаконных бандформирований», но и военнослужащих федеральных войск, которые совершили те или иные преступления.

Знаете, меня это не возмущает, даже не удивляет. Я отношусь к этому с пониманием. У такой великой державы как Российская Федерация должен быть такой умный президент, который сначала отправляет своих солдат убивать, а затем объявляет им амнистию за совершенные во время войны преступления.

Freeman
27.01.2011, 04:09
http://www.livechechnya.org/b/10abu.jpg
Амиров Абубакар,
житель Старопромысловского района Грозного

В конце 1999 – начале 2000-го года, когда начались боевые действия, я находился в Грозном. Свою жену, Амирову Айзан Абдуллаевну, я отправил сначала в Закан-Юрт (Ачхой-Мартановский район), а оттуда она уехала в 3-е отделение 15-го молсовхоза (село Нагорное Грозненского района). Она приехала в село Нагорное в последних числах ноября или первых числах декабря 99-го.

11-го января 2000-го года она выехала в сторону города Грозного, хотя в то время шли ожесточенные бои по захвату города. Несмотря на то, что в то время она находилась на 9-м месяце беременности, моя жена отправилась в город (Грозный), чтобы, как она сказала своим родным, проверить нашу квартиру и взять кое-какие детские вещи. Как раз в это время российские войска как будто открывали гуманитарный коридор, для выхода мирного населения из блокированного Грозного. 11-го января она выехала в город и после этого бесследно исчезла.

Я узнал об этом, когда находился в Закан-Юрте и сразу, как можно быстрее выехал домой. Приехал и занялся ее поисками. По рассказам свидетелей мне удалось установить, где она могла находиться. Я ее нашел 7-го мая. Вернее, узнал, где находится ее тело после того, как приехали домой соседи из Старопромысловского района, из дома по улице Пугачева. Они вышли на меня, потому что узнали, что я вел поиски своей жены в том районе. По их словам, они почувствовали запах разложения, и когда заглянули в подвал своего дома (это был частный коттедж, с приусадебным участком, где имелся подвал), то обнаружили там труп женщины. Я выехал туда и сразу же обнаружил тот самый подвал.

Нашел я жену, вернее ее изуродованное тело, в этом подвале. Туда невозможно было спускаться, потому что стоял сильный трупный запах. Мне пришлось надеть противогаз, перед тем как там все обследовать.

На теле моей жены были три раны: две раны в грудь, и одна в затылок. Три автоматных ранения было. И живот с левой стороны был вспорот ножом. Разрез был примерно сантиметров 25.

После этого я вызвал сотрудников следственного отдела и попросил провести судмедэкспертизу и полное обследование тела моей жены. Потому что налицо были явные признаки насильственной смерти, прижизненных истязаний и издевательств. Ведь я сам ее осматривал, обследовал полностью и видел это своими глазами. А они мне (сотрудники правоохранительных органов) заявили: «Самое главное, ты радуйся, что нашел труп. Забирай ее и радуйся тому, что мы тебе тело отдаем»! Это было как раз то самое время, когда российские военные даже трупы не отдавали для захоронения, а продавали их родственникам за деньги.

Я ее забрал и похоронил с помощью родственников. После этого я начал с ними судиться. И сужусь по сей день, без всякого результата и надежды на то, что правосудие свершится.

Первое время мне даже угрожали. Запугивали, говорили: «Ты давай, завязывай это дело». Был даже случай, в 2001-м году, когда меня жестоко избили в своей квартире. Мне кажется, что это они сделали специально. После этого мне пришлось уехать с места своего постоянного проживания, из дома по улице Заветы Ильича. Я переехал в дом в районе магазина «Нефтяник», по Старопромысловскому шоссе. Мне приходилось часто менять адреса, но я продолжал с ними судиться. Но по сегодняшний день я так ничего и не достиг. Мне не удалось добиться хоть какого-нибудь результата по поискам виновников убийства моей жены.

После этого я обратился в Страсбургский суд по правам человека. Отправил все необходимые бумаги, прошение и продолжаю добиваться справедливости. Одна правозащитная организация занялась моим делом и меня уведомили, что окончательное решение по моему делу будет вынесено в августе нынешнего года. Россия должна дать ответ Страсбургскому суду, но какой ответ дадут российские власти? Я не знаю.

После гибели, вернее зверского убийства моей жены, я ведь сам проводил собственное расследование. Разговаривал с очевидцами, опросил в этом районе большое количество людей. Я об этом писал в заявлении в прокуратуру. Они тоже этих людей вызывали и допрашивали. Есть свидетель, которая дала достаточно точные показания.

Как мне удалось узнать, мою жену захватили российские военные. Ее и еще двух женщин они увезли на БТРе (бронетранспортер). Есть даже номер этой бронемашины: 206-214. Это у меня отражено в уголовном деле. Насколько мне известно, военные хотели обменять их на своих пленных. Мою жену и двух других женщин они увезли в свой временный штаб, который располагался в верхней части поселка Ташкала. Потом вроде бы были переговоры с боевиками, мол, вы отдайте наших пленных, а мы вам – женщин. Но боевики, якобы, запросили боеприпасы. Военные же настаивали на том, чтобы обменять пленных на захваченных ими женщин. Я не знаю, что помешало им прийти к соглашению по этому вопросу. Но они (военные и боевики), не договорились.

Потом, когда я вел поиски своей жены, мы и нашли их трупы. В том самом подвале.

Я твердо убежден в том, что перед смертью над ними издевались, зверски издевались. Я, перед тем как идти на поиски своей жены опросил домашних, во что она была одета. Так вот, когда я ее нашел, на ней не было белья. Был только накинут халат на голое тело и все.

И еще один факт доказывал, что над ними издевались. Прямо там же в подвале были матрацы, ее вещи вот эти, нижнее белье (это даже следователь отражает в деле), было скомкано в узел и в углу лежало. Понимаете? Это показывает, что «воины-освободители» занимались этими варварскими издевательствами. Сначала глумились над беззащитными женщинами, а потом расстреляли.

Когда я вытащил тело своей жены из подвала, выяснилось, что там, под досками был еще один женский труп. Ее мы тоже потом забрали и похоронили на кладбище в селе Пригородное (Грозненский район). И эта вторая женщина тоже проходила в уголовном деле как Амирова.

И вот по сегодняшний день я сужусь с российской властью по поводу зверской расправы над моей женой, которая была матерью четверых детей. Но, я думаю, все бесполезно. В России действительно есть гуманный, честный и справедливый суд, правда его только по телевизору показывают. В жизни же все наоборот. Есть только насилие. Я на деле убедился, (причем не только по себе, но и по фактам, произошедшим с моими родными и знакомыми), что фактически никто уголовными делами по фактам преступлений российских военнослужащих в отношении беззащитного гражданского населения в Чечне, не занимается. Наоборот, делается все возможное и невозможное чтобы прикрыть «своих», укрыть все эти злодеяния, убийства и насилия.

Я читал уголовное дело по факту убийства своей жены. Все «расследование» велось следователями исключительно в пределах служебного кабинета. Даже когда я попросил выйти, обследовать, осмотреть все на месте, бедная прокуратура запросила у меня охрану! Чтоб я им в это время охрану предоставил, представляете? О чем еще можно говорить?

Я на собственном горьком опыте убедился, что с государственными органами России, системой, судиться, бесполезно. Я был бы чрезвычайно счастлив, если бы появилась какая-нибудь сила, которая могла бы остановить творимые здесь зверства и наказать это зло. Чтоб никогда впредь подобное не повторялось. Я, лично, все средства исчерпал. Не зря, видно, у русских есть такая хорошая поговорка: «Ворон ворону глаз не выклюет». Преступник разве накажет другого преступника? Конечно никогда.

Судиться с Россией, и попытаться добиться справедливости, я думаю, можно только при участии третьей стороны, независимой и честной. Возможно, это Страсбургский суд, или Международный суд при ООН. Только они могут добиться наказания виновных.

Я поражаюсь тому, что сейчас происходит в России. В Прибалтике, к примеру, чуть что, так они сразу же в Страсбургский суд бегут. А вот что сами тут в Чечне творят, этот ужас, они «не замечают». А ведь все это продолжается и по сегодняшний день, правда в несколько другой форме.

Что я должен говорить своим детям? Кто и за что убил их мать? Почему никто не понес наказания за эту зверскую расправу? Ведь их у меня четверо: два сына и две дочери. Старшему сыну уже 17 лет, а младшей дочери – 10. Почему те, кто лишил их матери, разгуливают на свободе?

Freeman
27.01.2011, 04:11
http://www.livechechnya.org/b/13vaxa.jpg
Ваха Ибалаев,
житель бывшего села Харсеной

В 1995-м году, во время так называемой «первой чеченской войны», после авианалета я потерял двух своих дочерей, в возрасте 7 и 14 лет. Эта трагедия произошла в мае 95-го в селении Харсеной Шатойского района, где мы находились в качестве беженцев.

12 мая (1995-го года) наше село подверглось бомбардировке, бомбили также рабочих, которые ремонтировали дорогу, ведущую в Харсеной. Там были убиты двое молодых парней. Потом появилась информация, что дали коридор для выхода беженцев и желающие могут выехать в Грозный. Но ехать можно было только ночью, с выключенными фарами, поскольку машины подвергались обстрелам, ракетным ударам и бомбардировкам. При этом самолеты расстреливали практически любые машины, несмотря на то, что в них могли находиться женщины, дети и старики, которые хотели уйти из зоны боевых действий.

29 мая мы собрались, четыре семьи и на двух автомашинах ночью выехали из Харсеноя в направлении Грозного. Ехать приходилось очень медленно и осторожно, так как дороги были разбиты и в любой момент могли появиться самолеты и обстрелять нас. В дороге одна из машин сломалась и к рассвету мы добрались только до первого лесоучастка. Мы решили там немного переждать и уже на одной машине двигаться дальше. Но где-то во второй половине дня налетели самолеты и начали бомбить это место. Мы просто чудом остались живы и возвратились в Харсеной.

Ночь мы провели в селе. Там у нас были заранее сделаны блиндажи под деревьями, чтобы в случае авианалетов или артобстрелов можно было прятаться. Обычно женщины и дети днем находились там, поскольку постоянно летали самолеты и были обстрелы, а вечером уходили домой. Около четырех часов вечера, все как обычно разошлись по домам, а я отправился в соседний дом, к родственнику Исупову Султану. Сидим мы у него во дворе, разговариваем и тут появились самолеты. Сначала был резкий рев, потом он заглох и шум смолк. Я ему сказал: «Султан, кажется, они развернулись», и тут раздался первый взрыв. Началась бомбардировка села. Над селом кружились восемь самолетов. Четыре бомбили и пускали ракеты, а еще четыре барражировали вверху. Когда первая четверка отбомбилась, стали бомбить оставшиеся четыре самолета. И так беспрерывно они сбрасывали на село бомбы и расстреливали его ракетами.

Под навесом во дворе у Султана был небольшой погреб для картошки, и я укрылся там. Стал звать ребят, но они все побежали прятаться в блиндажи. В общем, в этом дворе в тот день погибло девять человек, только один я уцелел. Всего в этот день в Харсеное погибли двадцать человек: дети, женщины и старики. Погибших детей было пять или шесть.

В Харсеное не было ни одного боевика, это я могу говорить уверенно. Правда, в окрестностях села проходила дорога из Шатоя в Бамут. По ней они действительно ходили.

Местные жители очень боялись, что боевики могут зайти в село и тогда российские военные будут его обстреливать и бомбить. Поэтому мы организовали дежурство и не пускали боевиков к себе. Мы им преградили путь в село и предупредили, чтобы они обходили Харсеной стороной, чтобы не подвергать опасности жизни мирных жителей.. Они с этим согласились, и никто из них в наше село ни разу не заходил. Поэтому причин для бомбардировки Харсеноя не было абсолютно. Там на тот момент находились только местные жители и беженцы из других районов, в основном женщины, старики и дети.

Один из самолетов выпустил ракету по бегущим прятаться в блиндаж детям, хотя, я думаю, летчик не мог не видеть, в кого он стреляет. Ведь этот самолет вернулся на еще один заход уже после того, как все остальные, отбомбившись, улетали прочь. Дети упали на землю и сын (он самый старший) прикрыл собой обеих сестер. Тем не менее, моя младшая дочь (ей было всего семь лет), была убита на месте, старшей (14-летней), перебило ногу. Был ранен также и сын, осколками ракеты ему пробило руку и задело ноги.

Когда бомбежка закончилась, мне удалось найти машину, и мы отвезли мою раненную дочь в больницу, в райцентр Шатой. Там в то время были врачи-французы. Один из врачей осмотрел ее и сказал, что ногу надо ампутировать. Я согласился, потому что для меня было главное, чтобы она осталась жить. Но так вышло, что она позже умерла. Вот так я потерял своих дочерей. Это было 29 мая 1995-го года. С тех пор прошло 11 лет. И, насколько я знаю, никто не понес наказания за это убийство детей и женщин. Это как бы в порядке вещей.

Потом той же ночью жители Харсеноя похоронили все 20 человек, что погибли в тот день и ушли из села, бросив все свое имущество, скот и остальное. Пешком через лесной массив люди ушли на Комсомольское и Урус-Мартан. С тех пор ни один из нас не смог вернуться в свое родное село, посмотреть, что там есть, что осталось.

Насколько я знаю, после того, как мы ушли из Харсеноя, туда вошло 200 единиц российской бронетехники с солдатами. Все что было ценного они разграбили и забрали, весь скот перебили, а дома сожгли. Так же, как это делали в 1944-м году войска НКВД, когда выселяли чеченцев. Дома в Харсеное практически все были каркасные, из дерева. Они все полностью сгорели. Сейчас там ничего нет. И жителей туда до сих пор не пускают. Я знаю, что в 2000-м году Харсеной снова бомбили “глубинными” бомбами. Кладбище полностью разбили, останки похороненных там людей по всему кладбищу разбросанными лежали.

Я дважды организовывал поездку туда. Доезжали до Шатоя, а там комендатура разрешения не дает дальше ехать. «В связи со сложной оперативной обстановкой» небезопасно, не можем пустить» – и весь разговор. Сейчас вроде безопаснее стало, а нас все равно не пускают в Харсеной. Я по этому поводу писал и в парламент, пришло уведомление, что письмо получено и больше никакой реакции. Никто не ответил. Обращался и к Кадырову, и в межрайонную прокурату в Шатое писал. Пока никаких результатов. Я бы хотел попасть туда, что восстановить могилу свое младшей дочери, которая была там похоронена. И еще очень хочу, возродить наше село.

Я знаю, что каждый человек считает, что его горе гораздо больше чем горе других. Но я знаю, что немало жителей Чечни пережили то же самое, что пережил я. Потеряли своих детей, своих родных и близких. Ведь сколько случаев гибели людей было в то время, а потом и во «вторую войну» в горах.

В том же 95-м, мне рассказывали случай, когда российский боевой самолет расстрелял из пушек и пулеметов группу женщин, работавших в поле. Просто так, пролетел, расстрелял и все. Хотя прекрасно было видно, что там никаких боевиков не было.

И другой случай помню. Тоже в 95-м. Ехала машина «КАМАЗ», в кузове которого были женщины и дети. Полный кузов. Они были беженцы, направлялись в Шатой. Прилетает самолет и ракетами по машине. Все кто там был, в том «КАМАЗе», все погибли. Я не могу сказать точно, сколько там было женщин и детей, но в кузове «КАМАЗА», я думаю, поместится несколько десятков человек. И таких случаев было немало.

Все это теперь забыто. Осталось без внимания. И никто не ответил за эти убийства.

Недавно я побывал в Харсеное и хотел посетить кладбище, где похоронена моя младшая дочь. Однако найти родную могилу не смог – все кладбище оказалось разворочено тяжелыми бомбами, так что не уцелела ни одна могила. В первую войну у меня отняли дочь, а во вторую – ее могилу.

Freeman
27.01.2011, 04:18
http://www.livechechnya.org/b/1nurdi.jpg
Нурди Нухажиев
Уполномоченный по правам человека
в Чеченской Республике

С начала «контртеррористической операции» на территории Чеченской Республики количество без вести пропавших, похищенных и насильственно увезенных граждан по базе данных неправительственных правозащитных организаций и государственной системы правозащиты составляет около трех тысяч человек. При этом ни прокуратура Чеченской Республики, ни другие правоохранительные органы никогда не учитывали насильственные действия в отношении женщин и детей. Мы впервые занялись мониторингом данного вида преступлений, потому что были абсолютно уверены в том, что при каждом похищении человека, все члены его семьи, как правило, подвергались насильственным действиям – грабежам, насилию, разбою. Таких ярко выраженных случаев прямого насилия у нас насчитывается порядка 740.

Если вспомнить о тех злодеяниях, которые творили, скажем, пираты, в средние века, или фашисты в своих концлагерях, это можно еще как–то подсознательно понять и попытаться осмыслить. Ведь обычно это происходило между какими-то враждующими сторонами, государствами, абсолютно разными культурами или, скажем, вероисповеданиями. Но то, что было сотворено с жителями Чеченской Республики, не поддается никакому логическому объяснению. Граждан нашей республики систематически, жестоко уничтожала, издевалась над ними, вроде бы своя, родная власть, своя страна. То, что происходило здесь, делалось от имени того государства, гражданами которого мы собственно являемся.

Поэтому-то все это вдвойне тяжелей переносить, и морально, и духовно, и физически, Под лозунгом освобождения жителей Чеченской Республики от религиозного экстремизма, терроризма, бандитизма, населению, по сути дела, был нанесен совершенно жестокий, ничем неоправданный и незаслуженный удар со стороны федеральных органов власти.

Почему так произошло? Ведь необязательно давать письменный или устный приказ на совершение злодеяний на части территории России. Можно элементарно не наказывать виновных и это создаст соответствующий настрой и чувство вседозволенности у тех, кто «наводит конституционный порядок», или проводит «контртеррористическую операцию». Фактически с самого начала боевых действий в Чеченской Республике во главу угла была поставлена безнаказанность. То есть, представители органов власти, будь то военнослужащие, сотрудники правоохранительных органов или спецслужб, могли совершать здесь сколько угодно преступлений, могли издеваться над людьми, убивать, незаконно задерживать и подвергать пыткам жителей республики, включая женщин и детей, и никакого наказания за свои действия они не несли. Вот это и есть самое страшное. Когда военные чувствуют абсолютную вседозволенность и безнаказанность.

Зимой 2000-го года «федералы» совершили массовое убийство жителей селения Алды. Их жертвами стали десятки ни в чем неповинных людей, среди которых были старики, женщины и дети. И никто не был за это наказан. А перед этим было совершено аналогичное преступление в Самашках, еще в «первую чеченскую войну». То есть существовал прецедент, когда массовая расправа над безоружным населением не имела никаких последствий для тех, кто руководил этой «операцией», отдавал или исполнял преступные приказы.

Вероятнее всего именно поэтому они совершенно спокойно, особенно в течение первых двух-трех лет «контртеррористической операции» на территории Чеченской Республики похищали, осуществляли внесудебные казни и пытали людей. Причем делали это так, что наверное им позавидовали бы даже гитлеровские фашисты, поскольку в отношении жителей республики применялись самые дикие, самые изощренные и ужасающие методы пыток.

Результатом всей этой безнаказанности стало то, что сегодня мы имеем тяжкие преступления, совершенные в отношении гражданского населения. Имеем грубейшие нарушения Конституции Российской Федерации и норм международного права, поскольку Россия является членом Совета Европы, и взяла на себя определенные обязательства. Следует отметить, что если бы осенью 1999-го года было признано, что в Чеченской Республике идет война, то в этом случае сработало бы международное право. Но то, что происходит на территории одной страны, обычно не называют войной. А «контртеррористическая операция», согласно Закона «О борьбе с терроризмом», не может вестись с применением ракет «земля-земля», авиации, или, скажем, тяжелого вооружения. Здесь действуют такие понятия как «квартира», «дом», «улица», но не более. В Чечне же была самая жестокая война, причем война без правил. Вооруженный человек делал здесь все, что хотел, и не отвечал за творимый им произвол.

Всем известно так называемое «дело полковника Буданова», с огромным трудом доведенное до суда. Фактически, эта тварь в военной форме отделалась легким испугом. На самом деле мы же все понимаем, что произошло там, в Танги-Чу. Буданов должен был получить как минимум пожизненное заключение, поскольку в Росси действует мораторий на смертную казнь.

Или вот «Кадет» – Лапин. Ведь до сих пор не найден похищенный и зверски убитый им Зелимхан Мурдалов. А ведь и Лапина не судили за похищение и убийство человека. Его осудили «за превышение должностных полномочий». В ВОВД Октябрьского района Грозного, где служил этот самый «Кадет» творились ужасающие вещи. Есть данные о хладнокровном расстреле и последующем сожжении трупов расстрелянных жертв, в числе которых была женщина с явными признаками беременности. Есть факты отрезания ушей у задержанных, и многое другое. Но посадили одного только Лапина.

Можно взять дело преступной группы капитана Ульмана. Спецназовцы под его командованием расстреляли группу безоружных мирных жителей, в числе которых была беременная женщина, многодетная мать. После этого они сожгли их трупы. И это дело все никак не могут довести до суда. Хотя и общественность Чечни, и президент республики, и председатель правительства обращались по этому поводу практически во все федеральные инстанции, вплоть до Конституционного суда России. Мы, например, совместно с НПО (неправительственные организации) собрали около 50 тысяч подписей с требованием судить Ульмана в рамках Закона.

Но, удивительное дело, как только ставится вопрос о наказании военных или сотрудников правоохранительных органов России, которые совершили тяжкие преступления против жителей Чеченской Республики, тут же начинается давление на суд, срабатывает «телефонное право», поднимают голову всевозможные «бритоголовые», шовинисты и националисты всех мастей. А как нам перенести то, что здесь творили нелюди в масках по отношению к нашим старикам, женщинам, детям? Если брать ситуацию в Чеченской Республике в целом, то надо признать, что мы имеем дело с хорошо налаженной машиной народоубийственной войны на части территории Российской Федерации.

За эти годы к нам обратились тысячи людей. Обращаются и сами пострадавшие, и их родственники и близкие. Каких-то только чудовищных вещей нам не довелось услышать за это время! Меня больше всего потряс рассказ об одной из узниц лагеря Чернокозово, 14-летней девочке (из этических соображений я не буду называть ее фамилии). Военные, которые там «работали» периодически увозили ее с собой на какие-то свои «операции». Насильно усаживали в БТР и уезжали. После своего возвращения эту девчушку, избитую, изнасилованную, истекавшую кровью снова забрасывали в камеру. Это было, если мне не изменяет память, зимой 2000-2001-го года. Было немало случаев, когда перед мужем, перед отцом солдаты насиловали женщин. В Мескер-Юрте, например, был случай, когда, не выдержав такого позора, от осознания своей собственной беспомощности и бессилия умер от разрыва один из стариков, на глазах которого мрази в форме издевались над женщиной. Случаев насилия над женщинами даже не десятки, а сотни. Но есть вещи, о которых в силу нашего менталитета люди пока не говорят. Ведь по большому счету «дело Буданова» стало достоянием широкой общественности случайно. И из этого дела был убран пункт обвинения в изнасиловании девушки, ставшей жертвой полковника-садиста. А о многом из того, что здесь творилось, мы попросту никогда не узнаем.

Хотя у нас есть даже случаи насилия над мужчинами. Это страшно, очень страшно. Но это тоже было. Происходило это во временных отделах Гудермеса, и в других ВОВД такие случаи имели место. Так что унижали здесь людей как могли. Я не исключаю, что была, стояла такая задача – сломить дух народа. Полностью. Чтобы люди превратились в безвольных и послушных животных. Чтобы и думать не смели о том, чтобы как-то протестовать, сопротивляться насилию и произволу.

А какое сопротивление военным могли оказать мирные граждане, женщины, дети? Они могли просто требовать соблюдения Конституции страны на части территории Российской Федерации. Если федеральная власть считает, что мы являемся гражданами Российской Федерации, то в отношении граждан России чеченской национальности должны соблюдаться как нормы отечественного, так и международного права.

Если у кого-то был задержан сын, брат, отец, дочь, мать, никто ведь не требовал, чтобы его сиюминутно освобождали, не говорил, что задержанный ни в чем не виноват. Родственники этих людей обычно добивались, чтобы им сообщили, кем задержан тот или иной человек, за что задержан, где находится и в чем его обвиняют. Потерпевшая сторона имеет полное право это знать. Это общепринятая практика во всем мире, даже при ведении таких войн, которые были на территории Чеченской Республики.

У нас до сих пор сотни человек считаются пропавшими без вести, исчезнувшими бесследно. Никто не знает, что стало с этими гражданами, где они находятся, живы они или же нет. Пройдет 5, 10, 15 лет, но мать всегда будет ждать сына, дети – отца, жена – мужа. Поэтому война закончится в душах людей, только в том случае, если человек который числится без вести пропавшим либо будет найден живым, либо будет похоронен согласно нашим обычаям в том месте, где родственники посчитают нужным.

Мне бы очень хотелось, чтобы правда о том, что здесь происходило все эти годы, о нарушениях прав и свобод человека, насилии над мирным населением, стала достоянием широкой общественности. Чтобы подрастающее поколение знало о том, что творилось над жителями Чеченской Республики. Чтобы следы многих жестоких преступлений не были заметены, как этого хотелось бы некоторым высокопоставленным чиновникам из различных органов власти, в том числе и Генеральной прокуратуры. Чтобы ни одно совершенное здесь преступление не осталось безнаказанным. Иначе здесь снова может что-то произойти. Получится, что все, что здесь делалось – было сделано правильно. И ярлык чеченец – бандит, который на нас «навесили» в последние годы, это позорное клеймо, нам никогда не удастся стереть.

Я, как Уполномоченный по правам человека в Чеченской Республике, подготовил специальный доклад «Насилие в отношении женщин и детей», и, когда парламент вернется после каникул, скорее всего на заседании обеих палат, я его зачитаю. Мы должны поставить перед органами государственной власти одну задачу – нам нужны конкретные обвинения в адрес конкретных людей. Либо обвинения должны быть с человека сняты, либо должна быть доказана его виновность. Третьего не дано.

Главное же сейчас, это добиваться от федеральных властей создания государственной комиссии по розыску без вести пропавших, выявление мест нахождения насильственно увезенных граждан Российской Федерации на территории Чеченской Республики, установление виновных в совершение
преступлений и их наказание. Нужен указ президента России о создании межведомственной комиссии, которая будет заниматься расследованием причин, приведших к массовым похищениям людей и внесудебным казням граждан и привлечением к ответственности всех виновных в совершении этих деяний. Только в этом случае мы можем быть уверены в том, что больше ничего подобного здесь не повторится.

Daymohk
27.01.2011, 05:09
http://www.youtube.com/watch?v=8a_V6boUHiw&feature=related

Daymohk
28.01.2011, 03:33
Они тоже были людьми

http://www.youtube.com/watch?v=VUtenT5NnEE

Ичкерия
28.01.2011, 13:45
http://www.youtube.com/watch?v=YrCmuG7VXRo

Ичкерия
28.01.2011, 13:46
http://www.youtube.com/watch?v=HGZtnA4vcLk

Daymohk
30.01.2011, 01:33
Они тоже были людьми

http://www.youtube.com/watch?v=YT3RKuvRSew&feature=related

http://www.youtube.com/watch?v=qe-HZ6e_6Jo&feature=related

http://www.youtube.com/watch?v=BwTfDHNmMvk&feature=related

Daymohk
30.01.2011, 01:37
http://www.youtube.com/watch?v=n2eI3mwfay0&feature=related

Daymohk
30.01.2011, 02:16
Политковская об преступлениях

http://www.youtube.com/watch?v=2v7_1xKgObw&feature=related

Kamil
07.02.2011, 02:47
http://www.erastov.com/production/fotos/grozny1.jpg

Kamil
07.02.2011, 02:54
http://t2.gstatic.com/images?q=tbn:ANd9GcSkmRuUVb4q6abx4gC7VqProjjIATUsJR83tT22GJwzV0p1ugIU-Q&t=1

archie
07.02.2011, 09:10
очень тяжелый видео ролик


http://www.youtube.com/watch?v=reb9ZFKXrgw&feature=player_embedded#

pamto
09.02.2011, 01:11
Усам Байсаев: События в Новых Алдах стали одновременно и символом, и важной вехой во всей второй войне. В этом поселке российские военные и милиционеры действовали вполне привычными для себя методами. Они здесь не совершали ничего такого, что не совершали в других местах. Ничего необычного. Действовали так, как до этого действовали в других частях города или окружающих его селах. Напомню, что в Старопромысловском районе бессудные казни совершались в течение целого месяца. В Алхан-юрте убийства продолжались больше двух недель. Куда больше по времени, чем в Новых Алдах федералы безумствовали в поселке Мичурино, в Ленинском и Октябрьском районах Грозного. И трупов там было намного больше, чем в Новых Алдах.

В Старопромысловском районе в организованном порядке трупы доставались из разрушенных домов, канализационных люков, и придавались земле в течение всей весны 2000 года. Но события в Алхан-юрте и в Старопромысловском районе остались в тени боев за Грозный, их заглушила пушечная канонада. Убийства в Новых Алдах случились, когда наступила тишина, когда бои прекратились. И именно поэтому мир о них мир и узнал, а узнав – ужаснулся, посчитав верхом жестокости, проявленной по отношению к гражданскому населению. Новые Алды по величине не избирательного насилия, того, что по решению Страсбургского суда по делу «Мусаев и другие против России» было названо – карательной операцией типа резни. Их отличительная черта – убийства гражданских лиц в независимости от пола, возраста и национальной принадлежности, совершаемой на фоне разграбления и уничтожения их имущества. После Новых Алдов российские силовые структуры сделали упор на карательные операции типа «облава». Главное их отличие это – насилие в отношении определенной части населения, а если точнее – мужчин боеспособного возраста. Операции отличались высокой степенью организации и планирования, не оставлявших никакого сомнения в том, что военное командование и политическое руководство страны всегда было в курсе происходящего. То есть бессмысленная жестокость первого периода войны сменилась жестокостью вполне осмысленной.
http://www.ekhokavkaza.com/content/article/2298829.html

Esmik
09.02.2011, 01:22
шай дедакх текхдойла оц г1аскхиш,уьш маьл безчара,царц г1уллакх маьл долчара!!!

abu tir
11.02.2011, 02:19
YOUTUBE удалил документальный фильм о резне в Алды за «непристойное содержание»Время публикации: Сегодня в 00:15 по Имарату

Администрация YouTube продолжает стоять на страже интересов кровавой чекистской банды, регулярно удаляя видео факты, разоблачающие преступления путинского режима против мирных граждан Чечни и Кавказа.



На этот раз YouTube удалил документальный фильм, снятый правозащитниками «Мемориала» о кровавой резне в поселке Алды, устроенной русскими оккупантами в начале февраля 2000 года.



Этот фильм был подготовлен в том числе и известной правозащитницей Натальей Эстемировой, которая была убита киллерами ФСБ.



YouTube удалил фильм о злодеяниях России под предлогом того, что данный фильм содержит сцены «непристойного содержания».



Ссылка на пояснение YouTube здесь.



КЦ

abu tir
13.02.2011, 08:40
http://www.youtube.com/watch?v=n2eI3mwfay0&feature=related
Вот ещё ДВА ролика ( я не умею ставить ) :


http://surgeon05.livejournal.com/33445.html?mode=reply

pamto
16.02.2011, 00:26
В республике сотни уголовных дел о похищениях людей. Одно из них может быть раскрыто. Судя по всему, государство взялось за соблюдение законности в Чечне

Убийство Анны Политковской в октябре 2006 года стало страшным ударом по правозащитной системе, сложившейся за годы чеченских войн, и в некотором роде подвело черту под историческим этапом открытого вооруженного противостояния России и Чечни. Начался новый этап — отстройка в Чечне режима абсолютной личной власти.

Убийство Натальи Эстемировой в июле 2009 года жестко сигнализировало о том, что отстройка режима закончена. Это убийство похоронило не только чеченское правозащитное движение. Оно продемонстрировало, что новый режим вообще не предполагает хотя бы минимального общественного договора с собственным населением, целиком базируется на устрашении и возможен только при поддержке Москвы.

Но авторитаризм путинской системы управления выстроен на сосуществовании многих систем координат. Силовики и бизнес, Белый дом и Кремль, Генпрокуратура и Следственный комитет, армия и МВД. Под давлением роста антикадыровских настроений в этих сообществах Путину все труднее оправдывать де-факто независимость Чечни от российской Конституции, по которой во многом формально, но все-таки живет остальная Россия.

В российском обществе, чье мнение власть учитывает в последнюю очередь, отношение к сегодняшней Чечне еще более катастрофично. Националисты уже используют чеченский вопрос для сбора сторонников на массовые акции протеста. После каждого теракта в России (не на Кавказе) растет количество тех, кто выступает за независимость Чечни де-юре.

Однако пока все общественные силы мирятся с существующим статус-кво, только одно, традиционно не воспринимаемое всерьез сообщество «бьется за Чечню».

После убийства Натальи Эстемировой 28 российских правозащитных организаций подписали меморандум о создании Сводной мобильной группы (СМГ) для работы в Чечне. Локомотивом стала российская организация «Комитет против пыток» с головным офисом в Нижнем Новгороде.

Вот уже больше года, сменяя друг друга, сотрудники «Комитета против пыток» находятся в непрерывной командировке в Чечне. Механизм их работы совершенно отличается от традиционной правозащитной деятельности. Это синтез оперативно-разыскной деятельности (по сути, дубляж милицейского следствия) и высокопрофессионального адвокатского пресса на правоохранительные структуры. Или работайте, или признайте очевидный всем факт: чеченская власть не подчиняется и не подконтрольна никому.

Есть ли смысл доказывать всем очевидный факт? Сложный вопрос, на который каждый отвечает себе сам. Скажу только, что некоторые традиционные правозащитные организации России «откололись» от меморандума и перестали ездить в Чечню. Риски — велики, результаты — неочевидны. С другой стороны, все больше высокопоставленных силовиков, не подписавших «меморандум правозащитников», вовлекаются в процесс.

Ислам

Так бывает: обычная ситуация вдруг перерастает в общественно важную. Стечение обстоятельств, людей и мотивов.

Ислам Умарпашаев — молодой чеченский парень, типичный для сегодняшней Чечни. Детство пришлось на две войны. Образования — ноль, перспектив в сегодняшней Чечне — ноль, в России — тем более. Коран — главная книга жизни. В 20 лет, как многие сверстники, был осужден по 208-й традиционной для чеченцев статье — участие в незаконном вооруженном формировании. Год в колонии-поселении — типично мягкий приговор для тех, кто на самом деле нигде и ни в чем не участвовал, максимум — сочувствовал. Основа приговора — чистосердечное признание, выбитое под пытками (электрический ток). Отсидел, вернулся, после этого главные враги жизни — менты. Главное развлечение — чаты, в которых этих самых ментов виртуально карают сотни чеченских юношей, но далеко не все они способны на реальный джихад.

За чаты, по наводке местных спецслужб, Ислама и взяли во второй раз.

В декабре 2009 года его задержали дома, в присутствии всех родственников, по накатанной схеме — приехали вооруженные люди и увезли в неизвестном направлении. Не так, чтобы очень далеко, — на базу чеченского ОМОНа, где продержали прикованного к батарее до апреля и выпустили.

Не очень часто, но задержанных по подозрению в ненависти к силовым структурам Чечни (что расценивается как сочувствие боевикам) все-таки отпускают. В случае с Исламом сработали несколько факторов. Во-первых, с самого начала его не пристрелили. Несколько дней подряд били, когда поняли, что никакой реальной (разве что виртуальной) угрозы он не представляет, связи «с лесом» не имеет, пытались заставить сотрудничать. Когда отказался, стали явно «держать на результат». То есть человек сидит, пока у него не отрастут борода и волосы, и потом труп с характерными признаками «лесного брата» подбрасывают на место «спецопераций», которых не было и за которые неплохо премируют.

Но родственники подняли шум, добились возбуждения уголовного дела по факту похищения, самое главное — послали жалобу в Европейский суд. Европейский суд буквально тут же послал запрос в Москву. Запрос спустили вниз, стало понятно, что мертвого Ислама будет довольно проблематично выдать за боевика.

Тут как раз в Москве взорвали метро. Это важно. Когда Ислама после четырехмесячной отсидки все-таки отпустили, ему поставили одно условие: отозвать все жалобы и говорить, что провел время не в подвалах чеченского ОМОНа, а в Подмосковье. Надо сказать, это условие испугало Ислама и его родственников. Не было бы теракта в Москве (и страха, что чуть погодя схватят опять, но уже — за пособничество в московских взрывах), все жалобы были бы отозваны, все рты были бы на замке.

Именно страх толкнул Ислама прийти ранним июньским утром к правозащитникам — в офис Сводной мобильной группы.

Что они могут

Как я уже сказала, методы СМГ не только правозащитные, они — милицейские. В том первоначальном смысле слова «правоохранительный». Заявление, которое «отобрали» (сленг сотрудников «Комитета против пыток», многие из которых сами — бывшие милиционеры или прокуроры), и по форме, и по сути очень напоминает профессиональный допрос. Действия — тоже. Во-первых, была решена задача «защиты свидетеля». Ислама и его мать эвакуировали в Нижний Новгород для «прохождения лечения». Второй задачей стала реанимация уголовного дела о похищении Ислама. Интенсивность реанимации была ошеломляющей. Одно требование проведения осмотра места происшествия (то есть вторжения на базу чеченского ОМОНа) вызвало шок у всей правоохранительной вертикали Чечни. Представителей СМГ срочно стали приглашать для разговоров в кабинеты, пытаясь понять: откуда такие наглость и бесстрашие? Сменился следователь по делу.

На второе требование — провести опознание всего состава чеченского ОМОНа (309 человек) или лично, или по фотографиям — отреагировал уже командир ОМОНа — Алихан Цакаев.

К тому времени СМГ добилась предоставления Умарпашаевым официальной охраны в рамках программы защиты свидетелей. Так вот, сотрудник госзащиты САМ привез своих подопечных (отца и брата Ислама) на встречу с Алиханом Цакаевым. Цакаев предложил урегулировать конфликт, на что и отец, и брат Умарпашаевы не согласились. Сотрудника госзащиты отстранили от охраны, СМГ вывезла отца и братьев Умарпашаевых за пределы Чечни. Работа со следствием продолжилась. В том числе и по международным каналам.

Я точно знаю, что многие западные высокопоставленные дипломаты, встречавшиеся с президентом Медведевым, генпрокурором Чайкой и руководителем Следственного комитета Бастрыкиным, ставили вопрос о деле Умарпашаева. Я даже лично наблюдала процесс, как быстро некоторые дипломаты осваивались в деталях и справлялись с чеченскими фамилиями, фигурирующими в этом, с одной стороны, типичном, а с другой — совершенно уникальном деле. Далеко не все семьи похищенных осмеливаются жаловаться. Совсем немногие похищенные остаются в живых. И только один человек на сегодняшний период готов сотрудничать со следствием, опознавать сотрудников чеченского ОМОНа. Этот один — Ислам Умарпашаев.

В общем, когда СМГ достала местную правоохранительную вертикаль своими неуместными в чеченских реалиях апелляциями к УК и УПК РФ, группа взялась за Бастрыкина. Первое ходатайство руководителя «Комитета против пыток» Игоря Каляпина о передаче следствия под контроль Следственного комитета РФ. Отказ. Второе ходатайство на имя Бастрыкина — отказ. А вот в третий раз ходатайство было удовлетворено, дело передали в главное управление по Северо-Кавказскому и Южному федеральным округам. К тому же Бастрыкина о том лично попросил комиссар по правам человека Совета Европы Томас Хамамберг. И тогда в дело вступил следователь, Игорь Соболь, который работал в Чечне много лет, сажая и тех, кто сейчас оказался в чеченской власти. Он снова появился в Чечне в июле 2009 года, когда убили Наташу Эстемирову, потому что именно его назначили руководителем следственной группы по этому делу.

Точка невозврата?

Соболь спросил: «Он не откажется от своих заявлений?» Каляпин на вопрос не ответил. Ответил — Ислам Умарпашаев. Он сам спросил Соболя: «А вы, если вам завтра дадут отбой, приказ выполните?..»

Чеченцы стоят того, чтобы за них бороться. Им нужно мало и много одновременно. Им нужна поддержка России. Мы там воевали, потому что какая-то часть чеченцев хотела независимости. Мы там многих убили, потому что они тоже убивали наших солдат. Мы не извинились, но требуем, чтобы они были лояльны к нам. Мы ничего не знаем о чеченцах, которые всегда были на стороне России. Мы даже не знаем, что там такие люди есть. Мы не знаем, что их — большинство.

После решения Бастрыкина о передаче следствия до первого настоящего следственного действия по делу № 68042 (похищение И. Умарпашаева) прошла неделя. Соболь прилетел в Чечню во вторник, в четверг был вызван на допрос командир чеченского ОМОНа Алихан Цакаев. Его поставили в известность, что в пятницу на базе ОМОНа пройдет осмотр места происшествия. Рутина? Ага. Вот только Алихан Цакаев в присутствии десятка людей, в том числе министра внутренних дел Чечни, вышел из себя. Из яростного монолога стало понятно: по всем, кто осмелится подойти к базе ОМОНа, будет открыт огонь.

…Огня не было. На базе ОМОНа в пятницу был «день открытых дверей без хозяев». Следственное действие прошло «как по маслу». Ислам не только показал, где его держали, где мыли, где били. Он даже обнаружил в клетках знакомых волков и медведей, на прокорм которых его грозились пустить. Более того, Ислам опознал в заместителе командира ОМОНа, который единственный вышел встретить «дорогих гостей», одного из своих мучителей. Все было запротоколировано, никто пули в лоб не получил. Думаю, и не получит. По крайней мере, если по-другому не решит очень короткая вертикаль власти в Чечне: Кадыров – Сурков – Путин.

О чем эта история? Всего лишь о попытке соблюсти законность. Все очень просто: людям, причастным к власти, нужно объяснить, что нельзя безнаказанно убивать и мучить людей. Уберите эту составляющую из власти — и ее перестанут называть режимом.

Елена Милашина
13.02.2011
http://novayagazeta.ru/data/2011/016/14.html

abu tir
16.02.2011, 01:43
Мы не знаем, что их — большинство.
Мой респект Исламу.
...
Неужели правда большинство?

Muskat
16.02.2011, 20:47
Утро 22 октября
http://sphotos.ak.fbcdn.net/hphotos-ak-snc3/hs478.snc3/26199_104195336287305_100000905172724_36440_3769017_n.jpg

ма ирч хан яр из.


шай дедакх текхдойла оц г1аскхиш,уьш маьл безчара,царц г1уллакх маьл долчара!!!

цаьц г1уллакх теснаш бар байъ безаш.бохкбелларш

Daymohk
22.02.2011, 14:44
"Гуманная" армия РФ

http://www.youtube.com/watch?v=TaemFkDvXZ8&feature=related

pamto
26.02.2011, 12:11
– В конце фильма появляется сообщение о том, что Наталью Эстемирову убили по приказу Рамзана Кадырова. Но это ведь не доказано.

– Доказательства создает юридическая система, а она в России отсутствует. У друзей Натальи достаточно фактов. Они знали, кто и как ей угрожал, какие дела она расследовала, какие люди в этих делах были замешаны, какие у нее были отношения с Рамзаном Кадыровым. И лично мне не нужно никаких судов, не нужно никакой дополнительной информации, других доказательств, для меня – это факт.
http://www.svobodanews.ru/content/article/2318331.html


http://www.youtube.com/watch?v=xXmM8R3ovGM&feature=player_embedded

gatti
27.02.2011, 15:08
Я даже пожалел что начал листать эту тему, но не выдержал и просмотрел всё - мы обязаны это знать и ПОМНИТЬ!

Медведеву на Твиттер ссылочку на эту тему никто не пытался скинуть? я, конечно, понимаю что это бесполезно, но может он узнает для себя что-то новое о своей армии, генералах и своём предшественнике.

Baskurt
01.03.2011, 03:47
Anthony Suau 1995

A man searches a mass grave for his two missing sons. He found one of them. In the aftermath of January's terrible fighting, sifting through these outdoor morgues became part of the daily routine for many who had lost track of relatives and friends.


http://neon.pictura-hosting.nl/wpp/wpp_mrx_bld/thumbs/632x632/wpp/00/JPEG_-_winners_1995/1995007.jpg

abu tir
01.03.2011, 03:58
Anthony Suau 1995
Я когда приехала в Израиль и пришла в наш мемориал Холокоста, то даже опешила от сходства : абсолютно одинаковые фото таких нескончаемых рвов.
Безумие.

Baskurt
01.03.2011, 04:16
Thomas Dworzak Chechnya. Grozny.

Hospital. March 2001. Young woman amputated after she stepped on a land mine.

http://mediastore.magnumphotos.com/CoreXDoc/MAG/Media/TR3/6/8/5/5/PAR199011.jpg

Marcos
04.03.2011, 16:46
http://i038.radikal.ru/1103/57/451ed090311c.jpg

Daymohk
06.03.2011, 00:51
http://www.youtube.com/watch?v=krLF0SnzVPI&feature=related

Daymohk
06.03.2011, 01:05
Мы тоже люди

http://www.youtube.com/watch?v=HGZtnA4vcLk&feature=related

Kamil
11.03.2011, 23:23
21 января 2002 года в г.Ростов-на-Дону к шести с половиной годам общего режима осужден житель г.Урус-Мартан Нурди Закриев, 1952 г.р. Как сообщили сотрудники ОРЧД , это его второй судебный процесс. Приговор по первому был обжалован адвокатом и дело возвратили на повторное расследование. Впрочем, это мало что изменило в судьбе подсудимого. Срок заключения оставили прежним, сменив лишь строгий режим содержания на общий.
Нурди Закриев обвинялся по эпизодам, относящимся к периоду фактической независимости Чечни (1997-1999 гг.). Первый касался приобретения им на рынке пистолета (ст.222 УК РФ), а второй – его работе в Урус-Мартановском отделе Национальной Службы Безопасности (НСБ) республики, квалифицированной судом как «участие в незаконном вооруженном формировании» (ст.208 УК РФ). Подсудимый болеет туберкулезом, под стражей он содержался больше года.
История семьи Нурди Закриева сложилась трагически. 23 декабря 2000 г. во время «зачистки» российские военные во главе с тогдашним комендантом Урус-Мартановского р-на полковником Гейдаром Гаджиевым ворвались в дом его престарелого отца. Они вывели старика на улицу и, держа под дулами автоматов, в течение почти двух часов что-то без всякого контроля делали в комнатах. Когда они ушли, вернулись находившиеся в другой части города Роза Магомадова и 10-летняя Зулихан – жена и дочь Султана Закриева, брата Нурди Закриева. С помощью соседок женщина навела порядок и решила заночевать у себя на кухне, в единственной отапливаемой комнате, куда была перенесена кровать. На рассвете 24 декабря в доме раздался взрыв. Роза Магомадова и ее дочь погибли. Их родственники и соседи убеждены, что военные во время «зачистки» установили под кроватью в кухне взрывное устройство, которое детонировало в заданное заранее время .
В конце сентября 2001 г. на глазах у соседей военные занесли в пустующий дом Нурди Закриева несколько мешков, а затем пригласили их в качестве понятых. Войдя в комнату, они увидели там оружие и рассыпанный по полу комнаты белый порошок. По всей видимости, крахмал. Откровенно насмехаясь над людьми, военные объявили, что перед ними схрон боеприпасов и наркотиков. Оформив какие-то «документы», они заложили под фундамент взрывное устройство и подорвали дом.
В ночь на 8 ноября 2001 г. сотрудники российских силовых структур попытались задержать сына Нурди Закриева – Беслана, 1977 г.р. Но он оказал вооруженное сопротивление, убив одного и ранив трех российских «силовиков». Молодой человек погиб, когда пытался скрыться.
Это боестолкновение произошло во дворе Мусаевых, проживающих в Урус-Мартане по адресу: ул.Калинина, 48 (по другим данным, 92). Обозленные гибелью товарища, сотрудники российских силовых структур захватили двух сыновей хозяина дома и увезли их с собой. На второй день трупы молодых людей выдали из ВОВД Урус-Мартановского р-на. Родственники полагают, что их там били и пытали до смерти .
Последнее по времени убийство в этой семье – это убийство Руслана Закриева, 1964 г.р. Как младший брат, с момента задержания Нурди Закриева он пытался добиться его освобождения. Обращался с жалобами в органы власти, нанимал адвокатов и т.д. По данным ОРЧД, представители российской милиции и ФСБ неоднократно ему угрожали. В ночь на 30 декабря 2001 г. дом Руслана Закриева был оцеплен. Не менее шести человек взломали дверь и, ворвавшись внутрь, на глазах жены прямо в постели застрелили его. Первая же пуля попала хозяину дома в сердце. Тем не менее, один из убийц, видимо, старший, произнес слово: «контрольный», после чего в голову уже мертвого человека был произведен еще один выстрел. Жена Руслана Закриева была избита, с нее сняли золотые украшения, а дом – ограбили...............

Kamil
14.03.2011, 20:52
По следам садистов в погонах — 2
http://www.kavkazmonitor.com/ci/2007/10/05/51241_1.jpg

Печатанием данной статьи мы начинаем публикацию серии материалов, рассказывающих о преступной деятельности сотрудников Октябрьского ВОВД, командированных в Чечню для наведения конституционного порядка из Ханты-Мансийского автономного округа.
Наталья ЭСТЕМИРОВА
Болванка с размаху бьет в стену, и огромный кусок рушится вниз, ломая перекрытия и вздымая тучи пыли. Пыль медленно оседает на развалинах, листве деревьев и лицах людей во дворе бывшей школы-интерната глухих детей. Обнажается внутренняя стена, являя совсем не детскую надпись: pussian vodka. Надписями испещрено все здание: снаружи — адреса временных хозяев, внутри, в подвалах, тех, кто там томился в ожидании своей участи.
С начала 2000 года в Грозном ходили слухи, что в подземном переходе на «Минутке» пытают и убивают людей. Молва ошибалась, это происходило в двухстах метрах оттуда, в спортзале и подвалах школы. Шесть лет дети не могли войти в свое здание. Шесть лет оно внушало ужас каждому, кто проходил мимо. На несколько кварталов вокруг — мертвая зона. Тех, кто пытался поселиться в 2000-м году, распугали ночными обстрелами и похищениями. Территорию затянули колючей проволокой, напичкали минами и растяжками. Многие здания взорвали под предлогом того, что они заслоняют обзор.
Только с конца мая 2006-го года сюда смогли придти родственники тех, чей след пропал в подземных казематах, в надежде узнать хоть что-то о судьбе близких. Среди них Супьян Сериев из поселка Гикало. В первый раз он попал сюда 27 февраля 2000 года вместе с братом Сулейманом.
27-го февраля 2000 года около семи часов утра жители поселка Гикало были разбужены криками о помощи. По улицам кружили «Урал» и БТР, вооруженные люди в камуфляже выволакивали мужчин, не взирая на плач матерей жен.
Аминат Гелаева вышла во двор и увидела, что через забор перепрыгивают солдаты. Вскоре они заполнили весь двор, ринулись в гараж, в дом. Вывели Мурада, поставили его с поднятыми руками лицом к стене, следом выскочила дочь Зарема. Они потребовали документы. Мурад сказал матери по-чеченски, что паспорт в кармане куртки. И тут и на сына и на мать обрушился град ударов за то, что они говорили на своем языке. Зарема пыталась успокоить мать, но тоже на чеченском языке, и бравые вояки избили и шестнадцатилетнюю девушку. Взяв паспорт Мурада, тут же объявили, что забирают его. Аминат бросилась к сыну. Ее ударили так, что она упала. Ей не справиться одной, поняла она и стала звать соседей. Но солдаты открыли такую стрельбу, что никто не решался подойти. Стреляли над головой, под ноги, пули пролетали в сантиметрах от людей.
Мурада вытащили на улицу, Аминат из последних сил пыталась удержать сына, но ее ударили так, что она потеряла сознание. Когда очнулась, машины уже скрылись. Крики и плач метались по селу в предрассветном тумане.
Потом похищенных привезли на окраину села, поверили документы, увезли в сторону города. Догнать их, минуя посты, не было тогда никакой возможности. Когда родственники похищенных собрались вместе, оказалось, что всего увезли 14 человек:
Мухмад Гелаев, 66 лет
Ахмед Гелаев, его сын
Мурад Гелаев, внук Мухмада
Сулейман Сериев
Супьян Сериев
Висита Цунцаев
Шамиль Цунцаев
Вистигов Нурди
Вистигов
Гехаев Лемма
Гехаев Ваха
Гехаев Хозу
Муса Гехаев
Дакаев Ахмед
Стали думать, где искать похищенных. Целый день прошел в напрасных поисках, утром следующего дня в селе появился старик Мухмад. Кинулись к нему, он рассказал, что привезли их в Грозный, день продержали возле «Минутки», потом его отпустили. Рассказ его не внушал надежды на то, что все обойдется.
«Машина остановилась возле бывшего совхозного гаража. Пересадили в другие машины. Там нас стало уже 14. Я увидел своего родственника, Эдика (так звали Мурада Гелаева в семье) в автозаке. Выехали на дорогу и остановились. У всех проверили карманы. Потом поехали в город. Высадили нас во дворе, который стоял в развалинах. Меня поставили на углу возле здания, велели мне отвернуться от других и не смотреть. А всех остальных положили прямо на землю, стали собак травить на них. Потом их куда-то отводили по два человека. Увели всех. Я стоял спиной. Потом мне говорят: «Пошли, старик». Завели в кабинет. Там военный сидит. И кто-то из наших, ко мне спиной. Руки у него за голову были заложены. Потом другие начальники зашли. Один был в черной одежде. Спросили, как меня зовут. Я сказал. Потом стали спрашивать: «Ты был в Пакистане?», «Руслана знаешь?», «Он был в Пакистане?», «Ахмеда знаешь?», «Он был в Пакистане?»
И еще такие вопросы задавали. Потом вывели и велели сесть там, где раньше стоял. Я попросился в туалет. Там солдат был, он сказал, чтоб я пошел за блиндаж. Я пошел и тут другой выскочил, где старик спрашивает. Я опять сел на свое место. Так сидел до четырех часов. Потом вышел один в черной одежде. Он рубил дрова. Он спросил, что мне принести поесть. Я ничего не хотел. Сказал ему: «Принеси кофе».
Он принес кофе и два сухаря. И это кофе был такой горький! Я один сухарь съел, а один в карман положил. Потом потихоньку этот кофе вылил. Отдал кружку тому в черной одежде. Он, оказывается, татарин был, на кухне у них работал.
Пришел тот, который меня записывал. К нему подошли охранники, спросили, что со мной делать.
Я сказал: «Зачем меня сюда привезли? Или отпусти меня или посади куда-нибудь».
Он говорит: «Сиди».
Сижу. Потом вышел тот, в четной одежде, отдал мне паспорт, говорит: «Можешь идти».
Отвечаю: «Куда я сейчас пойду? Скоро уже стемнеет. Меня же не пропустят через посты. Ты мне бумагу дай какую-нибудь».
Он: «Пропустят. Иди».
Только хотел выйти, как начали на улице стрелять! Солдаты кричат мне: «Иди сюда!»
Стрелять кончили, они говорят: «Иди».
А я не знаю, где нахожусь, куда идти. Спросил, где «Минутка». Они рукой махнули:
«Туда иди. Выйдешь на дорогу, увидишь».
Я вышел. Немного прошел, там опять солдаты стоят. Я спросил, где шатойская дорога. Он показал, спросил пропуск. У меня же его не было!
Пропустил все-таки. Дальше иду. Там еще пост. Тоже спросили пропуск, но пропустили.
Потом уже возле 3-го совхоза опять пост и не пропускают. Старший вышел. Я ему хотел объяснить, так и так, меня выпустили, а пропуск не дали. Он говорит: «У нас строгий приказ. Возвращайся назад, старик».
«Куда я пойду? Мне обратно 12 км и до Гикало 12 км». Прошу, чтоб пустили на Комсомольское. «Нет, — говорит. — Тебя отвезут обратно в комендатуру, дадут пропуск, только потом в Гикало». А уже темно становится. Меня же в комендатуру тоже не пропустят через посты. Прошу, что позвонили туда. Позвонили, сказали, что машины нету. Часов в 11 еще позвонили. Там сказали, что только утром дадут. Там будка была. Раньше в ней ремонтировали, наверное, что-то. Меня туда посадили. Я устал, мне уже все равно было. Шагнул в будку, а там вода и сразу в калоши мне залилась. Внутри только скамейка стоит. «Садись, — говорят, — на скамейку».
«А с вами нельзя? Холодно же здесь».
«Не сдохнешь».
Видимо, я все-таки уснул. Проснулся от мороза. Кричу: «Выпустите меня!»
Никто не слышит. Перед утром ветер налетел. Железом так и бьет. Ветер перестал — дождь пошел. Потом снег. Все на меня. Не знаю, как живой остался. Чесов в 9 выпустили. Я совсем замерз, мокрый весь. Рядом со мной один солдат стоит. Долго стоит. Я ему говорю: «Садись, что стоишь?»
«Тебя охраняю».
Посидел еще. Часов в 10–11 начальство приехало. КамАЗ бы, БМП, еще маленькая машина. Все пошли в строй. Я тоже встал сзади.
«Кто такой? Документы есть?»
Я объяснил все.
— Куда надо?
— В Гикало.
— Ну, иди.
— Мне же в комендатуру надо. Без пропуска нельзя, на дороге еще пост есть.
Тогда один генерал маленького роста говорит: «Я тебя отвезу».
Ходят, мне ничего не говорят. Спросил, куда мне сесть. Один сказал: «На КамАЗ».
Я хотел залезть, а там солдаты, собаки. Закричали на меня. Велели на БМП сесть. Я кое-как залез, уцепился. Подвезли до кладбища, я слез.
Потом «Жигули» вижу, едет кто-то из наших. Подвез меня до дома».
Выслушав его, женщины отправились в город. Нашли то место, которое описывал Мухмад. Оказалось, что это временный отдел внутренних дел Октябрьского района. Вышел к ним один из начальников, усатый невысокого роста и сказал: «Их тут нету. Забрали в Ханкалу. Поезжайте туда».
На чем? Транспорт тогда почти не ходил, женщины и до Грозного с трудом добрались, а на Ханкалу кто согласится поехать?
Аминат Гелаева и Язу Сериева пошли пешком. Когда почти миновали поселок Мичурина, над ними завис вертолет. Что за удовольствие было пугать женщин? Однако, летчик не погнушался. Улетел вертолет, продолжили путь. Когда подходили к воротам солдаты, стоящие на посту, вздернули автоматы и дали несколько очередей в их сторону. Женщины упали за бетонные блоки ни живые, ни мертвые, а с поста донесся здоровый молодой смех.
— Что вы пугаетесь? Мы же пошутили!
Тот, кто им сказал, что сыновья на Ханкале, оказалось, тоже «пошутил». Напрасно промаялись там женщины в попытке хоть что-то узнать о судьбе сыновей. Ночь гикаловцы, действительно провели на Ханкале, но утром их снова привезли в ВОВД. Правда Мурада и Сулеймана с ними уже не было. Позже дядя Мурада, Ахмед и брат Сулеймана, Супьян рассказали о том, что произошло.
Ахмед: «Нас поставили на колени на асфальт. Меня последнего положили. Стали бить. Били арматурой, лопатами штыковыми. Эдик (Мурад) сказал, что у него рана. Лучше бы он этого не говорил. Подошел к нему один, говорит: «Покажи».
Увидел на спине рану, залепленную пластырем и прямо по ней ударил кулаком. Дядька все это видел. Неудобно стало. Они надели кирзовые сапоги, что бить ногами нас было удобнее. То вдоль, то поперек спины арматурой били. Мне ребра поломали. Чуть вздохну — терял сознание от боли. Голову поднять не давали, чуть поднимешь — бьют дубинкой.
Потом начальник идет. Ну, думаю, поможет. А он документы посмотрел и говорит: «Продолжайте».
До 11 часов это продолжалось, потом они устали, даже запыхались. Решили отдохнуть. Стали нас собаками травить. На цепи их держат, травят. Хорошо, что на мне куртка была крепкая, не очень глубокие раны были, потом зажили. Собака треплет минут десять, пока оттащат и на другого напускают.
Отдохнули. Потом опять начали бить. Потом кричат: «В подвал, бегом!»
Какое там бегом! Я вообще сам идти не мог, меня потащили, бросили в подвал, опять начали бить. Подняли на второй этаж на допрос. Пить хотелось. В коридоре шум, ругань. Кто-то кричит: «Почему старика отпустили?»
— Зачем нам старик нужен? Ему же под 70.
— Пристрелили бы! Вы такое дело нам испортили!
Меня затащили в кабинет. Там ведро с водой стоит, кружка. Начальник такой жалостливый, говорит: «Надо же так над человеком издеваться!»
Разрешил мне напиться. Я сразу две кружки выпил. Еще хотелось, но я уже не решился. Начальник делает вид, что жалеет меня.
— Зачем тебе это все надо? Ты же старый. Назови молодых парней, скажи, кто командир, где оружие.
— Я не знаю.
Больше часа он меня уговаривал.
— Никто не узнает, что ты говорил. Вот, видишь: ты, я, четыре стены.
Потом запсиховал:
— Ты знаешь, где Гелаев?! В Комсомольском?
— Я не могу знать, наверное, он где-то в лесу.
— Я тебя сгною! Мы еще в России встретимся! Убрать его!
Бросили меня снова в подвал. Там подумали, что я новый и опять избили.
Нас раздели догола. Потом толкнули на пол, пинали нас, чтоб мы катались по полу. А там, на полу порох, гарь. Так из нас боевиков делали. Одежду нашу с пылью перемешали. Потом приказали одеться. Мурад с Сулейманом возле двери были. Я старался присматривать за Мурадом. Один подошел к нему, велел руки на стол положить и дубинкой по пальцам! Я говорю:
— Что вы делаете! Он же не был на войне!
— Молчать! — кричит, и меня ударил.
Какой длинный был день! Мы не понимали, чего от нас хотят, почему издеваются. Нам ничего не объясняли. Я спросил:
— Почему нас сюда привезли, в чем наша вина?
— В том, что «урками» родились!
Продолжает Супьян: «Зажгли свечи. Там было три стула. Нас посадили вокруг стульев, стали бить дубинками. Брат сидел напротив меня. Один подошел с кинжалом, велел положить мне палец на стол. Другой говорит:
— Давай, лучше, вот этому ухо отрежем.
И он отрезал ухо моему брату. И еще кому-то, кажется Эдику (Мураду) Гелаеву».
Ахмед: «Тот, кто дубинкой бил, спросил у других:
— Нож есть?
Ни у кого не оказалось. Он пошел куда-то и принес длинный сувенирный нож. Я думал, он попугать хочет. В одной руке у него был бинт.
Он крикнул на нас:
— Сидеть, не дергаться! Смотреть только на ноги!
Они не давали смотреть себе в лицо. Я пытался все-таки увидеть, что происходит. Он подошел к Мурату и аккуратно, как материю, отрезал ухо. Завернул его в кусочек бинта и спрятал в карман. Потом приложил кусочек бинта к голове Мурата. Потом отрезал ухо у Сулеймана, отдал его другому:
— Это тебе сувенирчик.
Сулеймана после этого видел и Висита Цунцаев, он был в соседнем помещении в другой группе. Когда их снова свели вместе, Висита видел, что у Сулеймана левая сторона головы в крови, но, он прошедший Афганистан, и предположить не мог, что с его односельчанином, гражданином Российской федерации, российские милиционеры на рубеже 19 и 20 века сделали то же самое, что монголо-татары в 13 веке.
Вечером, когда повезли на Ханкалу в машине с фургоном, их было только 11. Ни Сулеймана, ни Мурада они уже не видели. На Ханкале избили снова. Ставили на край машины, с руками, скованными сзади и сталкивали вниз. Упавшего тут же начинали пинать те, кто собрался «повеселиться».
Тех, кто терял сознание, приводили в чувство и начинали бить снова. Потом закинули в кузов машины. Кидали, как попало, люди падали лицом прямо на пол, сдирали кожу, потом все были в крови. Фургон закрыли. На улице повалил снег. Согреться они могли только, прижавшись друг к другу. Их снова было 13. Вместе с ними оказался Эдильбек Ибрагимов, и еще один молодой парень из Шалажи. Он лежал в больнице в Аргуне, когда возвращался домой, его забрали. Звали его Аслан. Он был «гантамировцем», оружия у него не было, но был талон на оружие.
Утром 28-го февраля снова привезли в Октябрьский ВОВД. Женщина с лицом восточного типа, которую одни называли Ларисой, а другие Таней отрезала у них ногти, вырвала несколько волосков. На вопрос, зачем все это делается, ответила:
— Будем доказывать, что вы боевики.
Теперь стало понятно, зачем их извозили в пыли и золе. Нужно было подогнать под образ боевика, закопченного дымом костра, ночующего в землянке.
Но в СИЗО места для этих «боевиков» не нашлось. В течение 23 суток их держали в «столыпинских» вагонах, известных еще с первой войны, на станции Червленная-Узловая. Прятали от комиссий. Но скоро слухи о «тюрьмах на колесах» стали бродить по республике. Узнали об этом и в Гикало. Долгими часами стояли женщины на железнодорожных путях в надежде увидеть родное лицо. Сначала увидели Лему Гехаева и Виситу Цунцаева, которые оклемались после побоев и попросили, чтоб им дали какую-нибудь работу, только чтобы хоть не надолго выбраться из отсека, в котором вместо семи человек, набили по 13–14 человек, где мучили насекомые и жуткая жара; охранники нарочно топили печи до предела, а воду давали глотками. Еду стали давать только спустя две недели.
Родственники вызывали комиссии, но заключенных тогда увозили в поле, где держали часам на холоде.
Наконец, всех привезли в Чернокозово, где предъявили стандартное обвинение в участии в НВФ. Это были тяжкие дни. Каждый, кто попадал тогда в Чернокозово, становился предметом жестоких забав охранников, не ограниченных в своих фантазиях ни совестью, ни жалостью, ни законом. После Чернокозово многие побывали в Пятигорской тюрьме под лирическим названием «Белая лебедь», жуткий цинизм которого чеченцы познали еще в первую войну. Другие побывали еще и в Ставрополе и даже в Волгограде.
Всех их освободили по амнистии, но за вожделенную справку родственникам пришлось собирать немалые деньги. Вышли узники с поломанными ребрами и выбитыми зубами, отбитыми почками и печенью. С тяжкой памятью о пережитом.
Сулеймана и Мурада с ними не было нигде. Матери ездили по тюрьмам, сутками выстаивали возле Чернокозово, ловили любое слово, дававшее надежду. Какая-то журналистка, побывавшая в Чернокозово, сказала Аминат, что у Эдика отрезаны оба уха. Советовала «вытащить» его быстрее, обещала помочь с лечением. Как это сделать, если на все вопросы, и начальники и рядовые твердили, что таких нет. Другая женщина, когда была на приеме у дежурного в Чернокозово, слышала, как конвойные спрашивали, можно ли принимать Сериева и Гелаева, у которых отрезаны уши. Но ни по каким документам они в Чернокозово не значатся.

источник (http://www.kavkazmonitor.com/2007/10/05/51241p.shtml)

Аякс
24.03.2011, 15:18
Заявление "Мемориала" (http://www.grani.ru/blogs/free/entries/187234.html)


22 марта 2011 года премьер-министр России Владимир Путин на пресс-конференции в столице Словении Любляне заявил: «...мы сейчас должны думать... о жертвах, количество которых приумножается и в результате гражданской войны, которая по существу сейчас идет в Ливии, и в результате нанесения ракетных и бомбовых ударов по территории этой страны. Мы все должны думать именно об этом, прежде всего... Но, конечно, об этом должны в первую очередь думать те, кто причастен к этой трагедии. Думать об этом и молиться за спасение своей души».

Вернемся лет этак на одиннадцать-двенадцать лет назад. Путин тогда тоже был премьер-министром и исполнял обязанности президента.

7 октября 1999 года при бомбардировке села Элистанжи погибли более 30 мирных жителей, в том числе женщин и детей, десятки ранены.

21 октября 1999 года в результате ракетного удара по центру Грозного погибли более 100 человек, ранены более 200 человек.

29 октября 1999 года при бомбардировке колонны беженцев у чеченского села Шаами-Юрт согласно официальным данным (явно заниженным) погибли 16 и были ранены 11 мирных жителей.

В тот же день артиллерийскому обстрелу подверглась колонна беженцев, двигавшаяся от села Петропавловское к станице Горячеисточненской. Погибли не менее 23 человек, еще 7 впоследствии скончались в больнице.

4-7 февраля 2000 года при обстреле села Катыр-Юрт погибли более 100 человек. Только по официальным (явно заниженным) данным погибли 43 и ранены 53 мирных жителя.

5 февраля 2000 года в ходе «зачистки» села Новые Алды и прилегающих кварталов Грозного расстреляны 56 мирных жителей, включая женщин, стариков и ребенка. Это зафиксировано в материалах уголовного дела.

Вот лишь некоторые примеры из громадной череды преступлений против мирного населения Чеченской Республики.

Выступая в 2011 году в Любляне, Путин, видимо, совсем позабыл не только о том, что творилось в его собственной стране, но и о своей причастности к тем трагическим событиям. Может быть, премьер-министру стоит для начала помолиться о спасении собственной души?

Правление Международного общества «Мемориал»

Zelamh
24.03.2011, 19:43
По истории Гелаевых с избиениями, и похищения с отрезанием ушей случившейся в посёлке Гикало - подтверждаю. Эта семья приходится дальними родственниками Х. Гелаева ( троюродные братья и сёстра, а похищенный соответственно - троюродный племянник, если память не подводит). Не в одном учреждении или воинском подрезделении ЧРИ похищенные не состояли. это так же подтвержадаю.

pamto
25.03.2011, 01:36
Заявление "Мемориала" (http://www.grani.ru/blogs/free/entries/187234.html)

я недавно критиковал правозащитников за их странную позицию, а тут смотрю глазки открылись у мемориала))
первый раз вижу подобное заявление. если кто-нибудь знает такое дерзкое заявление, обвиняющее путина в зверствах в чечни, то поделитесь пожалуйста?

Kamil
26.03.2011, 15:11
СТАРЫЕ АТАГИ. ЗАЧИСТКА № 20 (ВИДЕО)
http://www.chechenews.com/images/stories1/Ichkeriya/b0129.jpg

Новое явление: вместо зинданов и фильтра-ционных пунктов появились "птичники"

Что происходит в блокированном чеченском селе, когда военные объявляют там "спецмероприятие", или попросту "зачистку", - эту основную, если судить по официальным докладам военных, боевую операцию нынешнего этапа второй чеченской войны? Как живет такое село? Ходят ли дети в школу, а взрослые на работу?Чем занята местная власть?

Одно из самых больших сел Чечни - Старые Атаги Грозненского сельского района. Здесь, в 20 километрах от Грозного в сторону гор и 10 от так называемых "Волчьих ворот" (вход в Аргунское ущелье на языке военных) живут около 15 тысяч человек. Восьмисуточная "зачистка", прокатившаяся по Атагам с 28 января по 5 февраля 2002 года, стала для села 20-й подобной акцией с начала второй чеченской войны. Старые Атаги - место неспокойное, тут много ваххабитов и сочувствующих им людей. Отсюда и "зачистки".

Гони монету, снимай пиджак

Атаги окружили вечером 28 января. Тяжелая боевая техника с ревом выстраивалась - как для крупномасштабной осады. Люди посматривали в окна и понимали, что готовится большая охота. Но на что? Или на кого?

- Я находился дома, - рассказывает 70-летний Имран Дагаев. - Я знал, что калитка должна быть открытой, иначе они танком или БТРом выбьют ворота. В половине седьмого утра военные бегом ворвались в наш двор. На меня направили автомат. Я сразу показал паспорт, но они даже не обратили на него внимания. У остальных членов семьи тоже не спросили паспортов. Первое требование военного, по всей вероятности, старшего, было таким: "Давай деньги и золото!". Он же добавил: "Что есть ценного, давай все". Я ответил: "Я получаю пенсию, и на эту пенсию мы живем - нас 11 человек". Он сказал: "Меня это не касается, как ты живешь". Они разошлись по комнатам, стали все переворачивать. Двигаться никому не разрешали. Шифоньер с одеждой бросили на пол, и он раскололся. Стали шарить в посуде. В одной из ваз нашли золотые кольца и цепочку моей старшей снохи. Их взял один из военных. Другие стали выбирать более красивую посуду. У них были приготовлены полиэтиленовые пакеты, они туда сложили сервиз. Один взял мои новые туфли и по одному засунул их себе в куртку. Сервант с оставшейся посудой швырнули на пол, и вся посуда разбилась. Бегая по комнатам в поисках ценных вещей, они злились, что нельзя взять выкуп за молодого мужчину...

Дедушка Имран замолкает, он кажется мертвым и поблекшим, как и его село вокруг. Краски будто покинули Старые Атаги - день за днем федералы прочесывали улицу за улицей, выгребая все, что хотелось: и "1) медаль "За трудовую доблесть", и 2) мягкие подушки и мебель производства ГДР, и 3) трюмо производства ВНР, и 4) мешок картошки..." Именно так позже в заявлении на имя прокурора Грозненского сельского района напишет Татьяна Мациева с улицы Майской, 96. И добавит: "Прошу оградить мою семью от нашествия узаконенных российских бандформирований".

Первое февраля

Это был самый плохой день из всех восьми блокадных. Измывательства над староатагинцами приобрели абсолютно иррациональную окраску.

На рассвете умер старик Турлуев, и хоронить его военные запретили. Сказали: инструкция о запрете на передвижение - похоронной процессии в том числе. Зато на кладбище федералы наведались сами, понимая, естественно, что нет места для чеченцев ответственнее, чем это. Среди могил был только молитвенный домик, где совершается последняя перед погребением молитва. Так военные унесли специальную ванну для омывания покойников, сожгли погребальные носилки, своровали лопаты для рытья могил.... Потом зашли в дом неподалеку от кладбища, где живет бабушка Малкан, загнали ее в подвал, попросив "огурцов достать", закрыли люк и не выпускали до тех пор, пока родственники не принесли за бабушку 500 рублей выкупа...
Так время подползло к полудню. Милиционер Рамзан Сагипов, младший сержант патрульно-постовой службы, раненный в декабре "при исполнении", был дома, на улице Нагорной. Рука милиционера покоилась в гипсе, культи оторванных пальцев кровоточили, ныли осколки в ногах. Услышав стрельбу совсем рядом, Рамзан выскочил из дома - милиционеру, хоть и раненому, отсиживаться стыдно. Военные Сагипова тут же схватили, забрав табельное оружие, и стали избивать, норовя попасть по бинтам.
- Но вы кричали, что вы - милиционер?
- Конечно.
- А они?
- Они: "Одна банда! Всех расстреляем!". Потом меня связали и закинули в "КамАЗ". Сверху - другие живые тела.
На шум на Нагорной из сельсовета уже бежали глава администрации Ваха Гадаев и 8 из 11 поселковых милиционеров. Гадаева военные с налету ударили прикладом, выкрикивая: "Вы прикрываете боевиков!", милиционеров разоружили и бросили в тот же "КамАЗ". Таким образом местная власть - вся, какая была в селе, оказалась полностью парализованной.

"Птичник"

Задержанных свезли на заброшенную птицеферму на окраине. Так как это была 20-я "зачистка" и всякий раз именно здесь военные устраивали временный штаб и фильтропункт, в Старых Атагах утвердилась своя "зачистная" терминология. "Птичник" - это значит тебя потащили в лучшем случае на муки. В худшем - на смерть. Официальный статус "птичника" - "временный фильтрационный пункт" (термин военных), и эти проклятые ВФП - одна из самых больших проблем Чечни. Федералы организуют их на окраинах сел, которые "проверяют", на фермах, хуторах или просто в поле, и ВФП, с одной стороны, вроде бы выполняют роль изолятора временного содержания, но с другой - являются абсолютно внеюридической, внепроцессуальной структурой, и если дело доходит до прокуроров, те лишь разводят руками: закончилась "зачистка", и на месте фильтропунктов, где людей пытали, только чистое поле или развалины, и обвинения в незаконном задержании либо содержании разваливаются...
Зато остаются люди, эти "птичники" прошедшие.

- Сначала нас прогнали "сквозь строй", - рассказывает милиционер Сагипов. - Военные выстроились в шеренги друг против друга, и нас выбрасывали из "КамАЗа" им под ноги, каждый мог нас бить. Потом с меня сняли повязки и стали руки мять, давить...
- Чем?
- Ногами. Кровь брызгала во все стороны. Сам же допрос длился минут пять, и вечером меня отпустили.
- И все?
- Да. Только теперь операция на руках предстоит.
- Вы чувствуете себя ровней тем военным, которые мучили вас? Вы ведь с ними у одного государства на службе?
- Конечно, у одного. Но когда начинается "зачистка", я как чеченец становлюсь просто чеченцем. А никакой для них не милиционер.
Продолжает Саид-Эмин Апаев с улицы Нагорной, 135:
- На "фильтре" нас поставили к стене с поднятыми руками, раздвинутыми ногами и опущенными головами. Шевелиться и разговаривать было нельзя. За нарушение следовали удары сзади. Били ногами, руками, прикладами. Так мы простояли часов шесть-восемь. На ночь заперли в автозак. Утром 2 февраля вывели к стене опять и продержали в том же положении до вечера. В сумерках повели на допрос к следователю, который требовал назвать время и маршруты передвижения боевиков. 3 февраля вечером заставили расписаться в какой-то книге и отпустили. Я так и не понял: зачем "фильтровали"? Только били и пытали...

Надо сказать, что в эти дни по всем телеканалам страна видела именно Саид-Эмина в репортаже из Старых Атагов. Это на его фоне стоял генерал Владимир Молтенской, командующий, заявляя, что, мол, задержали бандитов с оружием, а местная милиция их защищала...
- А мы все - дома, - говорит Саид-Эмин, - оружия у нас не было, милиционеров отпустили, они просто пытались вступиться за нас...

Доллары и рубли

Мы живем в темные времена. Наш воздух протравлен ложью военных "верхов" и пряно пахнет безнаказанностью - купюрами, которые берут "низы", делая вид, что верят в "антитеррористическую" правду "верхов". Так и крутится эта чеченская машина.

- В наш дом вломились человек двадцать, забрали паспорт сына, - говорит Раиса Арсамерзаева с улицы Школьной, 67, - хотели увезти его на "птичник". Я дала 100 долларов. Они заставили написать расписку, что у меня к военным претензий нет. Уходя, забрали белье моих дочерей.
Это типичная картинка 20-й староатагинской "зачистки". Забирали на "фильтр" тех, кто не мог откупиться. Входя в дома, военные так прямо и требовали денег за мужчин. Дал - и значит, нет подозрений в связях с членами воюющих отрядов. Ставки на живой товар сильно колебались - от 500 рублей до 3-4 тысяч. В зависимости от возраста (чем моложе, тем дороже) и от визуальной оценки дома военнослужащими.

У Сайдаша Ахмадова с Кооперативной улицы "зачистили" 3500 рублей (чтобы не забрали на "птичник"). У Хож-Ахмеда Ахмадова, почти 70-летнего, со Школьной - 4 тысячи. Была в Старых Атагах калькуляция и на женщин. Впрочем, откупались не по поводу "птичника", а чтобы не надругались. У одной семьи за "ненасилие" над молодой девушкой федералы взяли 300 рублей. У другой - 500. Взамен сексуального удовлетворения принимались также серьги и цепочки.
...В конце концов люди вышли на улицы, разожгли костры и оставались так на все ночи. Думали, на миру не рискнут убивать и насильничать.

Отчасти это помогло - многие спаслись. А военные принялись за взрывное дело. Так взлетел на воздух пустой дом Махмуда Эсамбаева - знаменитый танцовщик был родом отсюда и, следуя чеченской традиции, выстроил в Старых Атагах особняк...

К картине брутального разбоя силами членов законных бандформирований, осуществлявших "мероприятия по ловле членов незаконных", остается добавить немногое. Военными в Старых Атагах была исполнена обязательная программа всех прочих последних "зачисток", состоящая в том, чтобы испражняться в мечети. В данном случае "зачистка" длилась 8 суток, и военные "ходили" на ковры мечети все 8 суток. Конечно же, это теплее - зима на дворе.

- Они уезжали из Старых Атагов 5 февраля, - завершает рассказ Имади Демельханов. - Торопились. К нам во двор заскочили двое в масках, потребовали 1000 рублей за мой "КамАЗ".
Потребовали уже в четвертый раз за 8 суток - денег за то, что "КамАЗ" не взорвут. Дважды Имади отдал по 500 рублей, потом денег больше не было, и он расплатился двумя курицами, которых предложил федералам и 5 февраля.

- Или теленка... Но они настаивали: "Давай денег". Я отказался идти к соседям занимать, потому что мне было стыдно. Тогда они поставили меня лицом к стенке, прострелили кисть правой руки и сказали: "Теперь будешь просить". И ушли.

...На рассвете 5 февраля пошел сильный дождь. То рявкая, то всхлипывая, из Старых Атагов убирались БТРы, и вода с неба открыла людям хоть очень маленький, но все-таки клочочек правды о тех, кто их так мучил. "БТР № Е 403" - увидели все на том, что замыкал колонну. "403-й" подъехал к взорванному дому Кадыровых, военные соскочили на землю, посмотрели и посоветовали староатагинцам быть осторожнее: "Там, внутри, могут быть мины..."
"Вот бывают же и среди них нормальные..." - перекинулись между собой люди. А "403-е", чуть отъехав, напоследок заскочили в пустой дом и вытащили оттуда еще какие-то вещи.
С тех пор в Старых Атагах произошли еще три "зачистки". На дворе теперь март 2002-го - а значит, 30-й месяц второй чеченской войны. По установившейся традиции с боевиками дело обстоит плохо - их редко ловят, зато мародерствуют отлично. И поэтому есть все основания подвести промежуточные итоги 29-месячной "антитеррористической операции" российского образца.

Быть может, где-то там, где нас нет, - в Генштабе и в Ставке Верховного главнокомандующего лежат красивые отчеты о высокой результативности этих "спецмероприятий", где эпилогом - выводы о необходимости продолжать в том же духе. Быть может... Но никуда не деться и от своих знаний - снизу, с земли: война идет такими методами, которые только на то и годятся, как рекрутировать мстителей, разжигать ненависть и взывать к крови.

Ваххабиты? В Старых Атагах они на месте. И никуда после "зачисток" не исчезают. Более того, сотрудничают с федералами. Их уличное патрулирование позволяет селу жить без комендантского часа, что выглядит неправдоподобно, если приезжаешь сюда, например, из Грозного и видишь, как с наступлением сумерек тут жизнь не умирает.

Значит, что? Порядок, о наведении которого так долго говорили федералы-генералы? Да, он в Старых Атагах действительно существует. Но только это тот же порядок, что накануне войны. И значит, 29 месяцев "мясорубки" - с тысячными жертвами со всех сторон, с ранеными, искалеченными и измученными людьми - все псу под хвост, всего этого как бы не было... Два с лишним года войны, и опять - как перед войной. Только разрушений прибавилось на порядок да во власти - другие лица. Только из домов выметено все. Только полмиллиона озверевших людей прошли через Чечню. Только страна постарела еще на одну страшную войну.

Новая газета, 18 марта 2002 г.



http://www.youtube.com/watch?v=fxZWzuyM1PE&feature=player_embedded


http://www.youtube.com/watch?v=a9isTFcFBmU&feature=related


http://www.youtube.com/watch?v=_6f9QHp5FwM&feature=related


http://www.youtube.com/watch?v=1L5HygfTb4E&feature=related


источник (http://www.chechenews.com/world-news/breaking/2738-1.html)

Ислам
26.03.2011, 15:37
http://rus.ruvr.ru/data/2010/03/31/1238330817/3highres_00000499482171.jpg

Dabardibar
02.04.2011, 11:56
http://lh4.ggpht.com/_UtNIMZ0N0Ao/TZEj2sNAIbI/AAAAAAAAABs/qv6OYtb4FYw/00003.png?imgmax=800
http://lh6.ggpht.com/_UtNIMZ0N0Ao/TZEm-Pccx9I/AAAAAAAAACI/EGFpvwHPT1w/00006.png?imgmax=800

Dabardibar
02.04.2011, 11:58
http://lh6.ggpht.com/_UtNIMZ0N0Ao/TZIvGAgj7_I/AAAAAAAAADE/G9ZEHMaritE/00015.png?imgmax=800
http://lh6.ggpht.com/_UtNIMZ0N0Ao/TZI9UooRneI/AAAAAAAAAEE/zkaZBEeFZjs/00027.png?imgmax=800

Dabardibar
02.04.2011, 12:00
http://lh4.ggpht.com/_UtNIMZ0N0Ao/TZJNd7H-5QI/AAAAAAAAAF8/1J_6cnR2ftk/00051.png?imgmax=800
http://lh3.ggpht.com/_UtNIMZ0N0Ao/TZJPI3bRhNI/AAAAAAAAAGE/_3GR_QpvKYM/00052.png?imgmax=800

Dabardibar
02.04.2011, 12:03
http://lh6.ggpht.com/_UtNIMZ0N0Ao/TZOOeAUejJI/AAAAAAAAAGs/0EQanujWSuA/00059.png?imgmax=800
http://lh3.ggpht.com/_UtNIMZ0N0Ao/TZORvzqwgkI/AAAAAAAAAHA/c66PJnNKoLU/00063.png?imgmax=800

Dabardibar
02.04.2011, 12:05
http://lh3.ggpht.com/_UtNIMZ0N0Ao/TZOYtWeO8eI/AAAAAAAAAH0/a8bDV3mjoEE/00073.png?imgmax=800

Dabardibar
02.04.2011, 12:06
http://lh6.ggpht.com/_UtNIMZ0N0Ao/TZOcHnJ8tvI/AAAAAAAAAIQ/Ai6lZmxa1Tc/00079.png?imgmax=800

Dabardibar
02.04.2011, 12:08
http://lh5.ggpht.com/_UtNIMZ0N0Ao/TZTGAQRHoUI/AAAAAAAAAOg/JOdt7njKkbs/00082.png?imgmax=800
http://lh3.ggpht.com/_UtNIMZ0N0Ao/TZTGVYOlGiI/AAAAAAAAAOk/TCM4zM8kGY4/00083.png?imgmax=800

Dabardibar
02.04.2011, 12:09
http://lh6.ggpht.com/_UtNIMZ0N0Ao/TZTOS0lOjaI/AAAAAAAAAPU/qjfcLL9Xq7Q/00093.png?imgmax=800
http://lh3.ggpht.com/_UtNIMZ0N0Ao/TZTP3omU1mI/AAAAAAAAAPk/ZFKU_8IoEGU/00096.png?imgmax=800

Беноевец
02.04.2011, 13:18
http://s48.radikal.ru/i122/1104/e3/1e96ffa127a5.jpg
Уже удалили сволочи,как под эту русьню стелятся некоторые,до того противно.

Dabardibar
02.04.2011, 13:50
а как же. так то там скорее всего ничего с непристойным содержанием нету.

Baskurt
03.04.2011, 02:15
Нужна информация по этой фотке: населенный пункт, приблизительная дата.

http://lh6.ggpht.com/_UtNIMZ0N0Ao/TZOcHnJ8tvI/AAAAAAAAAIQ/Ai6lZmxa1Tc/00079.png?imgmax=800

Daymohk
03.04.2011, 13:33
"Гуманная" армия РФ

http://www.youtube.com/watch?v=nOhFPpYLIZA

Куршло
05.04.2011, 01:40
http://s47.radikal.ru/i117/1008/90/05c9bbe7169d.jpg

http://s001.radikal.ru/i195/1008/8e/9556d7fd0386.jpg

Это Грозный?

Baskurt
05.04.2011, 01:44
Это Грозный?
Да...............

mamonth
07.04.2011, 10:33
взрыв нефтепродуктов, несколько десятков тонн.

mamonth
07.04.2011, 10:36
"Гуманная" армия РФ

http://www.youtube.com/watch?v=nOhFPpYLIZA
армия как армия вроде, о чём вы?

фан фаныч
07.04.2011, 15:09
взрыв нефтепродуктов, несколько десятков тонн.

что то не похоже что это взрыв на нефтехранилище.
кто по виду может определить район взрыва?

Zelamh
07.04.2011, 15:14
что то не похоже что это взрыв на нефтехранилище.
кто по виду может определить район взрыва?

Старо-промысловский район. Не взрыв а горящие нефте - объекты.

фан фаныч
07.04.2011, 15:24
Старо-промысловский район. Не взрыв а горящие нефте - объекты.

красиво горят однако)

Daymohk
09.04.2011, 17:41
http://www.youtube.com/watch?v=_ec-YjYQqTM

Usam
16.04.2011, 06:34
я недавно критиковал правозащитников за их странную позицию, а тут смотрю глазки открылись у мемориала))
первый раз вижу подобное заявление. если кто-нибудь знает такое дерзкое заявление, обвиняющее путина в зверствах в чечни, то поделитесь пожалуйста?

Большая часть материалов, повешенных в этой теме, процентов этак на 80 - это материалы "Мемориала". И все осуждающие резолюции Совета ООН по правам человека, ПАСЕ, в том числе и резолюция 2003 г. о необходимости учреждения трибунала по Чечне - это заслуга не наших "дипломатов", а ребят из "Мемориала". Кто-то кричит, а кто-то тупо из года в год делает черную работу.

pamto
25.04.2011, 22:14
Большая часть материалов, повешенных в этой теме, процентов этак на 80 - это материалы "Мемориала". И все осуждающие резолюции Совета ООН по правам человека, ПАСЕ, в том числе и резолюция 2003 г. о необходимости учреждения трибунала по Чечне - это заслуга не наших "дипломатов", а ребят из "Мемориала". Кто-то кричит, а кто-то тупо из года в год делает черную работу.
Ну впрямь, чтобы мы делали, если не вы...
Усам, с "тупостью" ты конечно переборщил. Я говорил немного о другом, а именно:

А вот эта тема по сложнее и важнее...
Известный российский правозащитник задает себе такой не простой вопрос "есть ли смысл говорить о Чечне?". Я по сей день задаюсь вопросом какую роль играли правозащитники на нашей войне и насколько они были полезны для нас. Нас - имеется ввиду простых мирных жителей, кто так или иначе пострадал в этой войне. Разумеется я не буду отрицать пользу тех отдельных правозащитников, которые рискуя своими жизнями защищали слабую сторону, то есть нас. Но если рассуждать о деятельности их в целом, то видно, что во-первых, все стрелки ответственности переведены на кадыровский режим, как будто бы кадыровская чечня не детище кремлевской политики. Во-вторых, нет даже намека на уничтоженный несколько сот тыс. людей, оккупированная страна и.т.д. Все это мы не слышим от них. Зато есть целые пресс-релизы о нарушении кадыровым конституция РФ со своими дресс-кодами и прочей исламизацией. Посмотрите как председатель мемориала судится с кадыровым, а где искы против генералов, путина?.. Разве с ними судились эти орловы? У Орлова такая сильная поддержка, что можно подумать его визави какой-то новоявленный сталин. И теперь можно ответить черкесову на его заумный вопрос. Нет смысла, вы свое дело сделали, нет смысла говорить о Чечне, ваша миссия закончилась, русские победили на этой войне, победителей не судят...
И вообще, когда наблюдаешь за всеми этими правозащитными организациями, в том числе и в мире, то видно, что их больше печет положение животных, ограничение свобод безнравственных людей и поступков и.т.д и между строками лишь видится мизерная критика геноциду творящему Россией, США, Китаем и другими державами.
Хотелось добавить еще пару слов, в связи с обвинением "тупой, черной работы". Конечно, опять таки не без исключения, но многие правозащитники работали именно для своего имиджа и заработки денег на этом поприще. Мемориал и подобные правозащитные организации жили на западных грантах, делали себе имя на "расследованиях" чеченской трагедии. Разумеется в силу тотального геноцида против чеченского народа, материалы бывали против российских военных, но при всяком случае, без критики не оставалось и руководство Ичкерии. Есть не мало случаев, когда жертвы российского террора доверив правозащитникам, через некоторые время исчезали без следа. Это к примеру говоря... А теперь что происходит? Россия смирила Чечню сравняв ее с землей и уничтожив треть населения, а треть вынуждена скитаться по миру. Теперь правозащитники задаются вопросом, "есть ли смысл говорить о Чечне"? Миссия сворачивается, предлог - убийство Эстемировы, но никто не смотрит на то, что гранты уменьшились и не чего там "ловить". Поэтому и закрывают свою лавку. Сегодня вся критика "правдолюбов" из мемориала обрушена на режим Кадырова. Но умалчивается преступления его хозяев, против которых ничто никогда и не говорилось, всегда обвиняли каких-то лохов среди военных, но не ответственных политиков. Тем более, сейчас критикуется в большинстве самые положительные процессы республики - исламизация общества. Впрочем, всемирно известные правозащитные организации больше всего занимаются исламом (вернее ведут против него тайную войну), а не против военщины США, Европы и России, которые каждый год тысячами убивают людей своими "томогавками" свободы.

pamto
25.04.2011, 22:16
откровения знаменитого подонка:


http://www.youtube.com/watch?v=7Ux9Rnb-Po0

http://www.youtube.com/watch?v=ZfpMrYyLbps&feature=related

Mus
25.04.2011, 22:49
pamto, а что он делал там в чечении? и почему он знаменитый подонок?)) чем он отличился?

pamto
25.04.2011, 23:20
pamto, а что он делал там в чечении? и почему он знаменитый подонок?)) чем он отличился?

он же рассказывает там, что делал. ну, воевал типа, выезжал с спецназовцами на спец-операции, сторожил в блиндажах и.т.п. ни сколько не удивляюсь этому, ибо они, как описывал толстой: "...непризнание этих русских людьми и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их как желание истребления крыс, ядовитых пауков было таким же естественным чувством как чувство самосохранения".

а подонок он знаменитый, поэтому и сказал, что он знаменитый подонок.

Mus
25.04.2011, 23:35
он же рассказывает там, что делал. ну, воевал типа, выезжал с спецназовцами на спец-операции, сторожил в блиндажах и.т.п. ни сколько не удивляюсь этому, ибо они, как описывал толстой: "...непризнание этих русских людьми и такое отвращение, гадливость и недоумение перед нелепой жестокостью этих существ, что желание истребления их как желание истребления крыс, ядовитых пауков было таким же естественным чувством как чувство самосохранения".

а подонок он знаменитый, поэтому и сказал, что он знаменитый подонок.

мда уж..я не до конца досмотрел, подумал, что он там типа воен журналиста был.
вроде же, о чеченцах высоко отзывался всегда

Anzor
07.05.2011, 04:10
Ну впрямь, чтобы мы делали, если не вы...
Усам, с "тупостью" ты конечно переборщил. Я говорил немного о другом, а именно:

Хотелось добавить еще пару слов, в связи с обвинением "тупой, черной работы". Конечно, опять таки не без исключения, но многие правозащитники работали именно для своего имиджа и заработки денег на этом поприще. Мемориал и подобные правозащитные организации жили на западных грантах, делали себе имя на "расследованиях" чеченской трагедии. Разумеется в силу тотального геноцида против чеченского народа, материалы бывали против российских военных, но при всяком случае, без критики не оставалось и руководство Ичкерии. Есть не мало случаев, когда жертвы российского террора доверив правозащитникам, через некоторые время исчезали без следа. Это к примеру говоря... А теперь что происходит? Россия смирила Чечню сравняв ее с землей и уничтожив треть населения, а треть вынуждена скитаться по миру. Теперь правозащитники задаются вопросом, "есть ли смысл говорить о Чечне"? Миссия сворачивается, предлог - убийство Эстемировы, но никто не смотрит на то, что гранты уменьшились и не чего там "ловить". Поэтому и закрывают свою лавку. Сегодня вся критика "правдолюбов" из мемориала обрушена на режим Кадырова. Но умалчивается преступления его хозяев, против которых ничто никогда и не говорилось, всегда обвиняли каких-то лохов среди военных, но не ответственных политиков. Тем более, сейчас критикуется в большинстве самые положительные процессы республики - исламизация общества. Впрочем, всемирно известные правозащитные организации больше всего занимаются исламом (вернее ведут против него тайную войну), а не против военщины США, Европы и России, которые каждый год тысячами убивают людей своими "томогавками" свободы.



"а кто-то тупо из года в год делает черную работу."

Пройдет некоторое время и эти собранные разными организациями факты будут утеряны или не доступны нам, чеченцам. Много фактов исчезло из СМИ, например. На наших сайтах вообще не публикуются эти факты, будь это Чеченпресс, а про КЦ я вообще не говорю. Чеченцы должны собрать эти факты и хранить их у себя. Например, мало что сказано про удар кассетными бомбами по городу Шали в 1995 году. А ведь были даже видеосъемки. Много журналистов прошлось по нашей земле и у них на руках бесценный материал. И что... и они сейчас продают это. Далмукълах, у меня такое намерение, собрать все то, что можно собрать... хотя этим занимаюсь 11 лет, сохранить это и передать нашему государству. Передать чеченскому государству. Нельзя такую работу называть черной или тупой.

Нахаленок
07.05.2011, 12:43
откровения знаменитого подонка:


http://www.youtube.com/watch?v=7Ux9Rnb-Po0

http://www.youtube.com/watch?v=ZfpMrYyLbps&feature=related
Для сказочника звезду Героя в студию, срочно!

фан фаныч
23.05.2011, 13:49
http://web.archive.org/web/20090604154505im_/http://img74.imageshack.us/img74/3407/006kp6.jpg

http://web.archive.org/web/20090604154506im_/http://img158.imageshack.us/img158/7691/007ya7.jpg

http://web.archive.org/web/20090604154505im_/http://img158.imageshack.us/img158/6192/049iy7.jpg

http://web.archive.org/web/20090604154504im_/http://img236.imageshack.us/img236/6601/050xi7.jpg

http://web.archive.org/web/20090604154505im_/http://img240.imageshack.us/img240/9752/051bu8.jpg

http://web.archive.org/web/20090604154347im_/http://img62.imageshack.us/img62/861/031ee3.jpg

http://web.archive.org/web/20090604154349im_/http://img62.imageshack.us/img62/74/035zk8.jpg

фан фаныч
23.05.2011, 14:03
http://web.archive.org/web/20090604154222im_/http://rr.foto.radikal.ru/0708/0e/9e7bf47ad3f6.jpg

http://web.archive.org/web/20090604154456im_/http://rr.foto.radikal.ru/0708/0b/8857c1bd36d8.jpg

http://web.archive.org/web/20090604154518im_/http://rb.foto.radikal.ru/0708/27/879e43e7c14c.jpg

http://liveweb.archive.org/http://rb.foto.radikal.ru/0708/0d/c36961a85459.jpg

http://web.archive.org/web/20090604154506im_/http://rd.foto.radikal.ru/0708/d1/8d51a2db6870.jpg

Ollom
02.06.2011, 01:00
фотожурналист Наталия Медведева о Чечении.

в США американский фотограф Мельников, Sergey Melnikoff /*/ организовал выставку посвящённую РФ, и экспозиция Наталии Медведевой заняла большую часть.
http://exhibition.ipvnews.org/page_01.php

об Наталии Медведевой мы к сожалению мало чего нашли /или возможно мало искали/, но её фотографии часто попадают в прессу и интернет , резко отличаясь своим талантом, хотя можно подчеркнуть предвзятость Наталии Медведевой если посмотреть на начало чеченской гражданской войны 1995-96г, когда она свои фото подписывала "герои,за свободу чечен.народа, сопротивление.." , которые сегодня приобрели одиозное значение по отношению проблемы Чечении и Кавказа в целом... сегодня она предпочитает называть свои фотографии по другому..


/*/independent consultant for Pentagon in the commissions on the search of American Prisoners of War Missing in Action (POW/MIAs)..,
Today Sergey Melnikoff is a human rights activist, general editor and the owner of the famous internet-project "GULAG: with a Camera Round the Camps"
http://gulag.ipvnews.org/index.php
интересна кино-рубрика Публичные казни в СССР
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/30/299/30299865_checheniya_1996_nad_med_lyubov_materi.jpg
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/30/300/30300656_nat_medvedeva_sadikurt_2000.jpg
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/30/300/30300777_2000_foto_natalii_medvedevoy_checheniya_2000.jpg
http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/0/30/302/30302219_checheniya_1995_gospital.jpg
http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/0/30/302/30302558_checheniya_1996.jpg
http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/0/30/302/30302670_checheniya_1997_nat_med.jpg
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/30/302/30302712_checheniya_1997_nat_med_2.jpg
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/0/30/302/30302813_checheniya_1998_nat_medvedeva.jpg

Rubina
02.06.2011, 07:47
http://95959.livejournal.com/297730.html#cutid1

Я не знаю, правда все это или нет.Но если правда, то я никак не пойму, как после всего этого эти нелюди могут жить дальше.

Мохьаммад
02.06.2011, 16:37
http://95959.livejournal.com/297730.html#cutid1

Я не знаю, правда все это или нет.Но если правда, то я никак не пойму, как после всего этого эти нелюди могут жить дальше.

Это всё правда и правда то, что когда страдают соотечетсвенники этого зверья не которые Чеченцы наченают возмушатся.